Привет, Гость!
Меню
· Главная
· Старый форум
· Магазин
· Форум магазина

Тексты
· Архив статей
· Эпизоды
· Обзоры
· Фанфики
· Пресса
· Транскрипты
· Энциклопедия

Медиа
· Галерея
· Русские субтитры
· Видео
· Музыка
· Прочее

Общение
· Форумы
· Чат
· Личные сообщения
· Связаться
  с администрацией

Прочее
· Поиск по сайту
· Список посетителей
 
Наш сайт в сети

 Supernatural.ru В Контакте 
 
Supernatural.ru в Diary

Supernatural.ru в Live Journal 
   
Supernatural.ru на Facebook
   
 Supernatural.ru на Twitter

 
Уголок юзера
Добро пожаловать, Гость
Логин
Пароль
Секретный код: Секретный код
Повторить код

(Регистр)
Зарегистрировались:
Последний: MarcCowle
Сегодня: 0
Вчера: 0
Всего: 94780

Посетителей онлайн:
Гостей: 1
Членов: 0
Всего: 1
 
Счётчики

Хотите разместить нашу кнопочку на своём сайте или в блоге? Пожалуйста!
Самый полный русскоязычный сайт о сериале Supernatural






Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

 
Российское ТВ

"Сверхъестественное"
в России




4 СЕЗОН

ПОНЕДЕЛЬНИКА ПО ЧЕТВЕРГ
В 1.45

Трейлер | Форум





AXN Sci-Fi

6 СЕЗОН

ПО БУДНЯМ В 22.15





 
Команда сайта

Администрация

SilenceMarta

Форум, Diary.ru
 Лучница, Nadin7
Jozefa, DestinyV,
SerJo, Dashita
Koryuu

Эпизоды, Субтитры
chandler, oncilla

В Контакте, Twitter,
LJ, Facebook
Marta, Nadin7

Переводчики
haven, Nadin7,
Лучница  chandler

Оформление

Nadin7

 

2 сезон

2.11 Selling My Soul - Продавая Свою Душу Часть 1


  • Название:  Продавая Свою Душу (Selling My Soul)
  • Автор: Irismay42 & Kittsbud
  • Перевод: Green_Eyed
  • Бета: Marta
  • Источник: здесь
  • Жанр:  Основной сюжет, ангст - Альтернативный сценарий: Виртуальные Сезоны, Эпизод 2.11
  • Рейтинг: PG-13  (язык, местами)
  • Дисклеймер: Персонажи сериала «Сверхъестественное» принадлежат Крипке, остальное - автору фика. Мой только перевод.
  • Аннотация: В предыдущих эпизодах Сэм заключил сделку с желтоглазым демоном Гарисом, продав свою душу за спасение брата (см. Эпизоды 2.06 «Дьявольская Игра» и 2.07 «В Серых Тонах»). Приближается час расплаты - день рождения Сэма. На него обрушивается видение, содержащее подробности предстоящей гибели. Сэм скрывает это от Дина. Он смирился с неизбежной смертью и в  роковой момент хочет встретиться с Гарисом лицом к лицу. Тем временем Дин отчаянно ищет способ спасти брата. Чтобы отвлечь старшего Винчестера от этих попыток, Сэм находит новую работу по части «семейного бизнеса». Но дело принимает неожиданный оборот...

[В квадратных скобках указаны номера примечаний переводчика]



ЧАСТЬ 1

Ресторан «Дон Пепе»
Ньюарк, Нью-Джерси


Натянутый смех, звучащий за столиком, вызывал у Эрики Гудрун отвращение и желание поскорее убраться из компании, в которой она оказалась. Создавалось впечатление, что ее сотрапезники, трое мужчин в дорогих костюмах, старались во всем угодить друг другу, возможно, даже слишком старались. Вскоре она поняла, что это за публика. Таких типов всегда нанимали, чтобы обеспечить видимость светской непринужденности на встречах, где тайно планировалось всадить кому-то нож в спину.

И все же, именно поэтому Эрика была здесь. Ей хотелось, но не требовалось, чтобы они помогли ей провернуть одно дельце. По правде говоря, она рассчитывала на содействие кого-то покруче владельца сети ресторанов. Ее раздражала мысль, что единственным, кого она смогла заполучить сегодняшним вечером, оказался Джованни. Это был жирный итальяшка, который определенно слишком много жрал, еще больше пил, а по его сальным взглядам Эрике было совершенно ясно, что добропорядочным мужем он тоже не был.

Дружки Джованни почти ничем от него не отличались. С самого начала встречи они только и делали, что поглощали пасту, упивались вином и пялились на Эрику, словно та была включена в меню наравне с остальными блюдами.

Она ненавидела образ жизни богачей и их манеру смотреть на всех хорошеньких женщин исключительно как на свою собственность. Тем не менее, если бы ее умопомрачительные взгляды помогли ей заключить сделку и наконец-то добраться до Лучано Фериначчи, это того стоило бы.

Она демонстративно поправила свои длинные светлые волосы, бросая на Джованни игривые взгляды бездонных голубых глаз. Что ж, если ей придется иметь дело с этими жалкими «шестерками», чтобы добраться до Фериначчи, она пойдет на это.

- В чем дело, сладенькая моя? Тебя заводит музыка? – Джованни подался вперед, накрыв огромной лапищей руку Эрики. Поборов желание залепить ему пощечину, она мило улыбалась, а толстяк продолжал хвастаться своим итальянским происхождением. – Тебе нравится славный Верди, правда? Никто так не любит оперу, как мы – итальянцы. – Он подмигнул ей, а затем посмотрел на своих «мальчиков», будучи уверен, что те не посмели бы хоть в чем-то не одобрить его манеры.

Когда на весь ресторан зазвучала ария Радомеса из «Аиды», Эрика поморщилась. Она не имела ничего против классики, но у нее были свои музыкальные предпочтения.

– Вообще-то мне больше нравится Вагнер, – она убрала руку, и на ее лице промелькнула весьма фривольная усмешка. Теперь нужно было добить этого типа.

Голубые глаза блондинки сузились, она в упор посмотрела на Джованни.

– Я думала, что у нас есть дела поважнее, чем музыкальные паузы. С другой стороны я также не рассчитывала, что мне придется иметь дело со вторыми лицами. 

Улыбка пухленького итальянца так сильно поблекла, что Эрика поняла: она ударила по его самому больному месту – самолюбию. С некоторым раздражением Джованни указал на стол, на который официант уже начал приносить тарелки с заказанными яствами.

– Возможно, дорогая, после ужина ваше сердце растает, потому что вне зависимости от сути вашего дела, вы не сможете выйти на более высокий уровень в нашей организации, – он попробовал блюдо, поставленное перед ним, не уверенный, что ему все еще хочется есть. Клянусь, эта сука просто нарывается…

На столе появилось еще больше тарелок, которые были расставлены перед всеми участниками встречи, включая Эрику. Она взглянула на обилие еды и просто поразилась намерению мужчин съесть все это, учитывая, сколько они уже умяли. Что ж, если они потом перемрут от обжорства, значит, ряды мафии в Ньюарке поредеют.

– Я останусь и поужинаю с вами, - уступила она. – Но, тем не менее, мне нужны гарантии. Мне необходима встреча с участием Фериначчи, или сделке конец.

Она взяла вилку и изящно отправила в рот маленький кусочек своей порции, ненавидя великолепный вкус почти также сильно, как своих сотрапезников. Хотя, с другой стороны, все это окупится, если она, в конце концов, достанет Фериначчи. Как бы Джованни ни упирался, как бы ему ни противно было получать указания от женщины, в конечном счете, он согласится с ее условиями, все соглашались.

Посмеиваясь, Джованни уплетал свою порцию с такой скоростью, что быстрее могло получиться, только если бы он орудовал лопатой. Чем больше он веселился, тем сильнее его эскорт чувствовал, что им надо поддержать босса. В итоге вся троица решила, что настало время сообща высмеять эту красотку с льняными волосами.

– Детка, Лучано – фактически хозяин города, а ты решила, что можешь вертеть им, как тебе вздумается? - Головорез утер рот салфеткой, пытаясь показать, что он умеет вести себя за столом. – Тебе крышка, сестренка…

Эрика слегка улыбнулась Джованни, сверкнув идеальными жемчужными зубками. Ее чарующий голос стал еще более уверенным, когда она таким же насмешливым тоном ответила мафиози:

– О, поверьте, моя смерть вряд ли зависит от вашего желания…

Взяв с тарелки еще один крохотный кусочек, она не уточнила, что имела в виду, а лишь взглянула на мужчин с ослепительной улыбкой, в которой не было и намека на нерешительность.

Тут веселье на лице Джованни сменилось каким-то страдальческим выражением, его лоб покрылся множеством складок. Сначала Эрика предположила, что переусердствовала и сделка провалилась, но это было нечто другое – странное и страшное. Блондинка уже видела такое прежде, но не ожидала, что столкнется с этим сейчас. Только не здесь, не этим вечером.

У нее на глазах толстый итальянец стал задыхаться, в мучениях схватившись за свой рефлексивно дергающийся кадык. Его щеки побагровели, из искаженного рта потекла струйка белой пены.

Встревоженный официант бросился к столу, свалившаяся на него проблема заставила забыть про заказы остальных посетителей. Он попытался расстегнуть воротник Джованни и громко позвал на помощь, но похоже было, что у корчившегося перед ним итальянца началась агония. Гангстер издал последний хриплый звук, наполненный болью, и его сердце остановилось. Он откинулся на спинку кресла, его распухший язык вывалился изо рта, налитые кровью глаза выкатились из орбит.

Пока Эрика наблюдала за этой сценой, дружки Джованни стали корчиться в такой же предсмертной агонии. Она не пыталась им помочь – для этого не было времени. К тому же, они получили по заслугам, испытав ту боль, которую причиняли другим. Угрызения совести терзали ее только из-за того, что их столь безвременная кончина, по всей видимости, не приблизит ее встречу с Фериначчи.

С глубоким вздохом она подвинулась на стуле, чтобы взять свою сумочку и уйти. С того момента, как гангстеру внезапно стало плохо, персонал ресторана суетился как пчелы в растревоженном улье, и она надеялась, что это даст ей возможность смыться по-тихому. Похоже, у нее не было причин беспокоиться о своем здоровье. В конце концов, она просто физически не могла заболеть.

- Мисс, вам не следует уходить. Вы ели то же самое, что и они? – лицо издерганного официанта было перекошено от страха, поскольку он был наполовину уверен, что молодая женщина отбросит коньки, как и ее сотрапезники.

- Возможно, еда была отравлена! – переговаривались люди за соседними столиками. По мере распространения известия о погибших, голоса посетителей сливались в нестройный хор, свидетельствовавший о начале массовой паники.

Из небольшого офиса в глубине ресторана вышел мужчина в черном костюме, который, по мнению Эрики, мог быть только менеджером. Он подошел к ней, теребя свои запонки, что, безусловно, выдавало нервную натуру. Вполне вероятно, он взвинтился бы гораздо сильнее, если бы только знал, к кому собирается обратиться.

- Мадам, я должен настоятельно просить вас остаться здесь до прибытия полиции и медиков. Ведь это в ваших же собственных интересах… - его голос был таким пронзительным и плаксивым, что Эрика поневоле подумала, что говорит с девчонкой.

Блондинка закинула волосы за плечи и обвела взглядом зал. У нее еще оставались способы покинуть ресторан незамеченной, хотя уже слишком многие пялились на нее. А это означало, что осуществление этого маленького фокуса могло бы привлечь к ней излишнее внимание в определенных кругах.

Вздохнув, она кивнула, смирившись с неизбежностью разговора с полицией. Ее совсем не беспокоило общение с властями. В конце концов, что они могли сделать с таким созданием, как она? Эрика снова улыбнулась, чем вызвала недовольство менеджера, который совершенно неверно истолковал ее настроение.

«Все равно они никогда не поверят в существование подобных мне» с сомнением подумала Эрика, когда сквозь матовые окна ресторан осветился сверкающим калейдоскопом красных и синих огней.


* * * *

Первое, что интересует Сэма – откуда раздается этот звук: тик-так, тик-так? Непрерывный, как прибой. Как движение солнца по небосклону. Стрелки часов.

Тик-так, тик-так.

Сэм моргает и оглядывает пустое здание с высоким потолком. Металлические стропила затянуты паутиной, на них отражаются огни взлетной полосы аэродрома: свет-мрак, свет-мрак. Синхронно вспышкам тикают невидимые часы: тик-так, тик-так. В отдалении слышится низкий гул самолетов, их очень много и пролетают они очень часто, словно прямо над Сэмом проходит загруженная авиалиния. Но когда он поднимает взгляд, то видит лишь мигающий свет.

Приближаются шаги. Его нервный взгляд скользит по стенам столетней давности, на старой кирпичной кладке заметны места, где штукатурка потрескалась и обвалилась. Слишком много самолетов и слишком сильная вибрация постепенно разрушают здание, а часы продолжают тикать.

Его взгляд случайно натыкается на календарь, шелестящий на сквозняке из открытой двери. На календаре – фотография сверкающего лайнера под заголовком “Авиаперевозки Росса, Ньюарк, Нью-Джерси”. Заголовок набран жирным, топорным шрифтом и уже потускнел от времени. 

Календарь перелистывается все медленнее и замирает, когда дверь закрывается, а шаги слышны уже совсем близко. На раскрытой странице – месяц май.

- С Днем Рождения, Сэмми.

В помещении раздается голос, такой же ровный и гладкий, как веками отшлифованная галька на пляже. Сэм поворачивается и пристально разглядывает ничем не примечательного мужчину в отлично пошитом дорогом костюме. Тот смотрит на него откровенно голодными глазами, словно волк, оценивающий свою очередную добычу.

В первый момент Сэм не узнает этого человека ни по его уверенной походке, ни по заносчивой манере держать голову. Ни даже по знакомому выражению лица. Это почти похоть, и Винчестера бросает в дрожь.

Губы мужчины кривятся в нечестивом подобии улыбки. Он останавливается всего в футе от Сэма. Но не настолько близко, чтобы его можно было коснуться.

- В чем дело, Сэм? – спрашивает он, широко раскрывая глаза в притворной обиде. – Ты не узнаешь меня?

Его глаза вспыхивают золотом – цветом пламени и разрушения, и у Сэма перехватывает дыхание.

- Время истекло, Сэмми. Я здесь, чтобы получить то, что мне причитается по нашему скромному соглашению.

Гарис.

Гарис здесь, все кончено.

Сэм не говорит ни слова; он просто смотрит в янтарно-желтые глаза и ждет.

Ждет, когда это закончится.

Демон делает к нему шаг. Сэм чувствует запах его одеколона, назойливый и тошнотворный, он понимает, что сейчас произойдет. Понимает, что время истекло, и его мир вот-вот рухнет, сметенный вихрем неизбежной участи. И в эту секунду ему внезапно становится ясно, почему Дин так ненавидит одиночество.

Сэм не хочет, чтобы Дин видел это. Не хочет, чтобы он был рядом, когда в итоге его братишка отдаст свою душу той твари, которая уже давным-давно вошла в их жизни. И все же он понимает, что больше всего на свете хотел бы увидеть, как Дин врывается в эту дверь под грохот выстрелов: старший брат, спаси его в последний раз.

- А он все не идет, не так ли? – внезапно говорит Гарис. – Твое время вышло, Сэмми, и старший брат опаздывает на вечеринку.

Демон приближается еще на один шаг, на плечо Сэма ложится рука, и он слышит, как дорогие часы Гариса громко тикают ему в ухо.

Тик-так, тик-так.

- Время вышло, Сэм.

И он поднимает взгляд, уставившись в янтарные глаза. Он готов.

Тем не менее, он не готов к оружейной пальбе.

Внезапной и мощной.

Теперь вокруг него все в дыму; отчаянно вопящие голоса; снующие повсюду темные фигуры на фоне еще более мрачных теней.

Гарис изо всех сил вцепляется ему в плечо, глаза демона расширяются, когда на его белой рубашке расцветает кроваво-красный цветок. Он падает на колени, увлекая за собой Сэма.

Все вокруг ходит ходуном, пока Гарис корчится на полу, а черный дым вырывается из его рта вместе с пронзительным воплем.

Но Сэм не слышит этого крика; не слышит стрельбы.

Слышит только окликающий его голос.

Его мир перекашивается, и все, что он может рассмотреть, - это дым и грязный пол, да еще мужчину, чьи мертвые глаза уставились прямо в потолок.

А потом внезапно он видит себя.

Отраженного в расширенных от страха зеленовато-карих глазах, и уже другая рука сжимает его плечо в том месте, где раньше была рука Гариса.

Дин.

Дин здесь.

Дин пришел за ним.

Брат кричит, его рот открывается и закрывается, но Сэм не может понять слов, он только чувствует, что снова и снова Дин повторяет одно единственное слово.

Сэм.

Он поднимает взгляд и пристально вглядывается в перепуганные глаза Дина, не в силах понять выражение на его восковом лице; не в силах понять, почему бледные щеки залиты слезами.

Он хочет назвать брата по имени; хочет сказать ему, что все в порядке. Я в порядке. Ничего страшного.

Но во взгляде Дина он видит страдание, а, заглянув глубже, видит страдание в своих собственных глазах, отраженных в глазах брата. Он осознает, что не дышит и чувствует на своих губах соленые слезы, стекающие по лицу Дина.

- Нет, Сэмми! Нет. Пожалуйста. Пожалуйста, Сэмми!

Он слышит мольбу, срывающуюся с губ Дина. Слышит, как его брат задыхается от рыданий.

И понимает, что кроме этого он больше не слышит ничего.

Часы перестали тикать.


* * * *

Сэм не сразу пришел в себя. С его лба струился холодный пот, во рту было сухо, как в пустыне, а сердце безостановочно стучало в груди: тук, тук, тук. Словно стрелки часов.

Он вздохнул, лихорадочно всматриваясь в окружающую обстановку и задерживая взгляд на фрагментах убогого интерьера их номера в мотеле. Свет раннего утра проникал под кромку выцветших штор, освещая призрачные темные закоулки и разгоняя полумрак вокруг его кровати.

Кошмарный сон.

Видение.

Смертельное видение.

Его смертельное видение.

У Сэма было видение, в котором он пережил свою собственную смерть.

Когда он осознал это, его взгляд метнулся в ту сторону, откуда доносилось ритмичное дыхание брата. Он не отводил глаз, пока в сумрачном свете не проступили очертания Дина. Старший Винчестер растянулся на животе, одна его рука свесилась до пола, а другая зарылась под подушку. Между делом Сэм подивился - неужели Дин даже во сне постоянно сжимает в руке припрятанный нож?

Сердце младшего брата продолжало стучать, как пулемет, поэтому он снова вздохнул и постарался расслабиться. Затем закрыл глаза, пытаясь в точности воспроизвести в памяти детали сна.

Что ж, с вопросом когда все было просто – на календаре был месяц май, и не требовалось большого ума, чтобы понять, что это правда. Ирония судьбы. Сэм умрет в свой день рождения. Ну, прямо, как Шекспир.

Он покачал головой, размышляя, откуда, черт возьми, он знает об этом, и внезапно ему также пришло в голову, что родителей Шекспира звали Джон и Мэри. Кто бы мог подумать, что у него так много общего с Бардом? [1]

Поразительно, сколько же всякой дряни может уместиться в одной башке.

Проклятье, а ведь в последнее время Дин так нянчился со мной! корил себя Сэм. Ему не скоро удалось вернуться к начатым размышлениям и сосредоточиться на вопросе где. Авиаперевозки Росса, Ньюарк, Нью-Джерси. Так было сказано в календаре.

Сэм умрет в Нью-Джерси.

Ладно, приходилось мотаться в места и похуже, рассуждал он. Хотя в тайне он надеялся на что-либо более теплое и солнечное, может, что-то вроде Калифорнии. Рядом с Джессикой.

И Сэм уже знал кто. Он никогда не сомневался, что Гарис предъявит счет по той сделке, которую заключил младший Винчестер, чтобы освободить брата от демона. Не сомневался ни на секунду. Оставался только вопрос как.

Какие ощущения у него были, когда видение оборвалось? Он чувствовал хоть что-нибудь?

Телесную оболочку Гариса поразила пуля, в этом Сэм не сомневался. Но кто стрелял? Дин? И что стало с ним самим? Он загнулся потому, что еще до досадной потери телесной оболочки Гарис уморил свою жертву каким-то заранее продуманным дьявольским способом? Или Сэм просто пал жертвой кого-то – или чего-то – напавшего на Гариса? В таком случае это не мог быть Дин, выстрелы которого оказались роковыми. Конечно, Сэм видел, как однажды в Джефферсон-Сити его брат убил невинного человека. Он также знал, что в критический момент Дин сделает все на свете, лишь бы защитить своего младшего брата. Но с другой стороны, Дин никогда бы не выстрелил в Гариса, если была бы хоть малейшая вероятность, что Сэм пострадает в перестрелке.

Он снова взглянул на брата, как раз в этот момент старший заворочался во сне и что-то едва разборчиво бормотал, подозрительно похожее на «Сэмми». Брови Дина сошлись на переносице, выдавая постоянное беспокойство. Это выражение, казалось, приклеилось к его лицу после того, как он узнал о сделке, которую Сэм заключил с Гарисом.

С того самого момента Дин не переставал тревожиться. Не за себя; не из-за войны, в которой, ясное дело, они увязли по уши. Даже не за отца.

Теперь у Дина был только один повод для беспокойства – Сэм: как ему защитить его, как спасти. Как вытащить его из этой совершенно дурацкой сделки, которую он заключил с тем желтоглазым сукиным сыном.

Вначале Сэм думал, что брата грызет чувство вины; что так или иначе Дин казнится за тот переплет, в который угодил Сэм. Но постепенно он пришел к выводу, что это было нечто большее. Несомненно, Дин винил себя, как делал это всегда. Ему было плевать, что одержимым он стал уж никак не по собственному желанию, и что ради своего спасения он вовсе не просил Сэма приносить себя в жертву Гарису.

И все же, Дин терзался не из-за этого.

Какое-то время эта мысль не выходила у Сэма из головы. В конце концов, до него дошло, что в первую очередь Дин винит себя за то, что он завалил свою работу – обеспечивать безопасность Сэма, защищать его от всемирного зла, от монстров в чулане, от тех тварей, от которых он защищал его с четырехлетнего возраста. Это было нечто такое, что теперь пронизывало все существо Дина и укоренилось в нем настолько глубоко, что стало неотъемлемой частью того человека, которым он стал и которого знал Сэм. Он понимал, что произойдет, если он расколется, если расскажет Дину, что они должны ехать в Нью-Джерси, чтобы встретиться лицом к лицу с Гарисом, лицом к лицу с его судьбой. При таком раскладе Дин, вероятнее всего, сделает лишь одно: запихнет своего братишку в упакованном виде в Импалу и рванет в противоположном направлении так далеко и так быстро, как только сможет.

Но Сэм также понимал, что и солгать Дину – не вариант, и просто умолчать о деталях – тоже не выход. Прежде он уже пытался проделывать такое и видел, что за сим следовало.

Он бросил взгляд на брата, морщина беспокойства все еще пролегала между бровями старшего, и на этот раз, когда он забормотал во сне, его слова прозвучали так отчетливо, что ошибки быть не могло.

- Сэмми – нет!

Сэм прикусил губу. Это была его схватка, его битва. Он не собирался отступать, не собирался бежать от своей участи. От Судьбы не уйдешь. Он уже пытался. Он проехал весь путь до Калифорнии. Чуть было не решил, что у него действительно получилось. Но, как он и предполагал, Судьба нашла его. И так будет снова.

Оставался только один вопрос: хочет ли он, чтобы брат был рядом, когда это случится? Теперь Сэм не был круглолицым пацаненком со школьного двора, которого надо было защищать от хулиганов. Но, несмотря на это, он знал, что Дин всегда воспринимал его именно таким, независимо от того, насколько повзрослел его младший брат.

Сэм устало вздохнул и провел рукой по лицу.

Он вляпался в эту заваруху, чтобы спасти своего брата, а не для того, чтобы и дальше подвергать его опасности.

Нет. Он должен принять бой в одиночку.

Но это не означало, что он не мог отправиться в путь в небольшой компании.

Сэм спустил с кровати свои длинные ноги и прокрался к потертому пластиковому столу, втиснутому в крошечную кухоньку. Устроившись на неудобном металлическом стуле, он тихонько пододвинул к себе лэптоп и откинул крышку. Включившийся экран залил голубым светом его лицо, на котором застыло выражение твердой решимости.

Пока Дин ничего не знает о его решении, он не будет из-за этого терзаться.

Его нужно отвлечь, только и всего…


* * * *

- Эй.

Дин чуть не свалился из кровати, внезапно увидев перед собой серо-зеленые глаза Сэма. Все то короткое время, пока он приходил в себя, его пальцы судорожно сжимали под подушкой охотничий нож. 

- Сэм, какого черта…?

- Я принес кофе! – Сэм покачал пластиковой кружкой и подозрительно пахнущим белым бумажным пакетом в нескольких дюймах над головой брата. – И пончики.

Дин секунду переваривал сказанное, закрыв глаза и зарывшись головой в подушку.

– Если сейчас на часах нет еще и восьми утра, я засуну тебе этот будильник в глотку так глубоко, что ты будешь тикать, как тот аллигатор в «Питере Пэне».

- Там был крокодил, - поправил его Сэм, пристраивая пакет и кофе на тумбочку. – А сейчас шесть-тридцать, Венди.

Дин приоткрыл один глаз.

– Эй, не будь формалистом, Тинкербел [2], - пробормотал он. – Применительно к тебе любой упомянул бы совершенно конкретного крокодила, - для пробы он открыл второй глаз. – Шесть-тридцать?

- Подъем! Проснись и пой! – не в меру бодро объявил Сэм. – Твой завтрак стынет.

Дин сел в постели, взглянув сначала на кофе, а затем на брата.

– Я опять забыл о своем дне рождения? – неуверенно спросил он.

Сэм покачал головой.

– Разве у меня должен быть особый повод, чтобы сделать что-то приятное для своего брата?

Дин покосился на него, окончательно просыпаясь.

– Чего ты хочешь, Сэм? – спросил он с подозрением, скрестив на груди руки. – Последний раз ты был со мной так мил, когда получил роль в школьном спектакле и хотел, чтобы я сказал об этом отцу.

Сэм рассмеялся, и впервые за долгое время его смех прозвучал совершенно искренне. – Я тогда подумал, что у него вот-вот съедет крыша! Почти поверил, когда он пригрозил запереть нас обоих в багажнике Импалы!

- Сэм, – голос Дина стал предельно серьезным, в нем послышались нотки маниакального нетерпения.

- Ладно, ладно! – В знак капитуляции Сэм поднял руки вверх, направляясь к своей кровати, на которой мирно гудел его лэптоп. – Полагаю, я нашел нам новую работу.

- Сэм, - вздохнул Дин, проводя рукой по ежику волос. – У нас уже был разговор на эту тему. Мы можем сейчас ввязаться только в такую охоту, которая уничтожит Гариса. Мы спустим его на веки вечные в унитаз самого Сатаны, а ты проживешь еще лет пятьдесят и обзаведешься оравой внуков.

- Оравой?

- Стаей. Уймой. Стадом. Называй как хочешь.

Сэм слабо улыбнулся, старательно избегая взгляда брата.

– Что ж, хорошо, - покорно сказал он, затем весь обмяк и опустился на край кровати, расчесывая пальцами свои длинные волосы. Внезапно, он стиснул зубы и рывком открыл лэптоп, всем своим видом демонстрируя исключительную деловитость и наигранную браваду. – Смотри, как тебе это…

Он развернул ноутбук экраном к Дину, который не сводил глаз с лица брата.

- Сэм…

- Посмотри Дин, – Сэм ткнул пальцем в экран. Он наконец-то собрался с силами, чтобы встретиться глазами со старшим Винчестером, но потом внезапно снова отвел взгляд. – Только глянь.

Дин оценивающе смотрел на него еще пару секунд, а затем позволил сунуть себе под нос компьютер.

Устало моргнув, он постарался сосредоточиться на главной странице сайта газеты «Нью-Джерси Стар-Леджер», которую украшал баннер с кричащим заголовком: «Четыре покойника, одна выжившая при отравлении в ресторане».

Дин снова моргнул с озадаченным видом, на лице, обращенном к брату, застыл безмолвный вопрос Какого хрена?

– Ты разбудил меня в шесть-тридцать утра, чтобы рассказать о каких-то мужиках, поперхнувшихся фрикадельками?

- Четверо парней, Дин, - пояснил Сэм, чуть не лопаясь от энтузиазма. – Копы обнаружили смертельные дозы цианида в их ужине. За этим столиком была еще и пятая участница вечеринки – женщина по имени Эрика Гудрун. Она смоталась оттуда своим ходом, и в животе у нее даже не кольнуло.
- Значит, ее еда была не отравлена, - безучастно предположил Дин. – Наверное, это какой-то заговор…
Сэм кивнул.
– Да, ты рассуждаешь логично, - согласился он. – Я полагаю, что копы подумали о том же, особенно, когда она свалила оттуда прежде, чем они смогли задать ей пару вопросов.
- А почему это интересует именно нас?
- Потому что полицейские сделали анализ того, что ела эта телка, Гудрун, и в ее тарелке нашли столько же яда, сколько и в жратве тех мужиков, которые отбросили копыта…
- Выходит, она вообще не проглотила ни кусочка…
- Многие официанты в ресторане видели, как она ела.
Дин приподнял бровь, наконец-то заинтересовавшись настолько, чтобы спустить ноги с кровати.
– Значит у нее стальное нутро…

- И уж точно стальное тело. – Сэм нажал пару клавиш на лэптопе, открывая другую газетную статью, на этот раз из «Буффало Ньюс». – Пару месяцев назад две машины столкнулись на железнодорожном переезде, как раз, когда там проходил поезд 0830 на Нью-Йорк. Обе тачки были раздавлены. Вместе с двоими мужиками, сидевшими в первой машине. Но дама, которая была за рулем второго авто, покинула место происшествия без единой царапины... – Сэм щелкнул еще по одной клавише, и экран заполнило оцифрованное фото сногсшибательной блондинки. – Догадываешься, кто это?

Дин покосился на компьютер.

– Итак, ты думаешь нам надо отрубить ей голову Шотландским мечом или что-то вроде этого? [3]

Сэм нахмурился.

– И совсем не смешно, - сказал он. – Я серьезно, Дин. Ведь мы могли бы взглянуть на воистину бессмертное творение Божье!

- В любом случае Бог тут ни при чем, – Дин снова посмотрел на экран. – Тем не менее, эта штучка заводит посильнее Шона Коннери.

- Дин, - охладил его пыл Сэм. – Шесть мертвых парней, вспомнил? По меньшей мере. Может, сосредоточимся на этом?

Дин хмуро взглянул на него.

– Я сосредоточился, - запротестовал он, по его лицу блуждала фривольная усмешка. – Просто я раньше никогда не видел такую соблазнительную бессмертную цыпочку.

- Вероятно,бессмертную, - поправил его Сэм. – Это может оказаться просто пшиком. Возможно, ей просто везло.

- Чертовски везло…

- Вот почему нам следует съездить и проверить это.

Дин еще секунду смотрел на экран компьютера, а затем снова перевел взгляд на брата. – Послушай, Сэм, - сказал он, внезапно снова становясь абсолютно серьезным. – Я все прекрасно понимаю, договорились?

Сэм насупился.

– Что ты понимаешь?

- Я понимаю, что до твоего дня рождения осталось всего два дня. Я вижу, ты пытаешься вести себя так, словно ничего страшного не произошло и все у нас нормально, все в порядке. Только вот не знаю, на пользу мне это или нет, – Дин неуверенно протянул руку и легонько коснулся кисти Сэма. - Ты старательно разыгрываешь из себя Капитана Бытьнеможет [4], но от этого не меняется ни сама ситуация, ни то, что я чувствую, Сэмми, - он твердо выдержал взгляд младшего Винчестера. – Это я во всем виноват…
- Дин…
- Сэмми, – Дин махнул рукой, не желая слушать протестов брата. – Независимо от твоего мнения, это моя вина. Ты умрешь через два дня, если мы чертовски быстро что-нибудь не придумаем. И я за это в ответе.
Сэм вздохнул.
– Ты же не по своему желанию стал одержимым, Дин…
- Нет, - глаза Дина сверкнули. – И я не просил тебя продавать свою душу Гарису за мое освобождение. Но, тем не менее, я должен разобраться с этим, Сэм. Неужели ты думаешь, что я смогу жить дальше, если тот желтоглазый ублюдок удачно провернет свое дельце, а?
Сэм только посмотрел на него.
- Поэтому я говорю совершенно серьезно, дружище. Если Гарис заберет тебя, я не собираюсь надолго здесь задерживаться.
- Дин, не говори так, - слегка запинаясь, предостерег его Сэм, когда понял, что брат совсем не шутит. – Если ты умрешь, значит, я погибну напрасно.

- Совершенно верно, - согласился Дин. – Вот поэтому мы и должны что-то придумать. Чтобы спастись обоим. Потому что я не смогу… я не думаю, что смогу… - тут Дин заколебался, опустив глаза и отчаянно хлопая длинными ресницами. Внезапно он поднял взгляд, минутная неуверенность на его лице сменилась непреклонной решимостью. – Нам нужно отыскать Печать Соломона [5]. Мы найдем ее и…

- Дин, это легенда, - раздраженно бросил Сэм и вздохнул. – На которую, как мне помнится, ты весьма поспешно обратил внимание отца! И когда он впервые предложил заняться этим, я высказал ему все, что об этом думаю: найти Печать Соломона мы можем приблизительно с той же вероятностью, как и Ковчег Завета [6]. Или Грааль [7]. Или… или… черт возьми, Пасхального Кролика! [8] Дин, это просто не реально! Тебе не приходило в голову, что если бы эта штука существовала, ее бы уже кто-нибудь нашел?

- А с чего ты взял, что этот кто-то ее еще не нашел? – Спросил старший Винчестер.

- Дин, - Сэм положил ладони на руки брата. – Просто посмотри в лицо фактам. Нам никогда ее не отыскать. Это абсолютно невозможно.
Дин стиснул зубы.
– У нас еще есть время, - упрямо настаивал он. – Мы все-таки могли бы найти ее…
- За два дня? – Сэм покачал головой. – Приятель, эта затея – бессмысленный самообман. Я понимаю так: мы можем потратить то короткое время, что мне осталось, на какую-то безнадежную вылазку за Печатью Соломона, или же я могу уйти в бою и истребить за этот срок столько адских тварей, сколько успею.

- Проклятье, Сэмми! – Дин резко вскочил на ноги, выдернув руки из-под ладоней брата, и стал расхаживать по комнате, словно зверь в клетке. – Ты прекратишь эти разговоры? Уйти? Никуда ты не уйдешь. Я не отпущу тебя. Прежде я позволял тебе уходить, но будь я проклят, если…

- Дин…

- Ты же уйдешь, не для того, чтобы поступить в колледж, Сэм! – Старший Винчестер внезапно оказался рядом с братом и наклонился к его лицу. – Сэмми, это же… это… тебя… ведь он собирается… - Дин выпрямился, неожиданно отступив назад, к входной двери в номер. – Нет, - как заведенный повторял он, непреклонно качая головой. – Нет. Я не допущу, чтобы это произошло. Ему не заполучить тебя просто так, Сэм. Не без борьбы. Не без…

- Дин, – Сэм встал и медленно направился к брату, протянув к нему руку, – просто выслушай меня.

Дин провел по лицу трясущейся ладонью, внезапно его взгляд упал на ключи от машины, брошенные на маленьком столике рядом с дверью.

– Мы можем поехать к Бобби, - сказал он с отчаянием, близким к панике, и схватился за брелок. – Или к Бродячему Медведю [9]. Кто-нибудь хоть что-то разнюхает. Кто-нибудь выяснит, где можно найти…

- Дин, – Сэм положил недрогнувшую руку на плечо брату и тот мгновенно перестал суетиться. Однако взгляд старшего Винчестера продолжал отчаянно метаться по комнате, словно не зная на чем остановиться, лишь бы не смотреть в глаза Сэму. – Эй, взгляни на меня, дружище.

Дин сделал глубокий вздох, прежде чем медленно поднять глаза уставиться на младшего.
- Все в порядке, Дин, - медленно произнес Сэм. – Все нормально. Мне нужно сделать это. Я не хочу умирать. Но если мне суждена смерть, я желал бы провести оставшееся время именно так: спасая людей, истребляя нечисть, – он усмехнулся краешком рта. – Семейный бизнес, верно?
Дин с трудом выдержал взгляд брата.
– Ты этого хочешь? – наконец подавленно спросил он. 
Сэм решительно кивнул, стараясь не показать виду, что его душа медленно рвется на части.
– Да, я этого хочу, - окончательно подтвердил он, и на его лице промелькнула кривая усмешка. – Только хорошо бы ты, братец, надел какие-нибудь штаны, прежде чем рванешь спасать мир.

Дин оглядел себя, и уголки его губ приподнялись в едва заметной улыбке.

– Чур, я вытаскиваю из передряг разных дамочек. По крайней мере, у них есть на что посмотреть, – пробормотал он, все еще слегка дрожа, и снова глубоко вздохнул. – Ладно, - продолжил он, его твердая рука легла на плечо Сэма зеркальным отражением позы брата. – Тогда давай сваливать из этой забегаловки. В Нью-Джерси есть бессмертная горячая цыпочка, а у меня – пуля, на которой написано ее имя. В конце концов, мы же Винчестеры из Клана Винчестера, и поэтому должны быть… гм… – он слегка нахмурился. – Только вдвоем.

Сэм изогнул бровь.
– При необходимости, братец, - сказал он с мрачной усмешкой. – При необходимости.


* * * *

Дом Эрики Гудрун
8:29 утра
15 часов 31 минута…


Сэм оглядел свой светло-серый рабочий комбинезон, в который он был облачен, и подивился, насколько часто такая уловка и впрямь помогала им проворачивать свои дела. Прочитав незамысловатую надпись на спецовке, которые на скорую руку клепались для работяг, люди были готовы верить на слово парням Винчестерам. 

Как это ни печально, но оба брата без труда могли приспособиться к криминальной среде, и чувствовали себя в ней, как рыбы в воде. Сэм был вундеркиндом, который мог запросто вывести из строя телефон или кабель, чтобы придать их присутствию веские основания. Так же поступил он и сегодня, повредив кабель, ведущий в дом Эрики. 

В то же время, у Дина хорошо был подвешен язык, и он мог проникнуть в любое частное владение благодаря одной только своей улыбке. Особенно, если такое частное владение принадлежало прекрасной особе женского пола, как это было на этот раз.

Сэм вздохнул, наводя порядок в чемодане с «инструментами».

– Приятель, а ты уверен, что она на это клюнет? Я имею в виду, если она увидит, что на улице нет фургона сервисной телефонной службы…

- Ну и что? На свои, тяжким трудом заработанные сбережения, мы и спецодежду едва потянули, еще только фургона нам не хватает, – Дин прибавил шагу, ему уже не терпелось покончить с этой работой. Если они смогут тут по быстрому разобраться, у них еще останется время. Он не знал точно, на что они могли бы потратить это время, но был чертовски уверен, что оно даст им возможность попытаться. – Старик, неужели действительно нужно было оставлять Импалу за два квартала отсюда? Я ненавижу шляться по улицам в этих шутовских нарядах. Я чувствую себя словно какой-то Диснейлендовский дурачок…

Сэм улыбнулся, внезапно представив своего брата в костюме Микки Мауса, которого со всех сторон дергают дети. Микки Мауса, у которого вместо надутых воздушных шариков под балахоном совершенно случайно оказался заткнутый сзади за ремень «Дезет Игл» [10] и заряженный каменной солью дробовик. Этого уже никогда не будет… В всяком случае Дин ненавидел любые маскарады. Если он не мог влезть в джинсы, футболку и потрепанную куртку, он был НЕ доволен.

А еще Сэм знал, что брат терпеть не мог оставлять свою «крошку» без присмотра. Хотя старший Винчестер никогда не признался бы, но из-за этого он постоянно оглядывался на главную магистраль, стоило им покинуть классическое творение цвета воронова крыла.

- Дин, ты знаешь, что эта штучка слишком бросается в глаза. И уж точно не сойдет за патрульную машину полиции, – Сэм надавил длинным пальцем на дверной звонок Эрики. Про себя он отметил, что мелодия, раздавшаяся в глубине дома, в утешение ему очень напоминала “Stairway to Heaven” [«Лестница на Небеса» Led Zeppelin]. Хреново будет, если Дин западет на эту цыпочку, которая оказалась красоткой и явно тяготела к классическому року. Жаль, если она вдруг окажется чем-то таким, что они обычно предпочитали уничтожать вместо того, чтобы назначать свидание. Или из этого мог бы получиться брак на небесах - точнее, где-то между землей и небесами, учитывая, что Дин до сих пор отказывался верить в реальное существование «царствия небесного».

- Да уж, хотя я не припоминаю, чтобы ты жаловался на мою тачку той ночью, когда караулил Мэг и попал в переплет, – Дин выразительно приподнял брови. – Только ты мог сойтись с одержимой девчонкой…

В этот момент открылась белая пластиковая дверь и на пороге появилась Эрика Гудрун. Ее голубые глаза внимательно изучили лица обоих братьев и фирменные надписи на их комбинезонах. Сочные красные губы изогнулись в улыбке, и она медленно поправила свои длинные локоны.

– А я все гадаю, когда же вы придете. Мой телевизор не работает почти час.

Сэм наблюдал, как брат окинул взглядом идеальную фигуру стоявшей перед ним женщины, не пропустив ни единого дюйма. Он заметил, что на лице старшего Винчестера не замедлила появиться эротичная «Улыбка Дина».

- Что ты сказал? – намеренно обратился Сэм к брату, выразительно подергав бровями, и чуть не рассмеялся над тем, как быстро Дин поддался чарам противоположного пола. Однако девушка была явно не из породы зомби. Возможно, он так плохо выискивал охоту, что на этот раз просчитался.

Эрика в замешательстве вскинула бровь, с сомнением глядя на того, к кому обратился Сэм. Когда Дин, наконец, смог оторвать от нее взгляд и предъявить липовый бейджик, она отступила назад, позволив им пройти в дом.

Мебели в доме было маловато, и он был совершенно не похож на то, что ожидал увидеть Сэм. Повсюду царили чистота и идеальный порядок, но не было ничего, намекающего на личность хозяина – словно Эрика не расслаблялась здесь после тяжелого рабочего дня, а занималась какими-то делами, не связанными с прозой жизни. Это несколько напоминало отношение обоих охотников к своему пристанищу, как к месту, куда можно запросто вломиться, чтобы почистить оружие или перекусить и поспать перед очередной работой. Однако Сэм и предположить не мог, что такая красотка, как Эрика Гудрун, живет в подобном доме. Что же мы здесь упускаем?

- Кабельный бокс здесь… - Эрика прошла через гостиную, ее длинным стройным ногам потребовалось всего несколько шагов, чтобы пересечь комнату.

Дин взглядом знатока следил за ее движениями, но Сэм сразу понял, что он почти подавил в себе желание пофлиртовать, сделав выбор в пользу работы. Охоты. Добычи.

Дин стремился покончить с этим новым делом. Стремился вообще покончить со сделкой. Он вполне ясно дал понять Сэму, что если для этого ему в какой-то момент придется погибнуть вместе с братом, он так и поступит. Его вот-вот охватят безрассудство и ярость, и он больше не будет разбираться, где добро, а где зло.

Тут Сэм понял, что допустил ошибку. Понял, что, наблюдая за Дином, Эрика уже почти «расколола» его брата, причем гораздо основательнее, чем большинство иных мистических созданий, с которыми они сталкивались. Потому что он винит любое сверхъестественное существо, независимо от того, злобное оно или нет, за сделку, которую я заключил. Но неужели одно то, что Эрика, возможно, бессмертна, действительно ставит ее на сторону зла?

Сэм схватил брата за руку и постарался развернуть его спиной к молодой светловолосой девушке. Может, если бы он сначала поговорил с ней, если бы…

Когда ничего не подозревающая Эрика опустилась на колени перед поврежденным кабельным боксом, глаза Дина яростно сверкнули, он потянулся к ней и намертво обхватил рукой за шею. Как ни странно, когда он тащил ее обратно к столу в гостиной, Эрика не вырывалась и даже не пыталась сопротивляться.

Поняв, что девушка не собирается кричать, Дин убрал руку с ее рта. Он бесцеремонно швырнул ее в кресло, грубо заломил руки за спину и связал их двумя желтыми проводами.

У Сэма отвисла челюсть при виде равнодушной жестокости брата. Он словно еще раз видел ту сцену у Бобби, когда Дин допрашивал Мэг. В тот раз речь шла о жизни их отца, но для Дина не существовало разницы.

- Дин…

- Теперь даже не пытайся разжалобить меня, Сэмми. Эта работенка была твоей идеей, помнишь? – старший Винчестер нагнулся, чтобы достать свой любимый охотничий нож из сумки с их снаряжением. Зазубренное лезвие поблескивало в падающем из окна свете. Дин эффектно поиграл сверкающим клинком перед лицом Эрики, словно провоцируя ее на какие-то ответные действия.

Блондинка следила за движением ножа, ее глаза цвета кобальта не отрывались от нацеленного на нее острия.

- Берите все, что хотите. У меня есть немного денег и драгоценностей, только, пожалуйста, не мучайте меня… - ее голос слегка дрожал, но и этого хватило, чтобы Сэм почувствовал себя виноватым.

Братьям было не в новинку иметь дело с духом давно умершей женщины, также как и уничтожать некоторых выходцев с того света в женском обличии. Но Эрика слишком уж была похожа на обычного живого человека. Она просто могла оказаться настолько везучей, что уцелела в паре опасных инцидентов.

Дин не чувствовал себя настолько великодушным. Для него дрожь в голосе девушки была ни чем иным, как уловкой, оборонительной тактикой, поскольку она поняла, что Винчестеры раскрыли ее сущность.

– А что будет, если я резану тебя этой штучкой? – Он крадучись обошел вокруг кресла, снова точь-в-точь как тогда с Мэг. – Черт возьми, держу пари, что ничего не произойдет, верно? Может, если пригрозить отрезать на хрен твою голову, мы кое-чего и добьемся!

- Дин! – Сэм хотел отобрать у брата нож и прекратить все это, но для решительных действий ему не хватало уверенности. – Завязывай со скверными киношными шуточками, - процедил он сквозь зубы.

- Все-таки этот гребаный саундтрек довольно красив, не находишь? - Дин пожал плечами. «Не Теряй Головы» (“Don’tLoseYourHead”) – это классика. Что скажешь, Мисс Бессмертие? – он нагнулся ближе к Эрике и неожиданно провел острым лезвием по ее предплечью.

Дин резал ее плоть до тех пор, пока не почувствовал, что клинок дошел до кости, но на руке не появилось ни крови, ни открытой раны. Как только он вытащил нож, края разреза сомкнулись, и на коже не осталось даже шрама, словно к ней никто никогда не прикасался.

- Сэмми, ты когда-нибудь видел, как Ник Кейдж режет сам себя в «Городе Ангелов»? [11] – У Дина просто глаза на лоб полезли. – Почти такой же эффект, за исключением того, что эта цыпочка – не ангел. Она водится с парнями, промышляющими убийствами.

- С парнями из мафии, - подчеркнул Сэм. - А не слишком ли «сопливый момент» для тебя этот фильм?

- Убийство есть убийство, и мафия тут ни при чем, – Дин швырнул нож обратно в свою сумку. – А это кино для меня, старик, имело всего лишь познавательное значение, – он покрутил головой. – Конечно, Мэг Райан была там недурна, как ни крути…

Эрика слушала их беседу, чутко следя за всеми изменениями в голосах и на лицах, которые могли бы выдать истинные чувства этих двоих.

Мужчина позади нее производил двойственное впечатление: внешняя жесткая манера поведения, свидетельствующая о пережитой трагедии, сочеталась в нем с гораздо более мягкой, почти нежной, душой, которую она и не предполагала встретить. У этого человека на душе было так тяжело, что его сердце практически разрывалось на части под гнетом собственных ошибок. Именно это бремя, которое она хорошо ощущала, сейчас выражалось в ярости и боли.

Парня помладше – брата? – тоже что-то терзало, но он смирился с неизбежным и переживал только из-за того, что эти проблемы задевают его родственника.

Эрика почувствовала эти пронизанные любовью и заботой отношения, которые не часто встречались у людей, с которыми она общалась до сих пор. В конце концов, возможно, из этой встречи и выйдет что-нибудь путное. Она пошевелилась в кресле и дернула связанными руками, не беспокоясь, что те, кто ее сцапал, могут заметить попытки освободиться.

- Вы не понимаете, на что идете, если будете пытаться причинить мне вред. Я не желаю зла невинным людям, но есть и другие силы. Существуют создания, с которыми вы еще не сталкивались и с которыми вряд ли захотите столкнуться… - она снова постаралась освободить руки так энергично, что пластиковые провода должны были перерезать ее запястья, но на теле Эрики не осталось даже царапины.

Дин наклонился к ней так, что его лицо оказалось в каких-то миллиметрах от лица Эрики. Он был настолько близко, что девушка чувствовала его дыхание на своих щеках и едва ли не слышала стук его быстро бьющегося сердца.

– О, так ведь мы и не хотим с ними сталкиваться, - фыркнул Дин, наблюдая за ее реакцией. – Мы с Сэмми собираемся истребить здесь всех злобных тварей, до последнего сукина сына… вот чем мы занимаемся. Но не беспокойся – ты будешь первой, обещаю…

Эрика отвернулась, испытывая потребность переключиться на что-то другое. Сильнее всего она могла зацепить Сэма. Он был единственным, на ком ей следовало сосредоточиться.

– Пожалуйста, - взмолилась она – Ты лучше всех на свете должен понимать, что быть другим – еще не значит быть исчадьем ада.

Сэм почувствовал, как в животе у него что-то полыхнуло огнем, а в голове раздался пронзительный крик, словно от какого-то физического воздействия. Он не понимал, как такое было возможно, но Эрика знала о нем все, она понимала его мысли и слабости, как если бы она находилась внутри него.

Это было странно, но Сэм почувствовал обратную связь. У него создалось впечатление, что стоит ему сконцентрироваться, и он тоже проникнет в сущность Эрики и прочтет ее мысли. Возможно, это было проявлением его сверхъестественных способностей, которые надо было развивать и использовать на практике, чтобы овладеть ими в полной мере. А может, это была просто какое-то свойство той энергии, к которой могла подключаться Эрика. Как бы там ни было, но сейчас это не важно. У меня уже нет времени, чтобы разобраться. Чтобынаучиться…

Гарис…

Сэм отступил назад, мысль о грядущей смерти, заставила его забыть о возможной безвредности девушки. Она задела его за живое, и он пребывал в шоке.

- Парень, я уверен, что ты знаешь, как мы поделим драгоценности, не так ли? – зло бросил Дин, в надежде внезапно огорошить Эрику этим вопросом, заставить заплатить за свою выходку. Она нанесла Сэмми удар, резанула по больному месту, когда сердце брата и так обливалось кровью, словно открытая рана, а Дин всегда чувствовал боль младшего, как свою собственную.

Старший охотник то и дело сжимал кулаки, наглядное демонстрируя, каких усилий ему стоит не врезать этой девке, как однажды он врезал Мэг.

– Скорее всего, я не смогу достать тебя ножом или огнестрельным оружием, но клянусь, я просто вычислю, что ты за штучка и прямиком пошлю твою бессмертную задницу обратно в преисподнюю. Черт возьми, да я убью каждую дьявольскую тварь на этой планете… если это потребуется, чтобы спасти Сэма.

Мы должны быть не здесь. Мы должны заниматься поисками этой чертовой Печати…

Дин отошел от Эрики и сделал вдох, чтобы успокоиться. Та не сводила с него глаз. Точно также она только что смотрела на Сэма, прежде чем продемонстрировать свою осведомленность об уникальных особенностях младшего Винчестера.

Этот взгляд нервировал, и Дин почти повернулся к ней спиной… почти.

- А что, если предложу вам сделку? – Эрика заметила на лице старшего Винчестера вспышку гнева при слове «сделка», но это ее не остановило. Блондинка продолжила уравновешенным голосом, в котором не было и следа паники и страха из-за того переплета, в который она угодила. – Как насчет того человека, с которым я пыталась организовать встречу той ночью, когда произошли отравления, Лучано Фериначчи? Думаю, у него есть нечто такое, что вы, мальчики, отчаянно хотели бы заполучить… нет, это то, что вам просто необходимо

- Я полагаю, что Винчестеры уже по горло сыты сделками с тварями вроде тебя, – Дин бросил взгляд на брата, внезапно осознав, что после замечания Эрики о необычности Сэма, тот практически не произнес ни слова. – О, ты думаешь, мы настолько глупы, чтобы связаться еще и с главарем шайки гангстеров, типа Фериначчи? Думаю, ты насмотрелась «Клана Сопрано».

Эрика запрокинула голову и засмеялась, как будто она, а не братья, контролировала ситуацию.

– Я больше предпочитаю «Крестного Отца», - фыркнула она. - Но, вообще то, оба фильма довольно забавные. В Голливуде ни у кого нет реальных идей, как сыграть человека, вроде Фериначчи. Они просто представить себе не могут, какой силой должен обладать этот человек.

- И как это может помочь нам с Дином? – Сэм снова почувствовал связь с окружающим миром, как будто Эрика погасила гнев брата, поняв, в чем была причина. Она бросила им наживку, пообещала важную информацию, но было ли это правдой?

- Мне все известно о Фериначчи. Я знаю о его увлечениях. Этот тип просто помешан на оккультизме и поклонении дьяволу – у него даже есть специальное заклинание для приобретения необычных, иногда исторических, артефактов по интересующей его теме, – братья переглянулись, и Эрика поняла, что завладела их вниманием. – Я знаю, как нужна тебе Печать Соломона, чтобы помочь своему брату, – ее ледяные голубые глаза не отрывались от Дина. – Неужели ради этого не стоит заключить сделку? Душу продавать не придется… простой обмен: я даю вам информацию, где Фериначчи хранит свою коллекцию, а вы возвращаете мне свободу.

- Ты хороша, - признал Дин, наклонив голову и саркастически усмехаясь. – Действительно хороша… но я думаю, что Алек Гиннес и Эван МакГрегор были покруче… он скрестил руки на груди. – Что ж, можем еще добавить к твоей команде Джедая Телепата. И кем же вы тогда будете? – Он приподнял бровь. – Может M.I.B.? [12] 

Улыбка Эрики угасла. Она то думала, что эти двое были сообразительными людьми. Мужчинами, с которыми она могла бы вести дело наполовину честно, но, возможно, она посчитала их слишком благоразумными?

– О, агенты Малдер и Скалли думают, что нашли настоящего живого пришельца? – она по очереди одарила братьев презрительной усмешкой.

Дин пожал плечами.

- Думаю, что ты больше похожа на Управляемую Бессмертную Суку [13]. Тем не менее, если уж ты хочешь во всем признаться… - охотник увидел веселую искорку в глазах своей пленницы, и какой-то частью своего рассудка понял, что его снова к ней тянет. Она определенно была чем-то страстным, самоуверенным и в высшей степени красивым. Он просто не знал точно, чем именно.

Дин стал наклоняться к ней, но потом отпрянул, почувствовав, что ее дорогой парфюм, казалось, притягивает его, как аромат феромонов. [14] И черт бы побрал эти наглые глаза и ресницы – такие длиннющие, что могли составить конкуренцию его собственным.

Спокойно, парень! Опять ты думаешь тем мозгом, который у тебя ниже пояса.

- Как мог главарь гангстеров добраться до такого древнего раритета, как Печать? – выражение бледного, почти воскового, лица Сэма умоляло Эрику ответить, хотя его голос оставался безучастным. Ему было слишком страшно подумать, что она могла говорить правду. Слишком страшно поверить в то, что впоследствии могло оказаться ложью.

Демоны лгут. Но Эрика не демон.

- Вы были бы поражены экспонатами из коллекции Фериначчи, - с загадочным видом предположила Эрика. - Экспонатами, которые никто не видел уже тысячу лет.

Дин увидел, как в первый раз за долгое время с лица Сэма стало исчезать подавленное, обескураженное выражение. Это не могло быть простой игрой солнечного света из окна. На лицо брата действительно возвращался естественный румянец.

И не важно, говорит ли Эрика правду или врет. Не имело значения, что Эрика Гудрун могла оказаться безжалостной убийцей. Сэм верил, что ей известно, где находится Печать Соломона, и эта вера давала ему надежду, что план Гариса еще может быть сорван. 

В этот момент Дин отбросил все свои сомнения. Он понял, что готов заключить сделку. Позже Эрику всегда снова можно будет найти. Если Сэм должен умереть в день своего рождения, у него не будет другого шанса ни чтобы уцелеть, ни чтобы воскреснуть.

- Ну, ребята, так что решили?

Сэм встретился взглядом с Дином.

Не слишком ли большое совпадение? Печать оказалась здесь, в Нью-Джерси, именно там, где все и началось? И именно тогда, когда мне это необходимо? Гарис решил поиграть со мной? Он использует одну из своих пешек, чтобы посмеяться напоследок? Вопросы вихрем проносились в голове Сэма, и, как обычно, Дин сумел все прочитать в глазах брата.

Он всегда понимал взгляд Сэмми.

Старший охотник повернулся к Эрике, готовый уступить ее требованиям. Для него не имело значения, что это могло оказаться подставой, очередной игрой желтоглазого демона. Лишь одно имело значение: у Сэма появлялся еще один, последний, шанс, не важно насколько мизерный. И Дин мог бороться, чтобы использовать эту возможность с помощью мафии, демонов и самого ада, если потребуется.
- Это полиция…
- Что за… - внезапно позабыв про Эрику, Дин крутанулся на месте и кивком велел Сэму проверить окно, поскольку голос пророкотал со стороны дорожки, ведущей к центральному входу.

Весь подобравшись, младший охотник двинулся вдоль стены, пока не достиг окна. Он осторожно выглянул на улицу, отодвинув штору ровно настолько, чтобы можно было бросить лишь один взгляд. То, что он увидел, заставило его втянуть в себя воздух сквозь сжатые зубы.
- Дин, снаружи, по меньшей мере, две патрульные машины…
Пока Сэм наблюдал и прислушивался, дородный сержант проорал в мегофон ультиматум братьям: бросить оружие и покинуть здание, держа руки за головой.

– Похоже, там соседка разговаривает с копами. Может, это она позвонила им? Я к тому, что нет фургона телефонистов, два подозрительных парня, Дин… - Сэм пожал плечом, словно говоря «Я же тебя предупреждал».

- Да, а может это Заместитель Дог [15] прибыл на вечеринку, чтобы поинтересоваться у нашей M.I.B., как, черт ее подери, она уцелела в роковом отравлении? - Дин помрачнел и стал обыскивать дом на предмет возможных выходов. Ловко перемещаясь из комнаты в комнату, он все время корил себя за то, что позволил брату притащить себя в Нью-Джерси: «Эй, посетите Нью-Джерси! Немного повеселитесь, совершите пару сделок с демоном…»

- Дин… - Сэм встретился с братом на кухне после того, как обшарил свою половину дома. Ситуация выглядела хреново. Кроме двух полицейских машин перед домом, поперек задней дорожки стоял фургон спецназа, надежно перекрывая им все пути к отступлению. Не было никаких сомнений, что ребята во всем черном, прикатившие на этом фургоне, смогут обнаружить их весьма быстро.

- Я видел их из бокового окна, - отозвался Дин. – Позади дома – спецназ, перед домом – Заместитель Дог, а мы внутри в компании дьявольской джедайки. Старик, нам нужно подыскать себе другую работу…
- Я могу помочь… если только вы развяжите меня… - теперь голос Эрики был тихим, почти умоляющим.
- Мы окружены копами. Что ты собираешься сделать? Используешь ковер-самолет? А может, немного дыма и зеркал? – Дин стал снова осторожно приближаться к окну, чтобы посмотреть, что творится на улице.

Не успел он сделать и шага, как какой-то металлический цилиндр влетел в комнату, вдребезги разбив перед ним большое окно. Бесчисленное множество острых осколков разлетелись повсюду, словно маленькие кинжалы.

Охотник вскинул перед собой руки, защищаясь от битого стекла, и кинулся на пол за кухонный стол. При падении Дин врезался плечом в жесткий деревянный пол и почувствовал, как все его тело содрогнулось от удара. Прикрываясь сосновой доской, он устроил себе временное убежище.

Комнату стал заполнять серый, с белесым оттенком, дым – это сработал снаряд, который полиция швырнула через окно. Дин услышал, как где-то сзади Сэм выговорил, давясь кашлем, «Супер! И черт тебя дернул брякнуть про дым…?» и невольно улыбнулся над этим ироническим замечанием.

Им было некуда бежать и негде спрятаться от спецназовцев, которые вот-вот должны были ворваться в дом с оружием наготове. К тому же вместе со спецназом сюда пожалует полиция, у которой как всегда появятся вопросы о некоторых известных им нападениях на молодых девушек в Сент-Луисе. А ведь жертвы тех нападений зачастую оказывались порезанными и привязанными к креслу точно так же, как Эрика.

Скорее всего, свидетельские показания как обычно окажутся ложью. Но вполне возможно эта ложь отправит Дина в тюремную камеру, в то время как его брат простится с жизнью.

И вот, когда показалось, что у Сэма появился шанс на спасение, для Дина Винчестера круг замкнулся. Он снова оказался в том месте, к которому, казалось, был приговорен, и откуда начались все его мытарства. Эта дыра была ему омерзительна до чертиков.


Продолжение читайте здесь


ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА


[1] Вильям Шекспир – великий английский драматург и поэт. 
Родился 23 апреля 1564 года в английском городке Стрэдфорд-на-Эйвоне.
Умер в день своего рождения, 23 апреля 1616 года. 
Отца Вильяма Шекспира звали Джоном, мать - Марией Арденн.
По месту своего рождения Шекспира иногда называют «Бардом с берегов Эйвона» или просто Бардом.

[2] Питер Пэн – главный герой сказок шотландского писателя Джеймса Барри начала XX века, удивительный мальчик, который умеет летать. Девочка Венди и фея Тинкербел – друзья Питера. В одном из эпизодов Питер Пэн отсекает капитану пиратов руку и бросает ее на съедение крокодилу. На руке разбойника были часы, которые стали тикать у крокодила в животе. В английском оригинале сказки действительно фигурирует крокодил. В то время как в знаменитом одноименном мультфильме Уолта Диснея (1952) речь идет уже об аллигаторе. Так что оба Винчестера по-своему правы.

[3] Дин имеет в виду культовый фильм «Горец» (Великобритания-США, 1986). Главный герой фильма, шотландец Коннор Маклауд из клана Маклаудов, принадлежал к расе бессмертных воинов. Единственный способ убить Бессмертного — отрубить ему голову особым мечом. Одну из ролей в фильме исполнил Шон Коннери.

[4] Капитан Бытьнеможет (Captain Denial) – герой популярных американских комиксов (в переводе с английского “denial” – отрицание, отказ, несогласие).

[5] Печать Соломона (гексаграмма) - Этот символ представляет собой шестиконечную звезду, обладающую мощными свойствами амулета и талисмана. Ее иногда называют Соломоновым щитом, или (с недавнего времени) звездой Давида. По арабской легенде, гексаграмма и истинное имя Бога были выгравированы на волшебном кольце царя Соломона, благодаря которому он обладал властью над полчищами демонов - джиннов. Наиболее важное применение Соломонова печать нашла в магии. Она используется как талисман, позволяющий управлять демонами и духами.

[6] Ковчег Завета - один из самых знаменитых и загадочных библейских артефактов. По преданию, в этом, выложенном чистым золотом ларце, хранились каменные скрижали, на которых перстом Бога были начертаны Десять Заповедей.

[7] Грааль (Святой Грааль) - чаша с кровью Христа, которую собрал Иосиф Аримафейский, снявший с креста тело распятого Иисуса. Предполагается, что первоначально эта чаша служила Христу и апостолам во время Тайной вечери.

[8] Пасхальный Кролик - символ католической Пасхи, один из любимых персонажей американского фольклора. Согласно поверью, он находит и приносит пасхальные яйца.

[9] Бродячий Медведь (Bearwalker) – Постоянный персонаж «Виртуальных Сезонов». Друг семьи Винчестеров, охотник, индеец.

[10] Дезет Игл (Desert Eagle), в переводе с английского «Орел Пустыни» – полуавтоматический пистолет большого калибра (до 12,7 мм). Позиционируется как охотничье оружие для гражданских лиц. Благодаря своей величине и устрашающему виду часто используется в фильмах и компьютерных играх.

[11] «Город Ангелов» – кинофильм (США, 1998) о посланном с небес на землю ангеле, которому неведомы ни страх, ни голод, ни боль. Ни любовь. Но от Судьбы не могут уйти даже ангелы, и он влюбляется в обычную женщину… Красивая лирическая драма с Ником Кейджем и Мэг Райан в главных ролях.

[12] Алек Гиннес и Эван МакГрегор – актеры, сыгравшие роль джедая Оби-Вана Кеноби в различных эпизодах знаменитой эпопеи «Звездные Войны».
Джедай Телепат – Насколько мне известно, это персонаж из фанфикшена, посвященного «Звездным Войнам». Но точно не знаю, спросите у Дина.
M.I.B. – аббревиатура “Men In Black”, т.е. «Люди В Черном» - знаменитый фантастический фильм про суперагентов для разборок с пришельцами.

[13] Игра слов. Словосочетание «Управляемая Бессмертная Сука» в английском языке имеет аббревиатуру M.I.B. (Manipulative Immortal Bitch), также как и «Люди В Черном» (см. предыдущее примечание).

[14] Феромоны – вещества естественного происхождения, усиливающие сексуальное влечение.

[15] Заместитель Дог (Deputy Dawg) – герой одноименного американского мультипликационного сериала (1959-1972), пес – заместитель шерифа где-то на берегах реки Миссисипи.



Дата публикации: 19/12/2007
Прочитано: 3935 раз
Дополнительно на данную тему:
2.05 Дистанционное управление - Remote Control - Часть 2
2.05 Дистанционное управление - Remote Control - Часть 3
2.05 Дистанционное управление - Remote Control - Часть 4 (окончание)
2.18 Незримые Герои - Unseen Heroes - Часть 5
2.18 Незримые Герои - Unseen Heroes - Часть 6
2.18 Незримые Герои - Unseen Heroes - Комментарии
2.18 Незримые Герои - Unseen Heroes - Часть 4
2.17 Forget Me Not - Не забывай - Часть 5
2.18 Незримые Герои - Unseen Heroes - Часть 1
2.18 Незримые Герои - Unseen Heroes - Часть 2

Назад | Начало | Наверх
Supernatural является собственностью The WB Television Network и The CW Television Network. Все текстовые, графические и мультимедиа материалы, размещённые на сайте, принадлежат их авторам и демонстрируются исключительно в ознакомительных целях. Оригинальные материалы являются собственностью сайта, любое их использование (или модификация) за пределами сайта только с письменного разрешения администрации.


Supernatural Russia © 2006-2013 Silence & Marta

:: fiblack phpbb2 style by Daz :: PHP-Nuke theme by www.hellhole.org ::

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
The Russian localization - project Rus-PhpNuke.com