Привет, Гость!
Меню
· Главная
· Старый форум
· Магазин
· Форум магазина

Тексты
· Архив статей
· Эпизоды
· Обзоры
· Фанфики
· Пресса
· Транскрипты
· Энциклопедия

Медиа
· Галерея
· Русские субтитры
· Видео
· Музыка
· Прочее

Общение
· Форумы
· Чат
· Личные сообщения
· Связаться
  с администрацией

Прочее
· Поиск по сайту
· Список посетителей
 
Наш сайт в сети

 Supernatural.ru В Контакте 
 
Supernatural.ru в Diary

Supernatural.ru в Live Journal 
   
Supernatural.ru на Facebook
   
 Supernatural.ru на Twitter

 
Уголок юзера
Добро пожаловать, Гость
Логин
Пароль
Секретный код: Секретный код
Повторить код

(Регистр)
Зарегистрировались:
Последний: MarcCowle
Сегодня: 0
Вчера: 0
Всего: 94780

Посетителей онлайн:
Гостей: 2
Членов: 0
Всего: 2
 
Счётчики

Хотите разместить нашу кнопочку на своём сайте или в блоге? Пожалуйста!
Самый полный русскоязычный сайт о сериале Supernatural






Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

 
Российское ТВ

"Сверхъестественное"
в России




4 СЕЗОН

ПОНЕДЕЛЬНИКА ПО ЧЕТВЕРГ
В 1.45

Трейлер | Форум





AXN Sci-Fi

6 СЕЗОН

ПО БУДНЯМ В 22.15





 
Команда сайта

Администрация

SilenceMarta

Форум, Diary.ru
 Лучница, Nadin7
Jozefa, DestinyV,
SerJo, Dashita
Koryuu

Эпизоды, Субтитры
chandler, oncilla

В Контакте, Twitter,
LJ, Facebook
Marta, Nadin7

Переводчики
haven, Nadin7,
Лучница  chandler

Оформление

Nadin7

 

1 сезон

1.09 Let Go - Отпусти, Часть 1

Название: Let Go (Отпусти)

Автор: irismay42

Перевод: Amarillis
Бета: Marta
Источник: www.supernaturalville.com
Жанр: Основной сюжет – Альтернативный сценарий: Виртуальные Сезоны, Эпизод 1.09
Рейтинг: R
Дисклеймер: Персонажи сериала «Сверхъестественное» принадлежат Крипке, остальное – автору фика.



Часть первая


Клифтон, штат Коннектикут


- Ненавижу
тебя! – Эшли Ньютон запустила рамку с фотографией в голову своей младшей сестры с такой злобой, что, когда Кэйтлин увернулась, стеклянная рамка пролетела сквозь распахнутую дверь прямо в ее спальню, врезалась в дальнюю стену и разлетелась на осколки, градом посыпавшиеся на кровать.

 - Посмотри, что ты наделала! – всхлипнула Кэйтлин. – Маам!..

 - Ее нет дома, ты забыла? – яростно прошипела Эшли, в ее светло-голубых глазах сейчас огнем кипела ненависть, злоба, все, что подростки изливают порой на надоедливых младших сестер и братьев. – Ее никогда нет! Она никогда не бывает дома! И я устала от этого! Я устала заботиться о тебе!

Кэйтлин, нахмурившись, отступила на пару шагов, поглядывая на стекло, усеявшее кровать.

 – Мне тринадцать, - тихо возразила она. – Я могу сама о себе позаботиться.

Эшли уставилась на ее, затем откинула длинную светлую прядь за плечо.

 – Ну да, если такая умная, пойди и скажи это маме! Позаботься о своей младшей сестренке, пока я на работе, Эшли! – она со злостью в голосе переиначила интонации своей матери. – Да ты знаешь, сколько лет мне приходится это выслушивать? Так вот, мне это уже осточертело! И я пойду сегодня на эту вечеринку, плевать, что скажет мама!

 - У тебя будут неприятности.

Глаза Эшли сузились.

 – Если ты ей расскажешь, малявка, - это было предупреждением, Кэйтлин прекрасно это поняла. Эшли вздохнула, мечтательно прикрывая глаза, прежде чем добавить. - Знаешь, кто будет на этой вечеринке?

 - Джастин Росс? – рискнула предположить Кэйтлин. Так или иначе, это было единственное имя, которое она слышала от сестры уже две недели напролет. А Джастин сказал это мне на уроке английского… А у него самая крутая тачка в классе… А Джастин говорит, что хочет сделать татуировку… может, мне тоже стоит сделать… Кэйтлин сердито тряхнула волосами.

Эшли кивнула, не уловив издевки в голосе сестры.

 – Именно он, - подтвердила она, уперев руки в боки и недовольно надув губы. – И я собираюсь там быть. Одна проблема – у меня есть придурочная младшая сестрица, которая таскается за мной по пятам и всегда все портит, – она стиснула зубы и процедила: - Если Джастин не назначит мне сегодня свидание, это все будет только твоя вина!

Эшли развернулась на каблуках в своей излюбленной манере героини сериала и уже направилась к лестнице, как вдруг остановилась и обернулась к сестре.

 – Знаешь, что? – спросила она, прищурившись.

 - Что? – Кэйтлин вдруг испугалась того, что услышит в ответ.

Ярко накрашенные губы Эшли сжались в тонкую линию.

 – Лучше бы тебя вообще на свете не было. Моя жизнь разбита, и все из-за тебя, из-за того, что приходится вечно присматривать за тобой!

Кэйтлин проводила долгим взглядом умчавшуюся вниз по лестнице сестру и вздрогнула от звука с треском захлопнувшейся двери. Она втайне желала увидеть в глазах Эшли подтверждение тому, что на самом деле она хотела сказать совсем другое.

Но она сказала именно это. И это было правдой. Каждое слово. Кэйтлин просто знала это.

Едва сдерживая жгучие слезы, она тихо прикрыла дверь своей спальни и повернулась, глядя на осколки, рассыпавшиеся по кровати.

Она протянула руку, осторожно вытащила из-под битого стекла фотографию и посмотрела на нее сквозь застилавшие глаза слезы.

На снимке она и Эшли; в тот день мама повела их в Диснейленд.

Эшли тогда было двенадцать, Кэйтлин – восемь. Эшли обнимала младшую сестричку за плечи, и они обе улыбались во весь рот.

В ту минуту Кэйтлин просто боготворила свою старшую сестру.

У нее в руках был воздушный шарик, размером почти с саму Кэйтлин, но когда мама вручила ей рожок мороженого, ниточка выскользнула из неуклюжих ладошек, не справившихся с двумя предметами одновременно.

  - Не отпускай! – запоздало крикнула ей мама, но шарик уже начало сносить ветром в сторону.

Но тогда за ним побежала Эшли, до самого киоска с мороженым, и даже дальше, пока наконец не подпрыгнула и не ухватила шарик за нитку, которую затем гордо вложила в непослушные пальцы всхлипывающей младшей сестренки.

Потому что это то, что делают старшие сестры.

Мама сфотографировала их, как только Эшли вытерла слезы со щек Кэйтлин, и с тех пор девочка бережно хранила этот снимок: каждый раз, когда на душе скребли кошки, она смотрела на него и мысленно переносилась в то счастливое время, которого уже не вернуть.

Может, она и не была первой красавицей; не пользовалась особой популярностью; может, у нее и не было толпы друзей и крутого папы, который ездил бы с ней на природу.

Но у нее была Эшли. У нее всегда будет Эшли.

 - Она ненавидит тебя, и ты это знаешь, - тихий голос раздался у нее за спиной.

Кэйтлин провела кончиками пальцев по фотографии, оставив это замечание без ответа.

 - Она всегда ненавидела тебя. Ты ведь такая обуза. Ты разбиваешь ей жизнь.

Кэйтлин взглянула затуманившимися от слез глазами на девочку, стоявшую у двери. Она была неестественно бледна, светлые волосы спутанной массой свисали до пояса, длинное черное платье, длиной почти до самых пят, не шелохнулось, когда девочка плавно придвинулась к кровати.

 - Ты что, была здесь все это время? – тихо спросила Кэйтлин.

Девочка кивнула, ее жесткие угольно-черные глаза бегло осмотрели комнату.

 – Она хочет, чтобы ты умерла, - сказала она; голос был такой же холодный и мертвый, как и чернота ее глаз. – Ты разбиваешь ей жизнь.

Кэйтлин кивнула, слезы текли по ее щекам и капали на стиснутую в дрожащих руках фотографию.

Краем глаза она уловила, как что-то блеснуло.

 - Она хочет, чтобы ты умерла, - повторила девочка, длинными тонкими пальцами поднимая с кровати осколок разбитого стекла. – Ты ведь такая обуза.

Она протянула осколок Кэйтлин, впившись в ее заплаканные глаза своим черным взглядом.

Кэйтлин смотрела на стекло в мертвенно-бледной руке, беззвучно всхлипывая, но глубоко в душе зная, что должна сделать.

 - Облегчи ее ношу, Кэйтлин, - сказала девочка в черном. – Покажи своей сестре, как сильно ты ее любишь. Отпусти ее…

Кэйтлин кивнула.

 – Я сделаю это, - прошептала она, роняя с губ соленые капли слез. – Я всегда буду любить ее.

 - Облегчи ее ношу. Отпусти.

Кэйтлин протянула руку и взяла осколок.

***

 - Эш? Кэти? Я пришла!

Джина Ньютон сунула ключи в цветочный горшок, стоявший у входной двери. Эту уродливую керамическую штуковину коричневого цвета Винс подарил ей от имени девочек на прошлый День Матери, незадолго до аварии.

 - Кэти? Ты где?

Она сбросила куртку, рассеянно оправляя на себе голубой халат медсестры.

 - Эшли?

Она устало поднялась по лестнице, утомленное тело ныло в ожидании ванны.

 - Кэти?

Дверь в спальню Кэйтлин была закрыта, что, в общем-то, ее не удивило: за последний год Кэти отдалилась от нее, замкнулась в себе. Джина относила это на счет переходного возраста. Со временем пройдет. Эшли тоже была не подарком в этом возрасте. Ну, пожалуй, и сейчас тоже.

 - Кэйтлин?

 Она толкнула дверь, входя, и ее взгляд тут же выделил осколок стекла, казавшийся таким неуместным на пушистом розовом коврике.

 – Солнышко, ты что-то разбила?

Нахмурившись, она отвела взгляд от осколка. Что-то темное оставило пятна на нежно-розовом лоскутном одеяле. Что-то, стекавшее по кружевной оборке и капавшее на ковер.

Ее взгляд поднялся от пятна к кровати.

Где лежала ее младшая дочь, залитое мертвенной бледностью лицо невидяще смотрело в потолок, посиневшие губы мокрые от слез. Она прижимала к груди фотографию с изображением себя и Эшли. Кровь, а вместе с ней и жизнь, вытекала из глубоких разрезов на запястьях, словно дешевое красное вино.

Джина не издала ни звука, оседая на пол; имя ее маленькой дочки застряло в горле, когда мир разлетелся на осколки, будто стеклянная рамка для фотографии.

Маленькая девочка в черном платье появилась из-за двери и улыбнулась, глядя на свою работу, прежде чем отправиться в следующий дом.

***

 - Папа, ребенок плачет!

Папа не слушал. Папа сжимал в руках фотографию, не сводя глаз с окна. В последнее время это стало для него обычным занятием.

 - Папа? Папа, ребенок плачет!

Но папа тоже плакал.

 - Ребенок плачет.

Дин Винчестер искоса глянул на своего младшего брата: голова откинута на спинку сиденья, глаза плотно закрыты, длинные неуклюжие ноги подергиваются.

Дин не в первый раз слышал, как Сэм говорит во сне. Черт, да Сэм всегда говорил во сне. Особенно когда ему снились кошмары, заползая в его сознание и взрываясь адской болью, когда он меньше всего ожидал этого.

Но обычно он звал Джессику. Или маму. Иногда папу, хотя в последнее время это стало редкостью. Примерно в половине случаев он звал самого Дина, прямо как в то время, когда они были детьми.

Но это было что-то новенькое.

 - Папа, ребенок плачет, - повторил Сэм, высоким и почти испуганным голосом, глаза метались под плотно закрытыми веками.

Что-то шевельнулось в глубинах памяти Дина, что-то болезненное и почти знакомое, а внутри все сжалось, и он не мог понять, почему.

 - Сэм? – дотянувшись до брата, он осторожно подергал его за куртку.

 - Ребенок плачет, - повторил Сэм, упорно не желая просыпаться.
 - Прекрати повторять это… Сэм, прошу тебя…
 - Сэм! – Дин выкрикнул имя брата немного громче, чем собирался, и тот резко сел, выпрямившись на сиденье, глаза дикие и мутные.

Он неуверенно огляделся вокруг, точь-в-точь олененок, застигнутый врасплох фарами грузовика; собирая по кусочкам действительность, пока картина не прояснилась.

Дорога. Машина. Дин.

Все так, как и должно быть.

Сэм сделал глубокий вдох и выдох, проводя усталой рукой по вспотевшему лбу.

Дин смерил его коротким взглядом “ты в порядке?”, перед тем как снова надеть на себя привычную маску человека, которого дорога волнует гораздо больше, чем странные ночные кошмары брата.

 - Кошмар? – спросил он, стараясь, чтобы в голосе не сквозило слишком много беспокойства. Как только Сэм прознает, какую тревогу вызывают у старшего брата его кошмары, тревога эта возрастет в десятки раз.

А Дин не мог этого допустить.

Сэм покачал головой, наморщив лоб в раздумьях.

 – Я так не думаю, - тихо сказал он.

Дин бросил на него еще один косой взгляд.

 – По крайней мере, со стороны это выглядело именно так, - заметил он. – Ты опять трепыхался, как слетевшая с катушек ветряная мельница...

Сэм изобразил на лице недовольную улыбку.

 – Ничего подобного во сне я не делаю, - возразил он, улыбаясь уже глазами и чувствуя, как боль понемногу отпускает.

 - О, поверь мне, - настаивал Дин, пытаясь сохранить серьезное лицо. – Ну просто жираф на роликах.

 - Старик, ты только что выдал метафору сочетания несочетаемого, - заметил Сэм, поворачиваясь к окну и разглядывая проплывающий мимо плакат «Вкуснейшие яблочные пироги в Коннектикуте». За ним последовал еще один, более лаконичный: «Проголодались?», а третий указывал оголодавшему путнику дорогу к Кухне Матушки Бейкер, следующий поворот направо.

Сэм проигнорировал урчание в животе, не первый раз задумываясь над тем, как Дину удается выживать на диете из одних М&Мs и кофе.

 - О, прошу прощения, мистер Шекспир, - пробормотал Дин, в кои-то веки расположенный немного поболтать. – Но я тебе говорю, еще раз увижу, как ты размахиваешь ногами в салоне, и в следующий раз будешь спать связанным.

Сэм поднял бровь, недавний кошмар уже почти выветрился из его памяти.

– Ты извращенец, я всегда это подозревал, - сказал он, усмехаясь.

Дин пожал плечами, он добился того, чего хотел: руки Сэма перестали дрожать, бледное лицо порозовело.

 - Да и было-то всего один раз, - запротестовал он, улыбка озорного школьника скользнула по его лицу. – К тому же она была одержима духом психованного серийного убийцы с мачете наперевес…

Сэм фыркнул от смеха, и настал черед Дина вздохнуть с облегчением.

Обычно такие разговоры были привилегией Сэма, но Дин решил, что, пожалуй, сейчас это было необходимо.

 – Ну так что… - сказал он; щелк! – и выражение лица снова серьезное как никогда. – Это был не кошмар?

Сэм покачал головой.

– Только слова, - загадочно произнес он, как будто это все проясняло.

Дин призвал все свое самообладание, чтобы удержать взгляд на дороге.

 – Так ты что, просто говорил во сне? – осторожно спросил он. – Как самый обычный человек?

 - Похоже на то, - Сэм выглядел слегка встревоженным. Искоса бросая на Дина неуверенный взгляд, он спросил. - Так что я говорил?

Пальцы Дина крепче сжали руль.

 – Ты разве не помнишь? – спросил он.

Сэм покачал головой.

Дин пожал плечами, стараясь, чтобы голос звучал буднично.

 – Что-то о ребенке, который плачет, - сказал он, не уточняя.

Сэм приподнял бровь.

 – Нда, - пробормотал он. – Весьма сверхъестественно.

 - Да, - кивнул Дин. – Кажется, Клифтон, штат Коннектикут, по всем параметрам подходит на роль Столицы Сверхъестественного.

Сэм пожал плечами, поднимая лежавшую рядом с ним стопку бумаги с заметками и задумчиво хмурясь.

 – По крайней мере, в этом месяце, - согласился он.

 Бинго! подумал Дин. Удачная смена темы…

 - Ну, - продолжил он уже вслух. - Так сколько людей в этом городке покончили с собой? – он знал ответ, но ему нужно было чем-то отвлечь Сэма.

 - Восемь, - Сэм тотчас же отозвался, внимательно вчитываясь в свои записи. – За два месяца.

Дин приподнял бровь.

– Пожалуй, для такого городка это чересчур много, - заметил он, нахмурившись, когда стоп-сигналы едущей впереди машины внезапно зажглись. – Что за…? – он притормозил вслед за «Тойотой Камри». Впереди виднелась линия медленно ползущих автомобилей.

 - Нда, - рассеянно пробормотал Сэм, вытягивая шею, чтобы разглядеть причину пробки.

На противоположной стороне дороги лежал покореженный грузовик, к водительской двери которого тяжело прислонился здоровенный парень в бейсболке и рубашке в красную клетку. Женщина-полицейский положила руку ему на плечо, когда он согнулся пополам, и его вырвало на асфальт.

Сэм нахмурился и в который раз подумал, что если бы у него было чутье на всякие неприятности, оно бы сейчас просто заливалось сиреной.

Дин ехал медленно, приноровившись к черепашьему движению других автомобилей, и вскоре поравнялся с грузовиком. Водитель, по всей видимости, растерял все свое самообладание - как, впрочем, и завтрак – и отчаянно пытался не смотреть на желтый брезент, укрывавший что-то под колесами грузовика.

Дин привык к виду крови, но тут даже он стиснул зубы, усиленно отводя взгляд от темных пятен, вытекавших из-под брезента, и от решетки радиатора, забрызганной чем-то поблескивающим, что он определил как мозги.

 - Я не понимаю! Не понимаю! – немолодая темнокожая женщина сидела боком на заднем сиденье полицейского фургона, стоявшего совсем рядом с грузовиком. Прислонившись к открытой двери, она в отчаянии рвала на себе волосы. Другая женщина, внешне очень похожая на эту, наклонилась к машине, пытаясь убрать руки своей подруги с ее густых кудряшек.

 - Лили… - начала молодая женщина, но несчастная зарыдала только громче.

 - Наш маленький братишка, Конни! – воскликнула она, хватая молодую женщину за руку и прижимая ее к своей щеке. – Наш маленький братишка! Почему? Почему?

Дин смущенно отвернулся, когда молодая женщина вдруг обернулась, беспомощно глядя в его сторону таким опустевшим взглядом, что у него вдруг перехватило дыхание.

 - Открыл пассажирскую дверь и просто вывалился наружу, прямо перед грузовиком, - один из полицейских объяснял ситуацию парню в замасленном синем комбинезоне, который только что выбрался из подъехавшего оранжевого эвакуатора. Механик бросил взгляд на темно-красный «Крайслер», стоявший посреди дороги поперек разделительной полосы; три двери распахнуты, как будто его покидали в спешке. Он грустно покачал головой, проводя рукой по двери у пассажирского сиденья.

 - Никаких повреждений, - сообщил он с таким вздохом, как будто он хотел увидеть обратное. – Проблема не в дверном механизме, это точно, – он выпрямился и снова вздохнул. – Марвин Хэйз. Черт возьми, я знал его, еще когда мы были детьми…

Тихий голос парня замер в отдалении, когда Дин и Сэм возвращались к машине, мимо двух подъехавших полицейских машин, перегородивших дорогу, и нескольких полицейских, отводящих глаза и приглушавших голос.

Дин украдкой глянул в боковое зеркало, видя, как женщины прижались друг к другу; младшая упала на колени, прижимая к лицу руки сестры.

Он проглотил ком в горле и пробормотал:

 - Жертва номер девять?

Сэм отвернулся от душераздирающей сцены, его взгляд скользнул по знаку на обочине дороги: «Добро пожаловать в Клифтон, штат Коннектикут!»

 - Может быть, - тихо сказал он.

***

Администратор Клифтонского мотеля оказалась вполне хорошенькой - на любителя, конечно, лениво подумал Дин, вместе с Сэмом подходя к конторке. Для него, пожалуй, высоковата – всего на пару дюймов ниже него самого – если только не забралась на какой-нибудь ящик, чтобы казаться выше. Светло-рыжие волосы девушки были заплетены в косички на деревенский манер, а большие голубые глаза за очками в розовой оправе казались просто огромными.

Она едва взглянула в сторону Дина и тут же переключилась на Сэма; глаза ее загорелись, как неоновая вывеска.

О вкусах не спорят, мысленно констатировал Дин, представив, как на ее месте могла бы быть очаровательная темноволосая красотка.

 - Привет, - сказала девушка, обращаясь больше к Сэму, чем Дину. Сияя улыбкой, она наклонилась над стойкой чуть дальше, чем полагалось. – Добро пожаловать в мотель «Клифтон».

Слабо улыбнувшись, Сэм вдруг резко повернулся и посмотрел в дальний угол, наморщив лоб. Какое-то время он стоял, уставившись на автомат по продаже конфет, стоявший у противоположной стены, затем потряс головой и снова обернулся к девушке-администратору.

 – Привет… - он бегло глянул на бейджик с именем. - …Синди, - закончил он, делая упор на последнем слове.

 - И тебе привет, - девушка все еще улыбалась Сэму с таким глупым видом, что Дин непременно бы съязвил по этому поводу, не будь он так занят раздумьями, на что же это Сэм только что пялился.

 - Нам бы комнату, - выдавил Сэм, стараясь, чтобы это не прозвучало чересчур холодно и высокомерно. В конце концов, ответ на загадку придется выспрашивать именно у местных жителей.

 - Гм.. – Синди запнулась. – Две раздельные кровати? – неуверенно спросила она, поглядев на Дина, который широко заулыбался ей, вместо того чтобы закатить глаза в ответ на оскорбительные намеки.

Сэм пнул его в бок и выразительно глянул, веди себя прилично, прежде чем кивнуть.

- Да, пожалуйста.

Девушка испытала заметное облегчение и улыбнулась еще шире, заполняя необходимые бумаги.

Настал черед Дина пихнуть Сэма в бок, качнуть головой в сторону Синди и беззвучно подтолкнуть: «Ну же, давай!»

Сэм секунду смотрел на него, затем со вздохом повернулся к Синди.

 – Так это… - начал он, стараясь изо всех сил – эта часть работы ему никогда не удавалась.

Девушка восторженно уставилась на него, протягивая для подписи листок бумаги и ручку.

 – Подпиши, пожалуйста, - сказала она с сияющим видом.

Сэм кивнул, секунду поколебался, вспоминая, что за фамилия указана на использованной им кредитке, затем нацарапал «Сэм Уильямс» внизу листа и продолжил.

 - Так что случилось там, на шоссе, когда мы проезжали мимо? Несчастный случай?

Широкая улыбка Синди немного угасла.

 – Только что сообщили в новостях, - сказала она, кивая в сторону видавшего виды старого радио на подоконнике. – Марвин Хэйз, - грустно подтвердила она, на секунду потупив взгляд. – Он вместе с сестрами держал магазин бытовой техники, – она покачала головой. – Такой славный парень…

Сэм искоса глянул на Дина.

– А ведь здесь еще было несколько, э-э... несчастных случаев, верно? – спросил он.

Синди внимательно посмотрела на него, снимая деньги с кредитки.

 - Да уж, - сказала она наконец. – Слишком много.

Когда она умолкла, Дин бросил Сэму очередной чего ты ждешь? взгляд. Сэм нахмурился.

– А у кого-нибудь есть версии насчет всего этого? – осторожно спросил он, снова обращаясь к Синди.

Девушка лишь посмотрела на него и покачала головой. Спустя секунду улыбка привычно скользнула по ее лицу, Синди пожала плечами и вернула ему кредитную карточку.

 – Но все же, - тихо сказала она, - жизнь ведь продолжается, правда?

Сэм выдал самую очаровательную улыбку, на которую был способен.

– Конечно, - согласился он, принимая у нее ключи от номера.

 - Номер четыре, - сказала она, указывая на дверь, ведущую наружу. – Направо, рядом с автоматом по продаже содовой.

Сэм улыбнулся еще раз.

– Спасибо, Синди, - сказал он, отходя от стойки с намерением побыстрее скрыться из виду.

 - Чувствуй себя как дома, Сэм, - отозвалась та, мечтательно глядя ему вслед.

Дину пришлось призвать все свое самообладание, чтобы не расхохотаться во весь голос, идя за Сэмом во внутренний двор.

 - Чувствуй себя как дома, Сэм, - безжалостно передразнил он девушку, поднимая глаза на брата и влюбленно хлопая ресницами.

 - Заткнись, - буркнул Сэм, смерив его яростным взглядом. Он сунул руки в карманы и сердито нахмурился в ответ на насмешливое фырканье. – И я уже говорил тебе, хватит науськивать меня на девушек, - добавил он раздраженно, приноравливаясь к шагу брата.

 - Ну с Сарой же тогда все вышло как надо, так ведь? – заметил Дин, ухмыляясь. Он вдруг остановился, да так резко, что идущий сзади Сэм чуть было не натолкнулся на него. Дин повернулся и положил руку на плечо своего младшего брата; выражение лица серьезное как никогда.

 – Старик, тебе не помешало бы слегка разнообразить свою личную жизнь…

Он заулыбался еще шире в ответ на раздраженный взгляд Сэма, сунул ключи в замочную скважину и повернул. Толчком распахнув дверь, он обвел комнату задумчивым взглядом.

Единственное, что его беспокоило – слишком близко сдвинутые кровати. Сэм имел привычку ворочаться в постели, размахивать во сне руками и ногами, а если добавить к этому его кошмары в стиле Пита Таунсенда1, то соседство братьев на расстоянии менее трех футов могло представлять серьезную угрозу здоровью Дина.

Во всем остальном комната была практически идентична миллиону других, в которых им приходилось останавливаться за эти годы, и Дин только пожал плечами, бросая свою сумку с вещами на ближайшую к двери кровать.

Сэм шумно вздохнул, захлопывая за собой дверь.

 – Нам, как всегда, повезло, - обреченно пробормотал он, прошел к дальней кровати и тяжело сел на нее, потирая виски.

Дин бросил в его сторону взгляд.

– О чем ты?

Сэм поднял глаза на него и мотнул головой в сторону соседней стены.

– Номер следующий за нашим, - сообщил он, как будто это все объясняло.

Дин нахмурился, склонив голову, пытаясь расслышать то, о чем говорил Сэм. Пару секунд он вслушивался в тишину, прерываемую только отдаленным гулом машин на шоссе неподалеку, и потом покачал головой.

- Я ничего не слышу, - сознался он в конце концов, на нахмуренном лице читалась та самая решимость позаботиться о младшем брате, которая так раздражала Сэма.

Настал черед младшего брата нахмуриться.

– Ты что, не слышишь этого? – недоверчиво спросил он.

Дин только взглянул на него.

 – Я не знаю, - осторожно сказал он. – А что ты слышишь, Сэмми?

Сэм поднял брови, как будто это само собой разумелось.

 – Ребенок плачет, - беспомощно сказал он, моргая, пытаясь сфокусировать взгляд на все мрачнеющем лице брата.

 - Как тогда в машине? – наконец спросил Дин.

Теперь уже Сэм растерялся.

 – Что?

Дин сохранял подчеркнуто безразличное выражение лица.

 – Когда ты говорил во сне, - осторожно напомнил он. – Ты сказал тогда что-то о плачущем ребенке, помнишь?

Сэм провел усталой рукой по лбу.

 – Господи, неужели этот ребенок никогда не заткнется? – пробормотал он, как будто не слыша Дина.

Дин в беспокойстве кусал губу, раздираемый двумя чувствами: тревогой за Младшего Братишку Сэмми и страхом за Странного Сэма-Телепата –или страхом перед ним?

 – Что ты тогда там увидел? – вдруг спросил он. Видя, как бровь младшего удивленно ползет вверх, он уточнил: - В зале администрации.

Сэм только взглянул на него, растерянное выражение намертво приклеилось к его лицу.

– Что? Я не…

 - Вот только не надо мне этого «Дин, я не понимаю, что ты имеешь в виду», Сэм, - резко оборвал его Дин. – Не желаю этого слушать, по крайней мере сейчас.

По выражению лица Дина Сэм понял, что старший брат не шутит.

– Я не знаю, было ли там что-то на самом деле, - сказал он, беспомощно пожав плечами. – Я просто… - он запнулся, рыдания плачущего ребенка мешали сконцентрироваться. – Я просто почувствовал чье-то присутствие рядом, вот и все.

 - Это все? – неопределенно поднял бровь Дин.

 - Да, - подтвердил Сэм, борясь с желанием закрыть уши руками. – Знаешь, я пожалуй, пойду. Кажется, я видел на той стороне улицы закусочную... – Сэму внезапно совсем расхотелось есть, но ему нужно было убраться к черту из этой комнаты, а это было единственной отговоркой, на которую Дин мог купиться.

Дин, впрочем, не выглядел особо убежденным, но припомнил, что они и впрямь давно ничего не ели.

– Хорошо, - медленно согласился он. – Может, хорошая порция холестерина и кофеина – как раз то, что тебе нужно.

Сэм слабо улыбнулся в знак благодарности, выходя вслед за братом из комнаты… и вдруг понял, что плач ребенка прекратился в ту же секунду, как он переступил порог.

 - Нда, - пробормотал он, оглядываясь на комнату, и снова поворачиваясь к Дину, который остановился и просто стоял, глядя на него. У него было выражение лица точь-в-точь такое же, как в детстве, когда Сэма обижали в школе.

Дело всегда кончалось слезами.

И они никогда не были слезами Дина.

 - Что? – осторожно спросил Дин, перекатываясь с носков на пятку и стараясь не выглядеть обеспокоенным.

 - Ребенок умолк, - коротко пояснил Сэм, закрывая дверь номера и мысленно пожимая плечами, и зашагал прочь по площадке для парковки. Старший Винчестер помедлил секунду, затем повернулся и присоединился к нему.

За их спинами прямо из-за автомата по продаже содовой бесшумно появилась мертвенно-бледная девочка. Ее тонкие пальцы теребили ленточки, украшавшие ее длинное черное платье, а на губах играла довольная кривоватая улыбка.


Пит Таунсенд (Pete Townsend) – солист группы The Who, актер и режиссер.

Продолжение читайте здесь


Дата публикации: 19/12/2007
Прочитано: 6475 раз
Дополнительно на данную тему:
Вечеринка Мертвеца - Dead Mans Party
Вечеринка Мертвеца - Dead Mans Party - Ч.2
Вечеринка Мертвеца - Dead Mans Party - Ч.3
Вечеринка Мертвеца - Dead Mans Party - Ч.4
1.09 Let Go - Отпусти, Часть 2
1.09 Let Go - Отпусти, Часть 3
1.09 Let Go - Отпусти, Часть 4
1.09 Let Go - Отпусти, Часть 5
1.01 Guardian - Хранитель
1.01 Guardian - Хранитель Часть 2

Назад | Начало | Наверх
Supernatural является собственностью The WB Television Network и The CW Television Network. Все текстовые, графические и мультимедиа материалы, размещённые на сайте, принадлежат их авторам и демонстрируются исключительно в ознакомительных целях. Оригинальные материалы являются собственностью сайта, любое их использование (или модификация) за пределами сайта только с письменного разрешения администрации.


Supernatural Russia © 2006-2013 Silence & Marta

:: fiblack phpbb2 style by Daz :: PHP-Nuke theme by www.hellhole.org ::

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
The Russian localization - project Rus-PhpNuke.com