Привет, Гость!
Меню
· Главная
· Старый форум
· Магазин
· Форум магазина

Тексты
· Архив статей
· Эпизоды
· Обзоры
· Фанфики
· Пресса
· Транскрипты
· Энциклопедия

Медиа
· Галерея
· Русские субтитры
· Видео
· Музыка
· Прочее

Общение
· Форумы
· Чат
· Личные сообщения
· Связаться
  с администрацией

Прочее
· Поиск по сайту
· Список посетителей
 
Наш сайт в сети

 Supernatural.ru В Контакте 
 
Supernatural.ru в Diary

Supernatural.ru в Live Journal 
   
Supernatural.ru на Facebook
   
 Supernatural.ru на Twitter

 
Уголок юзера
Добро пожаловать, Гость
Логин
Пароль
Секретный код: Секретный код
Повторить код

(Регистр)
Зарегистрировались:
Последний: MarcCowle
Сегодня: 0
Вчера: 0
Всего: 94780

Посетителей онлайн:
Гостей: 2
Членов: 0
Всего: 2
 
Счётчики

Хотите разместить нашу кнопочку на своём сайте или в блоге? Пожалуйста!
Самый полный русскоязычный сайт о сериале Supernatural






Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

 
Российское ТВ

"Сверхъестественное"
в России




4 СЕЗОН

ПОНЕДЕЛЬНИКА ПО ЧЕТВЕРГ
В 1.45

Трейлер | Форум





AXN Sci-Fi

6 СЕЗОН

ПО БУДНЯМ В 22.15





 
Команда сайта

Администрация

SilenceMarta

Форум, Diary.ru
 Лучница, Nadin7
Jozefa, DestinyV,
SerJo, Dashita
Koryuu

Эпизоды, Субтитры
chandler, oncilla

В Контакте, Twitter,
LJ, Facebook
Marta, Nadin7

Переводчики
haven, Nadin7,
Лучница  chandler

Оформление

Nadin7

 

3 сезон
Описания эпизодов третьего сезона и транскрипты

3.08. A Very Supernatural Christmas / Очень сверхъестественное Рождество

Премьера: 13 декабря 2007 г.
Автор сценария: Джереми Карвер
Режиссер: Джей Миллер Тобин

Эпизод на тему Рождества (конечно, в сверхъестественном стиле). Братья Винчестеры идут по следу существа, которого они считают Анти-Клаусом, крадущего в сочельник людей из их домов через дымоход.

Читайте далее транскрипт эпизода.

Автор транскрипта: нат
Оригиналы комментариев частично взяты с: http://supernatural.oscillating.net, http://www.TV.com

Надпись на экране: Особый выпуск.
Камера демонстрирует большую уютную комнату (скорее всего, гостиную), украшенную к Рождеству: у окна стоит богато убранная елка, на стенах и над камином (в котором пылает огонь) весят рождественские венки, на самом камине - три чулка для рождественских подарков. Комната напоминает картинку из журнала по дизайну дома.
Слышится звонок в дверь. Мы перемещаемся в прихожую.
На экране появляется надпись: Сиэтл, штат Вашингтон, год назад.
Мальчик лет 9 (Стив) вбегает в прихожую, отпирает дверь и тянет в дом пожилого мужчину с радостным.
Стив: С Рождеством, дедушка!
Дедушка (со смехом обнимая внука): И тебя с Рождеством, Стиви!
Эти двое идут в комнату, дед обнимает мальчика за плечи, тот смотрит вверх в лицо взрослого.
Стив: Ты принес мне подарки?
Дедушка: С чего бы мне это делать?
Стив (говоря с ним, как с ребенком): Потому что это Рождество.
Дедушка (с деланным удивлением): Да неужели? О, я думал, это Санта Клаус приносит подарки на Рождество. (Стив пожимает плечами). Ты был послушным мальчиком в этом году?
Стив (горячо): Да, клянусь!
Дедушка: Ну, тогда, кто знает? Может, он и придет.

Та же гостиная. Позже.
Включив гирлянду на елке, дедушка Стива прилаживает на место белую накладную бороду с усами (он уже одет в костюм Санты Клауса), поправляет колпак с приклеенными к нему белыми волосами и, убедившись, что все в порядке, берет связку бубенчиков, какие вешают на шею лошадям (и на рождественские елки) и нарочито громко звенит ими.
Видимо, услышав бубенцы, сверху по лестнице (украшенной еловыми ветками и алыми бантами) тихонько спускается Стиви. Мальчик одет в пижаму, зевает и старается быть тихим. На середине лестницы Стиви приседает на ступеньку, через прутья перил глядя с раскрытым ртом на происходящее в гостиной.
Дед, убедившись, что мальчик пришел на "зов", быстро откладывает бубенцы в сторону и наклоняется к елке, открыв большой красный мешок и роясь в нем в поисках подарков. За спиной у мужчины стоит низкий журнальный столик, на котором среди прочего - тарелка с печеньем и стакан молока, приготовленные для Санты.
Горящими от любопытства и восторга глазами Стив наблюдает за "Сантой", вынимающим из мешка завернутые в яркую бумагу коробки и складывающим их под елкой.
Стив (восторженным шепотом): Санта!
Сверху доносится громкий стук, будто что-то падает на крышу. "Санта" и мальчик поднимают головы.
Стив: Северный олень!
Дед, украдкой бросив взгляд на внука, возвращается к мешку, но в это время сверху слышатся тяжелые шаги, от которых гнутся половицы. Покачав сам себе головой, дедушка только снова сует руку в мешок за следующим подарком, как в камине (уже потухшем) сверху начинает сыпаться зола. Мужчина откладывает в сторону мешок, подходит к камину, с едва слышным кряхтением становится на колени и заглядывает в камин. Стив видит только ноги Санты и поднимается на ноги, перевешиваясь через перила, чтобы рассмотреть, что происходит.
Что-то высовывается из дымохода, хватая "Санту" за шею и тащит его вверх. Мужчина кричит и брыкается и мы слышим какой-то хруст (сильно напоминающий звук ломающихся костей). Стив, с недоумением нахмурившись, наклоняется еще дальше через перила
Стив (нерешительно): Санта?
Слышится заключительный хруст, затем из камина вываливается опушенный когда-то белым (а теперь вымазанным в крови) мехом сапог.

Заставка: "Очень сверхъестественное Рождество" (мерцающая, как неоновая вывеска, где слово "Очень" постоянно гаснет, а на слове "сверхъестественное" надет колпак Санты). На заднем плане звучит мелодия знаменитой рождественской песенки "Jingle bells / Колокольчики звенят", которую вызванивают этими самыми колокольчиками.

Надпись на экране: Ипсиланти, штат Мичиган, сегодняшний день.
На закрытой террасе, сложив руки на груди и сдерживая слезы, стоит женщина (миссис Уолш), непрерывно оглядываясь на девочку, наблюдающую за ней из-за стеклянной двери. Напротив женщины стоит Дин в строгом костюме, держа в руках блокнот и записывая в него время от  времени слова женщины.
Миссис Уолш: Э, мы с дочерью спали. Майк был на первом этаже, украшал елку. Я услышала грохот на крыше… и потом я… я услышала крик Майка… (Дин бросает на нее быстрый заинтересованный взгляд, потом снова возвращается к своим записям). И теперь я говорю с ФБР.
Девочка уходит внутрь дома, и миссис Уолш сосредотачивает внимание на Дине, стараясь как можно точнее ответить на его вопросы и при этом не расплакаться.
Дин: И вы ничего не видели?
Миссис Уолш: Нет, он просто… просто исчез.
Дин: Двери были заперты? Следов взлома не было?
Миссис Уолш: Все верно.
Дин: У кого-нибудь еще есть ключи?
Миссис Уолш: У моих родителей.
Дин: Где они живут?
Миссис Уолш: Во Флориде.
Из передней двери появляется Сэм, на ходу пытающийся ослабить узел своего галстука.
Сэм: Спасибо, что позволили мне все осмотреть, миссис Уолш. (Женщина только кивает). Думаю, у нас есть все, что необходимо. Мы закончили.
Дин: Мы с вами свяжемся.
Женщина снова кивает. Братья спускаются с крыльца. Женщина смотрит в пол с выражением горя и растерянности, потом, словно решившись, шагает вперед, окликая парней.
Миссис Уолш: Агенты? (Сэм и Дин оборачиваются). Полиция сказала, что мой муж мог быть похищен.
Дин: Это возможно.
Миссис Уолш: Тогда почему похитители не позвонили? (Братья смотрят на нее сочувственными глазами, Сэм проглатывает ком в горле). Или… или не потребовали выкуп? До Рождества всего 3 дня. Что я скажу дочери?
Сэм: Мы очень сожалеем.
Парни снова разворачиваются и идут прочь, женщина возвращается в дом.
Пока они идут от дома к улице по лестнице, Дин переходит к делу.
Дин: Нашел что-нибудь?
Сэм (с руками, засунутыми в карманы): Чулки, омелу… это. (Он вытаскивает одну руку из кармана и кладет какой-то маленький предмет в ладонь Дину, отряхивая свои пальцы, словно в отвращении).
Дин (недоуменно нахмурившись, рассматривает окровавленный коренной зуб): Зуб? Где ты его нашел?
Сэм (со вздохом): В дымоходе.
Дин: Дымоход? Человек ни за что не протиснется в дымоход. Там слишком тесно.
Сэм: Он ни за что не влезет туда целиком.
Дин: Ладно, если отца уволокли через дымоход…
Сэм (заканчивает): Мы должны вычислить, что его туда затащило.
Они спускаются на улицу, и камера в последний раз поворачивается к дому - игрушечные олени на лужайке, увитые зелеными гирляндами столбы, венок на входной двери - рождественские украшения по полной программе.

Мотель.
Стены номера увешаны картинками с изображением различных чертей, распечатками и тому подобными вещами (снова возвращаемся к старым привычкам Винчестеров-охотников?), Сэм просматривает статьи с такими же иллюстрациями, что висят на стенах, в интернете со своего лэптопа.
Дин (входя в номер с большим бумажным пакетом покупок и закрывая за собой дверь): Так я был прав? Это серийный убийца-трубочист?
Сэм: Да. На самом деле, Дик ван Дайк. (1)
Он поворачивается к брату, брови Дина напряженно хмурятся.
Дин: Кто?
Сэм (с полуулыбкой): Мэри Поппинс.
Дин: А это кто?
Сэм: Ох, брось, Дин… (Махнув рукой). Неважно.
Дин, скрывая мгновенное замешательство и смущение, скребет в затылке, потом идет к брату, оставив свои покупки на столе возле входа.
Дин: Оказывается, Уолш - второй парень в городе, утащенный из дома в этом месяце.
Сэм (через плечо оглядываясь на брата, проходящего за спинкой дивана, на котором он сидит): Да?  
Дин: Да.
Сэм: Первого парня тоже утащили через дымоход?
Дин: Не знаю, свидетели говорят, что слышали грохот на крыше. (Оба пожимают плечами, глядя друг на друга с одинаковым недоумением). И с чем, черт возьми, по-твоему, мы имеем дело?
Сэм: В сущности, у меня есть идея.
Дин (сняв куртку, поворачивается к Сэму): Да?
Сэм (со слабой улыбкой): Это… Это прозвучит безумно.
Дин (его губы растягиваются в ответной улыбке): Что такого ты можешь сказать, что для меня прозвучит безумно?
Сэм: Ну… Злой Санта.
Дин (после секундного молчания кивает): Да, это безумие.
Сэм: Да… Я только говорю, что разные версии Анти-Санты есть в каждой культуре. (Хмурящийся растерянно Дин идет к нему, Сэм протягивает ему распечатки с чертями (демонами, нечистью), и слова потоком несутся из его рта, при этом он все время поглядывает на Дина, словно в поисках одобрения). Белсникель, Крампус, Черный Петр. Как их ни обзови, легенда одна и та же.
Дин (рассматривая распечатки, недоверчиво): И что в ней говорится?
Сэм: Говорится, что когда-то давно брат Санты стал злым, и теперь он объявляется в районе Рождества, но вместо того, чтобы приносить подарки, он наказывает грешников.
Дин (все с тем же недоверием интересуется): Утаскивая их через дымоход?
Сэм: Для начала, да.
Дин: Значит, это твоя теория, а? (Демонстрируя одну из картинок). Темный брат Санты?
Сэм: Ну, я просто говорю, что так гласит легенда.
Дин (качая головой): У Санты нет брата. Санты не существует.
Сэм: Да, знаю. Именно ты сказал мне это, помнишь? (Дин задумчиво хмурится, Сэм после мгновения отводит взгляд и тяжело вздыхает). Да, знаешь что? Я могу ошибаться. (Захлопнув с досадой крышку лэптопа, он тихо добавляет). Скорее всего, я ошибаюсь.
Дин (выходя из состояния задумчивости):  Может, так, а может, и нет…
Сэм (перестает жевать нижнюю губу): Что?
Дин (проведя ладонью по подбородку и глядя на картинки в своих руках): Я тут немного поспрашивал. Оказывается, обе жертвы посещали одно и то же место перед тем, как их похитили.
Сэм: Какое?

Большая вывеска с прямо-таки страшным Сантой "Добро пожаловать в деревню Санты". Ряд деревянных домиков, деревянные же фигурки оленей, у входа - одинокая фигура одного из волхвов, пришедших с дарами к Иисусу и, опять же, одна овца (будто все остальные фигуры Рождественской мистерии где-то потеряны). По улице "деревни Санты" идет человек в костюме оленя, выглядящий довольно уныло, на ходу здоровается с "эльфом" (ага, вот и остальные персонажи мистерии, расставленные рядком). Слышится детский смех.
Дин и Сэм идут мимо "оленя" направляясь к центру деревни.
Дин: Это местечко вроде как подтверждает теорию, а?
Сэм: Да, но Анти-Клаус? (Он цокает языком). Не может быть.
Дин: Да, это рождественское чудо. Кстати говоря, надо отпраздновать в этом году.
Сэм: Отпраздновать что?
Дин (с энтузиазмом): Рождество!
Сэм (недоверчиво хмыкнув): Нет, спасибо.
Дин (все с тем же огнем в глазах): Нет, мы принесем елку, немного еды из ресторана, совсем как в детстве.
Сэм: Дин, для меня это определенно не самые радужные воспоминания.
Дин (растерянно нахмурившись): О чем ты? У нас было замечательное Рождество.
Сэм (интересуется): Ты о чьем детстве говоришь?
Дин (усмехнувшись): Ох, да брось, Сэм!
Сэм (качая головой): Нет, просто… (тихо и серьезно заканчивает) нет.
Дин (мгновение смотрит на него, потом сердито шагает вперед, обгоняя брата): Ладно, Гринч. (2)
Огонь в глазах Дина гаснет. Сэм стоит на месте, глядя сначала в спину удаляющемуся брату, потом в пространство, наконец, его взгляд останавливается на стоящем прямо перед ним деревянном олене с косыми глазами. Сэм хмурится.

Ретроспективный кадр.
Комната мотеля. Очень потрепанная комната.
На экране телевизора - олени, несущие сани Санты по небу. Звучат все те же "Колокольчики звенят".
Надпись на экране: Брокен Боу, Небраска. Сочельник, 1991 год.

Сидящий у экрана мальчик (8-летний Сэм) отрывается от мультфильма, поворачивается к дивану, к которому до того прислонялся спиной, сидя на полу, и начинает аккуратно заворачивать что-то в страницу комикса. Второй мальчик (Дин, конечно), услышав шорох бумаги, отворачивается от окна, в которое пристально глядел.
Дин: Что это?
Сэм: Подарок для папы.
Дин (от окна, за которым идет снег, насмешливо хмыкнув): Да, точно. Где ты взял деньги? Украл?
Сэм: Нет! Дядя Бобби дал мне это для него. Сказал, что это кое-то особенное.
Дин: Что это?
Сэм: Пони.
Дин (еще раз хмыкнув): Очень смешно.
Он отходит от окна, падает на диван, на котором Сэм заворачивает подарок, устало вздыхает, берет авто-журнал и начинает листать.
Сэм: Папа ведь будет здесь, да?
Дин (переводит взгляд со страницы на брата): Будет.
Сэм: Это Рождество.
Дин (мягко): Он знает. И он будет здесь… Обещаю.
Сэм (вернувшись к нелегкому занятию - упаковке подарка): Кстати, где он?
Дин (не поднимая взгляда от журнала): На работе.
Сэм: На какой работе?
Дин: Ты сам знаешь. (Братья смотрят друг на друга). Он продает вещи.
Сэм (наклеивая очередную полоску скотча): Какие вещи?
Дин: Вещи.
Сэм: Мне никто ничего не говорит.
Дин (закатив глаза): Тогда прекрати спрашивать.
Он поднимается с дивана и со вздохом идет к одной из стоящих близко односпальных коек. Смахнув на пол пустые упаковки из-под еды, пластиковые стаканы, скомканные газеты, Дин садится на койку и снова открывает журнал. Сэм забирается на диван с ногами, опирается руками на спинку и смотрит на брата.
Сэм: Папа - шпион?
Дин: Угу, он - Джеймс Бонд.
Сэм: Почему мы все время переезжаем?
Дин: Потому что, куда бы мы не отправились, всех начинает тошнить от твой физиономии.
Сэм вздыхает сердито, перепрыгивает через спинку дивана и встает, прислонившись к ней спиной.
Сэм: Я достаточно взрослый, Дин. Ты можешь сказать мне правду.
Дин (с напором): Ты не захочешь знать правду. Поверь мне.
Сэм: Мы поэтому никогда не говорим о… маме?
Дин (вскакивает с кровати и в мгновение ока оказывается перед братом, гневно крича ему в лицо): Заткнись! Никогда не говори о маме! Никогда!
На лице Сэма - растерянность. Дин резко разворачивается и, схватив куртку, идет к двери.
Сэм: Подожди! Куда ты?
Дин (не оборачиваясь): Подальше отсюда!
Он выходит за дверь, хлопает ею. Сэм стоит около дивана, растерянный и немного испуганный.

Деревня Санты.
Взрослый Сэм стоит, глядя перед собой пустыми глазами, затерявшись в воспоминаниях.
Дин (подходя к нему): Тебе не кажется, что за 10 баксов, которые они берут за вход, Санта мог бы наскрести чуток снега.
Сэм (выныривая из воспоминаний, растерянно): Что?
Дин: Ничего. Повтори еще раз, что мы ищем?
Сэм: В легенде… говорится, что Анти-Клаус хромает и пахнет конфетами.
Братья продолжают свою прогулку по деревне.
Дин: Здорово, мы ищем Санту-сутенера. Почему конфетами?
Сэм: Сам подумай, Дин. Если ты пахнешь карамелью, дети подойдут ближе, понимаешь?
Дин: Вот жуть. (Сэм кратко усмехается). Откуда эта тварь знает, кто был непослушным, а кто - паинькой?
Сэм (пожимая плечами): Не знаю.
Они подходят к "дому Санты", где мать как раз ведет к Санте своего мальчика.
Санта (поднимая ребенка к себе на колени): Ронни, сядь на колени Санте. Вот так. Ты был хорошим мальчиком в этом году?
Ронни: Да.
Санта: Хорошо. У Санты есть для тебя особый подарок. (Он хрипло смеется).
Дин (задумчиво наблюдая за сценой): Может, мы знаем, откуда.
Мать Ронни (снимая мальчика с коленей Санты, ведет его дальше): Пошли, милый, идем.
К братьям подходит девушка, наряженная эльфом Санты.
Девушка (с улыбкой): Добро пожаловать во владения Санты. Я могу отвести вашего ребенка к Санте?
Сэм: Н-нет.
Дин: Нет. (Потом он ухмыляется на мгновение, хлопает Сэма по плечу). Но, по правде говоря, мой брат… Он мечтал об этом всю жизнь.
Сэм с извиняющейся улыбкой начинает мотать головой и махать руками. На заднем плане другой "эльф" фотографирует мать с мальчиком на фоне еще одной сцены рождественского поклонения волхвов.
Девушка (растерянно): Э, сожалею. Только дети до… 12 лет.
Сэм (с улыбкой): Нет, он пошутил. Мы только зашли посмотреть.
Дин, сложив губы, качает головой. Девушка переводит взгляд с одного на другого, на ее лице появляется отвращение, она делает шаг назад.
Девушка: Гадость.
Она разворачивается и гордо шагает прочь.
Сэм (вслед ей торопливо бормочет оправдания, только увязая все глубже, к очевидному развлечению Дина): Я не имел в виду, что мы пришли сюда по… (Сердито смотрит на пытающегося скрыть усмешку брата). Большое спасибо, Дин. Спасибо за это.
Дин смеется, потом внезапно серьезнеет, кивнув на Санту, выбирающегося, хромая, из своего "дома" (что на практике означает, что он спускается с небольшой платформы под крышей).
Дин: Глянь туда. (Кряхтя и хромая, Санта проходит мимо братьев, которые провожают его взглядами. Дин шипит). Ты это видел?
Сэм: Многие люди хромают, правильно?
Дин: Не говори, что ты это не почувствовал. Это были конфеты, старик.
Сэм: Это был сидр. (Потом его уверенность немного колеблется). Думаю, так. Должен быть.
Парни снова глазеют вслед Санте.
Дин: Возможно. Но стоит ли рисковать?
Сэм прикусывает губу.

Дом "Санты". Ночь. В Импале.
Слышится тяжелый вздох.
Дин (сквозь зевок): Сколько времени?
Сэм (с намеком раздражения): Столько же, сколько и в прошлый раз, когда ты спрашивал.
Дин (трет глаза): Да.
Сэм (протягивает ему термос): Кофе.
Дин берет термос, открывает, переворачивает, собираясь налить кофе в крышку, но термос пуст. Дин мгновение смотрит на брата, но не ругается и не вздыхает, просто снова ставит термос на сиденье между ними.
Дин: Замечательно.
Сэм вздыхает. Дин смотрит на дом перед ним (больше похожий на вагончик трейлера), потом на лице его появляется задумчивая улыбка.
Дин: Эй, Сэм.
Сэм: Да?
Дин: Почему ты - мальчик, который ненавидит Рождество?
Сэм (пытаясь остановить его): Дин…
Дин (не реагируя на безмолвную просьбу не допытываться): Конечно, признаю, у нас было несколько неудачных праздников, когда мы были детьми.
Сэм (недоверчиво усмехнувшись, смотрит на него): Неудачных?
Дин (не обращая внимания на его сарказм): Но то было тогда. В этом году мы все сделаем как надо.
Сэм: Дин, хочешь отпраздновать Рождество - ради Бога. Только меня в это не втягивай.
Дин (глядя перед собой): О, да, это будет здорово… Я сам с собой делаю клюквенное желе.
Сэм едва заметно пожимает плечами. Некоторое время братья молча наблюдают за домом "Санты", потом сам он показывается в окне (в грязной майке и красном колпаке), оглядывается и задергивает занавеску.
Дин: Что там у Святого Никотина творится?
Слышится женский крик: О, Господи!
Быстро переглянувшись, парни выскакивают из машины, на ходу вытаскивая оружие, бросаются к дому-вагончику. Они останавливаются у двери.
Сэм: Э…
Дин: Что?
Сэм: Ничего. Ничего. Просто… Мистер Вооруженное Рождество может спугнуть Санту.
Дин осторожно открывает дверь, и братья вламываются в вагончик. "Санта" вскакивает на ноги, в одной руке - бутылка виски, в другой - кальян. Парни поспешно прячут за спину оружие. Мгновение все трое растерянно смотрят друг на друга.
"Санта": Какого черта вы тут делаете?!
Сэм: Э… Ну…
На экране телевизора идет какая-то драма. По-видимому, она и была источником женского крика.
Парни мгновение переминаются у двери, потом Дин нерешительно затягивает рождественский гимн.
Дин: Тихая ночь, Святая ночь. Все прекрасно…
Сэм, несколько секунд в ступоре глазея на брата, наконец присоединяется к нему. "Санта" с довольным смехом валится назад на диван, подпевая парням (причем, похоже, он единственный из троих знает слова - Сэм постоянно перевирает их, а Дин то и дело замолкает, начиная шевелить губами, вспоминая, что там дальше).
Винчестеры: Кругом холодина…
"Санта": Кругом все сияет…
Сэм берет за плечо Дина и, улыбаясь Санте, выталкивает брата за дверь вагончика.

Дом Колдуэллов. Поздний вечер.
Повсюду - признаки приближающегося Рождества - все атрибуты и украшения на местах. Играет гимн "Тихая ночь", который только что пытались исполнить Винчестеры для "прикрытия". Сверху доносится грохот.
Услышав шум, несущийся из камина, маленький мальчик с кудрявыми светлыми волосами спускается по лестнице к елке и камину.
Мальчик (наклонившись к камину): Санта, ты рано!
Каминная решетка с грохотом валится, мальчик отскакивает от камина, молча смотрит, как нечто (мы не можем разглядеть подробностей фигуры) вылезает из камина, проходит мимо стоящего столбом малыша, шагает вверх по лестнице и открывает дверь в комнату.
Мы слышим женский крик, потом - звук удара и грохот падающего тела. Мальчик снова подпрыгивает. Фигура спускается назад, таща с собой кожаный мешок, в котором бьется и мычит, судя по звуку, взрослый мужчина. Существо останавливается около малыша, который глядит на него огромными глазами, пинает мешок. Слышится хруст костей, звуки из мешка обрываются. Мальчик отступает, открывая рот, но, не издавая ни звука, фигура надвигается на него. Наконец, малыш останавливается, наткнувшись на столик. Существо нагибается и из-за спины малыша берет с тарелки на столе печенье, приготовленное для Санты. Схрумкав печенину, он подхватывает мешок и отправляется к камину, не обращая никакого внимания на мальчика.

Дом Колдуэллов. День.
Дин и Сэм идут в комнаты следом за хозяйкой (у нее под глазом - синяк, она сдерживает слезы).
Дин: Так как ваш сын описал нападавшего? "Санта унес папу в дымоход"?
Миссис Колдуэлл: Да, он так сказал.
Дин: А где были вы?
Миссис Колдуэлл: Я спала. И… вдруг… Меня стащили с кровати… с криком.
Женщина всхлипывает.
Сэм: Вы видели нападавшего?
Миссис Колдуэлл (качая головой): Было темно. Он ударил меня. Я потеряла сознание.
Дин: Сожалею. Я знаю, это тяжело.
Сэм: Да. (Махая рукой на рождественский венок): Миссис Колдуэлл, где вы взяли этот венок над камином?
Дин бросает на него дикий взгляд, потом оглядывается, чтобы посмотреть, о чем говорит брат. Повернувшись к миссис Колдуэлл, он на мгновение хмурится.
Миссис Колдуэлл: Извините?
Сэм бросает взгляд на брата, тот открывает рот, придумывая оправдание, но Сэм справляется сам.
Сэм: Просто любопытно, знаете.

Братья выходят их дома.
Дин: Венок, а? Уверен, что не хочешь поинтересоваться ее туфлями? Я видел довольно симпатичные сумочки в прихожей.
Сэм (фыркнув на его сарказм): Мы уже видели такой венок, Дин.
Дин (нахмурившись на мгновение): Где?
Сэм (раздельно, пристально наблюдая за реакцией брата): У Уолшей, вчера.
Дин (с кажущейся легкостью): Знаю. Я просто проверял тебя.
Братья садятся в машину, и Импала срывается с места.

Номер мотеля.
Сэм (говорит по телефону): Да, хорошо. Поищи еще, ладно? Спасибо, Бобби. (Он убирает телефон, идет к столику рядом с дверью, на котором стоит лэптоп. Дин наблюдает за ним с дивана, на котором в прошлый раз сидел Сэм). Это не Злой Санта.
Дин: Что сказал Бобби?
Сэм: Сказал, что мы - кретины. И еще сказал, что в этих венках может быть таволга.
Дин: Ух ты! Поразительно. И что это за хрень?
Сэм (стараясь спрятать снисходительную улыбку): Это довольно редкое, и, возможно, самое мощное растение в языческих поверьях.
Дин (с забытыми распечатками в руках): Языческих поверьях?
Сэм: Да. Они использовали таволгу для человеческих жертвоприношений. (На экране лэптопа уже другие картинки - наряду с Крампусом там теперь сведения о таволге). Это было как блесна для их богов. Она привлекала богов, они останавливались и закусывали тем, кто оказывался ближе всех.
Дин (поднимается с дивана, идет к мойке и берет со стола чашку с кофе): Зачем кому-то использовать ее в рождественском венке?
Сэм: Это не так странно, как кажется, Дин. Почти все традиции Рождества - языческие.
Дин (с улыбкой заявляет): Рождество - это день рождения Христа.
Сэм: Нет, Христос родился, вероятнее всего, осенью. Это был праздник зимнего солнцестояния, отредактированный церковью и переименованный в Рождество. (Дин забывает о кофе, глядя на брата). Полено, елка, даже красный костюм Санты - это все остатки языческого культа.
Дин (нахмурившись): Откуда ты это знаешь? И чем еще меня огорошишь? Пасхальный кролик - иудей?
Сэм улыбается и почти качает головой.
Дин: Так ты думаешь, мы имеем дело с языческим богом?
Сэм (щелкая по клавишам лэптопа): Да. Возможно, это Холд Никар, бог зимнего солнцестояния.
Сэм оставляет лэптоп на столике у окна, пересаживается на диван и берет одну из книг.
Дин: И все эти поклонницы Марты Стюарт (3), покупающие эти разукрашенные венки…
Сэм (продолжает его мысль раньше, чем Дин заканчивает): Да. Это все равно зажечь неоновую вывеску над дверью "Приходите нас убить".
Дин (покачав головой): Здорово.
Сэм (изучая страницу в книге, сопровождаемую картинкой - бес несет в корзине за спиной кричащих ребятишек): Ха! Когда приносишь жертву Холд Никару, догадайся, что он дарит взамен?
Дин: Надеюсь, стриптизерш.
Сэм: Мягкий климат.
Дин кивает, выглядывает в окно, потом указывает на улицу.
Дин: Как отсутствие снега в центре Мичигана посреди декабря.
Сэм: Для примера.
Дин (с усталым вздохом присев к столу у входа, где стоит лэптоп): Мы уже знаем, как его убить?
Сэм: Нет, Бобби сейчас над этим работает. Мы должны вычислить, где продают эти венки…
Дин (его рука замирает над клавиатурой лэптопа, он кивает на экран): Думаешь, они продают их специально, готовят жертвы для кормежки этой твари?
Сэм (вздыхает, пожимает плечами): Давай разберемся.

Магазин, полный рождественских атрибутов.
Братья входят внутрь, оглядываясь, направляются к стоящему у прилавка лавочки продавцу.
Продавец: Я могу помочь вам, мальчики?
Дин: Э, мы надеемся. (Кивая на брата со своей вредной ухмылкой). Мы играли в бинго у Уолшей вчера вечером, и с тех пор он, не умолкая, трещит об их рождественском венке. Не знаю. Сам ему скажи.
Сэм (глядя на него так, словно готов удавить, в то же время улыбаясь фальшиво продавцу):  Конечно. Он был восхитительный.
Продавец (в затруднении переводя взгляд с хмурого Сэма на ухмыляющегося Дина): Я продал кучу венков, ребята.
Сэм: Да, да, но, знаете, этот был особенный. Там были… были зеленые листья и белые бутоны. Может, он был сделан из, э, таволги.
Продавец: Ну… вы из привередливых?
Лицо Сэма каменеет, Дин смеется, и брат снова бросает на него убийственный взгляд.
Дин: Он такой.
Продавец: Ладно, я знаю, о чем вы говорите. Они все распроданы.
Сэм шумно вздыхает.
Дин: Кажется, таволга - вещь редкая и дорогая. С чего пускать ее на венки?
Продавец: Понятия не имею. Не я их делал.
Дин: А кто?
Продавец: Мэйдж Карриган, местная леди. Сказала, что венки особые, и подарила их мне.
Сэм: Она не попросила заплатить?
Продавец: Нет.
Дин (с усмешкой): Вы раздавали их бесплатно?
Продавец: Нет, черт. Это Рождество. Люди готовы отвалить кучу денег за это дерьмо.
Дин (усмехаясь): Это - дух Рождества.

Номер мотеля. Поздний вечер.
Братья входят в комнату. Идущий последним, почти наступая на пятки хмурому брату Дин запирает дверь.
Дин: Сколько может стоить венок из таволги, по-твоему?
Сэм: Не меньше двух сотен долларов.
Дин: И эта леди отдала их ему просто так? Что об этом думаешь?
Братья стягивают куртки.
Сэм: Ну, звучит довольно подозрительно.
Со стоном Сэм садится на край своей кровати. Дин плюхается на свою.
Дин (с улыбкой): Помнишь тот венок, который папа как-то принес домой?
Сэм (которого, кажется, это воспоминание не веселит, как Дина): Ты имеешь в виду тот, что он стащил из… из винного магазина?
Дин (с широкой улыбкой): Да, это была связка пустых пивных банок. Отпадная штука. (Сэм смотрит на него в недоверчивом удивлении). Готов поспорить, если бы я поискал хорошенько, то смог бы найти в той лавочке что-нибудь похожее.
Сэм (словно утомленный энтузиазмом брата по поводу Рождества, только что не поджав губы, поворачивается к Дину): Ладно. Приятель, что с тобой творится?
Дин (удивленно): Что?
Сэм: С каких пор ты так внезапно загорелся? Почему ты так хочешь праздновать Рождество?
Дин: Почему ты настолько против? Что, воспоминания детства были такими травмирующими?
Сэм: Нет, не в этом дело.
Дин (хмыкнув): Тогда в чем?
Сэм (запинаясь): Я имею в виду, я просто… Я просто не понимаю. Ты годами не упоминал о Рождестве.
Дин (задумчиво кивает, отводит глаза): Ну, да. (Потом он снова смотрит на Сэма, объясняет). Это мой последний год.
Сэм (в свою очередь, отводит взгляд, в глазах тут же появляются слезы, голос срывается): Я знаю. Поэтому и не могу.
Дин (смотрит на него мгновение подозрительно блестящими глазами, потом отводит взгляд в сторону): Что ты имеешь в виду?
Сэм (тихо): Я имею в виду, я не могу просто сидеть, потягивать яичный пунш и притворяться, что все хорошо. Когда я знаю, что на следующее Рождество ты будешь мертв (на последнем слове его голос срывается).
Дин кивает, губы изгибаются, словно он собирается что-то сказать, но слова не прибывают, он лишь снова кивает, глядя перед собой блестящими глазами.
Сэм: Я просто не могу.
Опустив головы, братья сидят на соседних кроватях, не говоря ни слова.

Ретроспективный кадр.
Номер мотеля.
8-летний Сэм, сидя на диване, листает комиксы. Он бросает их рядом с собой, когда тихо открывается дверь. В номер входит Дин с бумажным пакетом в руках.
Сэм (немного сердито): Я думал, ты ушел.
Дин: Да. Раздобыть тебе обед. (Он бросает Сэму шоколад, который приземляется на спинке дивана за спиной мальчика, и пакет картофельных чипсов - прямо в руки брату). Не забудь свои овощи.
Дин проходит в комнату, ставит пакет на свою кровать, присаживается на край, вытаскивает и открывает банку с каким-то напитком. Сэм садится на свою койку напротив брата, складывает руки на коленях.
Сэм: Я знаю, почему ты держишь оружие у себя под подушкой.
Дин, развернувшись, как ужаленный, поднимает свою подушку и смотрит на лежащий под ней револьвер, потом кладет подушку на место.
Дин: Нет, не знаешь. Не трогай мои вещи.
Сэм: И знаю, зачем мы насыпаем соль везде, где останавливаемся.
Дин (сердито): Нет, не знаешь. Заткнись.
Сэм нагибается назад, сует руку под матрац на своей койке, вытаскивает кожаный дневник Джона Винчестера (еще не такой толстый и потрепанный) и бросает его на столик между кроватями. Дин мгновение смотрит на дневник, потом вскакивает на ноги, вставая напротив брата.
Дин: Где ты это взял? Это папин. Он тебе задницу надерет, если ты это прочел.
Сэм (не сводит с него пристального взгляда, дожидаясь окончания тирады): Монстры существуют?
Дин (усмехаясь): Что? Ты спятил.
Сэм (пристально глядя на него "щенячьими глазами", решительно говорит): Скажи мне.
Дин закусывает губу, стоит, несколько минут глядя то на брата, то на дневник, то в пол, потом принимает решение.
Дин: Клянусь, если ты когда-нибудь скажешь папе, что я тебе это рассказал, я тебя прикончу.
Сэм (серьезно глядя на него): Обещаю.
Дин снова закусывает губу, оседает на койку, ставит банку на столик, смотрит на дневник и наклоняется вперед, ближе к брату.
Дин: Ну, для начала ты должен знать, что у нас самый крутой папа в мире. Он - супергерой.
Сэм: Правда?
Дин: Да. (Сэм недоверчиво отводит взгляд, но следующие слова брата возвращают его внимание к Дину). Монстры существуют. Папа сражается с ними. Он борется с ними прямо сейчас.
Сэм: Но папа сказал, что у меня под кроватью нет монстров.
Дин (коротко усмехнувшись): Это потому что он уже проверил под ней. Но, да, они существуют. Почти все существуют.
Сэм: А Санта существует?
Дин (снова на мгновение усмехнувшись): Нет.
Сэм (уже в восьмилетнем возрасте пытаясь рассуждать логически и делая самые неутешительные выводы): Если монстры существуют, тогда они могут забрать нас. Могут забрать меня.
Дин (твердо): Папа не позволит им тебя забрать.
Сэм: А что, если они схватят его?
Дин (усмехаясь): Они не доберутся до папы. Папа - лучший.
Сэм (тихо): Я прочитал в папиной книге, что они забрали маму.
Дин (вновь закусывает губу, вздохнув, отводит взгляд): Это сложно, Сэм.
Сэм (как собака с костью - ничем не остановишь): Если они забрали маму, то могут забрать и папу. А если они схватят папу, то могут забрать и нас.
Дин (встает, неслышно выдохнув: "Господи!", пересаживается на кровать рядом с Сэмом): Это не так. Ладно, с папой все прекрасно. С нами все прекрасно. Поверь мне. (Сэм отворачивается, вздыхает). Ты в порядке?
Сэм (еле слышно): Да.
Дин (вздохнув, вынужденно улыбается, повернувшись к брату): Эй, папа будет здесь на Рождество… (Сэм высоко поднимает голову, чтобы не дать пролиться слезам, наполняющим глаза). Как и всегда.
Сэм (сдерживая слезы и глядя в сторону, чтобы брат ничего не заметил): Я просто хочу лечь спать, ладно?
Не дожидаясь ответа, он убирает с койки комиксы и ложится, повернувшись к Дину спиной. Едва коснувшись головой подушки, он начинает плакать, неслышно всхлипывая.
Дин (еле слышно): Да, ладно. (Потом хрипло добавляет, явно видя, что брат плачет). Когда проснешься, все будет лучше. Вот увидишь. Обещаю.
Он сидит на кровати Сэма, решительно глядя перед собой.

Улица. День. Настоящее время.
Импала припаркована у лужайки украшенного к Рождеству дома. Братья (на сей раз не в официальных костюмах, а своих обычных нарядах) идут к дому.
Дин: Так здесь живет миссис Венок, а? Улавливаешь здесь злые языческие вибрации?
Сэм молча смотрит в упор на брата. Дин стучит в дверь. Им открывает Мэйдж Карриган - доброжелательная женщина лет 50-ти, по виду, наряду, прическе - типичная домохозяйка.
Мэйдж (с улыбкой): Да?
Дин (с такой же широкой улыбкой): Пожалуйста, скажите, что вы - Мэйдж Карриган, которая делает венки из таволги.
Мэйдж: Да, это я.
Дин: Ха! Есть!
Сэм (с немного натянутой улыбкой включается в разговор): Да. Мы только вчера восхищались
вашими венками в доме мистера Сайлора.
Дин вытягивает шею, оглядывая внутреннюю часть дома Мэйдж, которую можно разглядеть от входной двери, пока Сэм ведет "переговоры".
Мэйдж (с энтузиазмом): Правда? Ну, разве у таволги не самый замечательный запах на свете?
Сэм (под подтверждающее восклицание смеющегося в согласии брата): Конечно. Проблема в том, что все ваши венки распродали раньше, чем мы успели купить один.

Мэйдж: Ох! Вздор!
Дин: У вас не осталось одного, который мы могли бы купить?
Мэйдж: Нет, боюсь, это были последние в этом сезоне.
Дин разочарованно кривится, Сэм рядом так же разочарованно охает.
Дин: Скажите мне кое-что… Почему вы решили сделать их из таволги?
Мэйдж (со смехом): Из-за запаха, конечно! Никогда не встречала запаха чудеснее.
Со второго этажа в прихожую спускается мужчина (Ээдвард), останавливается рядом с Мэйдж: на нем вместо пиджака толстая вязаная кофта, в зубах - трубка, в руках - красная коробка (этакий типичный пенсионер).
Сэм: Да, вы об этом упоминали.
Эдвард: Что случилось, милая?
Мэйдж (с гордостью): Эти милые мальчики спрашивали о моих венках, дорогой.
Эдвард: О, венки замечательные. (Взмахнув зажатой в руке трубкой). Чудесные венки. О! (он протягивает братьям открытую красную коробочку, которую нес в руке. В коробке - карамель или что-то вроде того, с арахисом). Арахиса не хотите?
Дин протягивает руку, но Сэм бьет его по руке, отдергивая брата от коробки и стараясь любезно улыбаться хозяевам дома.
Сэм: Нет… Спасибо, не надо.

Номер мотеля.
Дин затачивает деревянный кол (штуки три уже лежит на кровати за его спиной, и еще пара - рядом с койкой). Перед Дином стоит мусорная корзина, но все стружки летят мимо, усеивая пол комнаты.
Сэм, сидя на диване, внимательно изучает экран лэптопа. Наконец он выпрямляется, возбужденно хлопнув в ладоши.
Сэм: Я знал! (Дин поднимает голову, вопросительно глядя на него). Кое-что было не так с этими двумя.
Дин: Что ты нашел?
Сэм: В прошлом году Карриганы жили в Сиэтле, где перед Рождеством произошли два похищения. В январе они переехали сюда. Вся эта рождественская хрень в их доме - не ветки падуба. Это вербена и мята.
Дин (слушающий его с внимательно нахмуренными бровями, уточняет): Языческие штуки?
Сэм: Серьезные языческие штуки.
Дин: Так что, наши Оззи и Харриет (4) прячут языческого бога под своим покрытым пластиковым чехлом диваном?
Сэм: Не знаю. Мы должны их проверить. Так, что у Бобби? Он уверен, что колья из вечнозеленого дерева убьют эту тварь?
Дин (разглядывая кол в своих руках): Да, он уверен.

Дом Карриганов. Поздний вечер.
Братья поднимаются на крыльцо. На плече у Дина - сумка с их снаряжением. Дин наклоняется, Сэм достает из сумки колья, пока Дин возится с отмычками над замком дома. Братья входят внутрь, Сэм передает брату один из кольев, и Винчестеры бесшумно продвигаются в комнаты.
Дин (ткнув в бесформенный диван (?), укрытый пластиковым чехлом, шепотом): Видишь? Пластик.
Братья расходятся, осматривая гостиную (в основном разглядывая рождественские украшения - по большей части разнообразные фигурки Санты). Увидев игрушечный домик, Дин качает головой. Сэм рассматривает лежащие на столе противни с печеньем, потом замечает дверь, запертую прочным замком.
Сэм (кивая брату на дверь, негромко говорит): Эй, Дин.

Подвал.
Братья спускаются вниз. В подвале повсюду - на полу, полках, столах - кости (некоторые - в крови и с остатками плоти на них). Винчестеры расходятся, с отвращением рассматривая подвал. Сэм замечает висящий на крюке кожаный мешок, подходит ближе, протягивает руку к окровавленному мешку - и отдергивается, когда мешок начинает шевелиться, и из него доносятся мычащие звуки. Не успев прийти в себя от неожиданности, Сэм сталкивается нос к носу с Мейдж. Та молча с неожиданной силой хватает его за горло (конечно, а как же еще!) и приподнимает над землей. Разглядывавший кости Дин вскакивает на ноги, бросаясь к брату с криком.
Дин: Сэм!
Мейдж прижимает Сэма к стене. Дин несется к ней, занеся кол, когда его внезапно перехватывает взявшийся ниоткуда Эдвард. Он швыряет Дина головой в стену (каждому Винчестеру - свое), и Дин валится на пол без сознания. Эдвард с улыбкой смотрит на жену. Та поворачивается к нему, продолжая сжимать горло Сэма со зверским выражением на лице.
Мейдж (ее лицо разглаживается, она поворачивается к Сэму): Черт возьми, лучше бы вы сюда не спускались, мальчики.
Свет фонарика, судорожно дергающегося в руках Сэма, падает на лица Мейдж и ее мужа, и за приятной внешностью почтенных пенсионеров на миг проглядывают полуразложившиеся нечеловеческие рожи. Мейдж отрывает Сэма от стены лишь для того, чтобы хлопнуть его головой в эту самую стену. Сэм перестает бороться и тоже ссыпается на пол. Медж, с улыбкой пожав плечами, оглядывается на мужа. Экран темнеет.

Дом Карриганов. Кухня.
Около стола спинками друг к другу стоят два стула, к которым привязаны братья.
Сэм (вопросительно): Дин? (Дин шевелит головой, видимо, приходя в себя). Ты в порядке?
Дин: Думаю, да.
Сэм (вздохнув): Полагаю, мы имеем дело с мистером и миссис Бог. (Дин кивает). Приятно знать.
Мейдж (входя на кухню, восторженно): Ох, а мы уж решили, что вы, два лентяя, проспите все веселье.
На ней - красный свитер, расшитый снеговиками и прочими рождественским мотивами. Следом идет Эдвард с трубкой в зубах и в таком же свитере, как у жены, только синем.
Дин: Пропустить такое? Не, мы - завзятые тусовщики.
Эдвард: Разве он не душка, милочка? Вы - охотники.
Дин: А вы - языческие боги. (Язвительно). Так почему бы не оставить все как есть, и не разойтись полюбовно?
Эдвард (вытащив изо рта трубку, смеется): Чтобы вы привели других охотников и убили нас? (Он переглядывается с женой, надевающей передник). Я так не думаю.
Сэм: Надо было думать об этом до того, как закусывать людьми.
Мэйдж возмущенно открывает рот.
Эдвард: О, нет. Вы все неправильно понимаете.
Мейдж (улыбаясь, суетиться вокруг мальчиков, накрывая салфетками их колени, не обращая внимания на взгляд отвращения от Дина и попытку отодвинуться Сэма): Раньше мы забирали сотню жертв в год. И это факт. Сейчас мы берем сколько? (Она оглядывается на мужа). Что, двух? Трех?
Эдвард: С мальчиками Харди (5) будет пять.
Мейдж: Ну, это не так уж плохо, разве нет?
Дин: Послушать вас - жалкие актеришки.
Эдвард (тыча трубкой в его сторону): Тебе, мистер, лучше быть повежливее.
Сэм (насмешливо): Или что? Вы нас съедите?
Братья поворачивают головы и уставляются на Эдварда: Сэм - с насмешливой улыбкой, Дин - с гневом.
Эдвард: Не так быстро. Сначала надо выполнить кое-какие ритуалы.
Мейдж (склонившись к братьям, с доверительной улыбкой): О, мы - поклонники ритуала.
Сэм поворачивается к широко и искренне улыбающейся "миссис Бог".
Эдвард (с энтузиазмом): И знаете, с чего все начнется?
Дин: Дайте угадаю. (Делает паузу). Таволга.
Эдвард: Черт!
Мейдж со слегка безумным смехом кружит вокруг парней, потом заглядывает в коробку под столом.
Дин (с ухмылкой): У вас больше нет венков. Полагаю, придется отменить жертвоприношение.
Мейдж (достав из коробки две засохших ветви, согнутых для венка): Не будь таким пессимистом.
Она вешает каждому из братьев по ветке на шею, всплескивает руками, вся так и сочась восторгом.
Мейдж: Вот. Разве они не прекрасны?
Эдвард: Достаточно хороши, чтобы съесть. (Он с довольным видом цыкает зубом). Отлично. Шаг номер 2.
Он берет со стола изогнутый нож и глиняную миску и шагает к Сэму. Тот смотрит на Эдварда настороженно и с тревогой и страхом во взгляде.
Дин (пытаясь извернуться на стуле): Сэмми?
Эдвард подносит нож к запястью Сэма, подставляя под руку плошку.
Сэм (еле слышно): Н-нет.
Дин:  Сэмми!
Сэм (кричит, когда Эдвард режет его руку чуть выше запястья): Нет!
Дин (кричит в бешенстве): Оставь его в покое, сукин сын!
Эдвард (собрав кровь в плошку, передает ее вместе с ножом жене): Слышишь, как он разговаривает с нами? С богами? Слушай, приятель. В прежние времена нам поклонялись миллионы.
Дин (яростно выпаливает, слушая, как Сэм шипит сквозь зубы от боли): Времена изменились!
Эдвард (усмехнувшись): Ты мне будешь рассказывать. (Карриганы суетятся у стола, Эдвард бросает в миску с кровью Сэма какие-то травы, потом выбирает клещи странной формы, лежащие на столе. При этом оба бога не прекращают свою очень любезную беседу).  Внезапно в моду вошел Иисус. Внезапно наши алтари сожгли, и нам пришлось охотиться, как простым монстрам.
Мейдж: Но мы хоть слово сказали? Нет, нет, нет и нет. Два тысячелетия… Мы - законопослушные граждане. У нас есть работа и дом в рассрочку. Мы… (она переводит взгляд на мужа) как это называется, милый?
Эдвард (бросая в рот орешек): Мы ассимилировались.
Мейдж: Да. Мы ассимилировались. Играем в бридж по вторникам и пятницам. Живем, как все остальные.
Мейдж с улыбкой берет изогнутый нож.
Дин (гневно): Вы смешались с толпой не так хорошо, как думаете, леди.
Мейдж: Немного пощиплет, дорогой.
Она наклоняется над Дином и разрезает его руку, собирая кровь в другую плошку.
Дин (с криком выпаливает ей в лицо): Стерва!
Мейдж (распрямляется, смотрит на него в праведном негодовании): О, божественные мы. Кое-кто должен четвертак в кружку за ругательство. (Поучающим тоном говорит Дину, сморщившему лицо в боли, сдерживая крик). Знаешь, что я говорю, когда хочу выругаться? "Вздор".
Дин (глядя на нее в смеси ярости и недоверия): Постараюсь это запомнить!
Эдвард (направляясь с клещами к Сэму): Вы, мальчики, понятия не имеете, как вам повезло. Были времена, когда дети приходили со всей округи, лишь бы оказаться на вашем месте.
Сэм (задохнувшись, с ужасом сморит на клещи): Что вы собираетесь этим делать?
Дин (глядя на Мейдж): Ты, вздорочь, прикоснешься ко мне снова, я, вздорочь, убью тебя!
Мейдж: Очень хорошо.
Она заносит нож над второй рукой Дина и снова подставляет плошку. Дин кричит, стиснув зубы (но, хотя кровь льется с его руки, пореза на ней не остается - полагаю, недоработка съемки).
Эдвард хватает руку Сэма, силой разгибает его пальцы.
Сэм: Нет… не надо. Не надо!
Эдвард клещами захватывает ноготь на указательном пальце его правой руки - и выдергивает его из лунки целиком. Сэм кричит, запрокинув голову, потом обрывает крик, переходя на сдавленные, задыхающиеся стоны.
Эдвард (демонстрируя зажатый в клещах ноготь): О, у нас есть победитель!
Голова Дина почти падает на грудь, глаза закрываются (похоже, помимо потери крови, у него снова легкое сотрясение), и несколько мгновений братья пытаются перевести дыхание.
Мейдж добавляет кровь Дина к крови его брата в миске, Эдвард бросает туда же ноготь.
Мейдж: Что еще, дорогой?
Эдвард (задумывается, глядя в миску): Так, давай посмотрим… Гм, ноготь, кровь… (Он хлопает себя по любу). Что за дырявая башка! Я забыл зуб!
Мейдж (с улыбкой): О, дорогой.
Дин (поворачивает голову к брату, насколько может, выдыхает между судорожными вдохами): Счастливого Рождества, Сэм.
В ответ раздается только мычащий стон.
Эдвард, взяв другие клещи, идет к Дину.
Эдвард: Открой шире рот и скажи "а".
Он берет Дина за подбородок, вынуждает его открыть рот и сует ему в рот клещи. Мейдж с трепетом наклоняется ближе, чтобы видеть, Сэм снова запрокидывает голову, Дин пытается кричать. В этот момент раздается звонок в дверь. Все четверо на мгновение замирают (этакая немая сцена "Ревизора"). Потом Дин сквозь забитый клещами рот невнятно говорит.
Дин: Кто-нибудь откроет дверь? Вы должны открыть.
Сэм с облегчением переводит дыхание. Супруги с досадой переглядываются.
Эдвард: Пошли.
Он вытаскивает клещи изо рта Дина (тот двигает челюстью, языком проверяет свои зубы). Каарриганы покидают кухню.

Дом Карриганов. Прихожая.
Эдвард открывает дверь. Женщина, стоящая на пороге, протягивает Мейдж пирог и с энтузиазмом выпаливает.
Женщина: С Рождеством!
Эдвард (с широкой улыбкой - жене): Говорил тебе, я чуял фруктовый пирог.
Мейдж: Не стоило.
Женщина (трепля ее по руке): О, бросьте, мне это в охотку.
Эдвард: Выглядит замечательно.
Женщина: Слушайте, мы с Нилом идем колядовать. Не хотите присоединиться?
Мейдж: Знаешь, мы бы…
Эдвард (поспешно вмешиваясь): Это все - моя спина. Приступ подагры.
Женщина (с сочувственной гримасой): О! Досадно. Ну что ж. С Рождеством.
Мейдж: И тебя тоже, дорогая.
Она готовится закрыть дверь, но женщина еще не закончила.
Женщина: Завтрашний бридж еще в силе?
Эдвард (уверяет ее): С первыми петухами.
Женщина: Да! Ладно, пока.
Мейдж: Пока-пока.
Эдвард обнимает жену за плечи, она машет вслед уходящей соседке. Потом Эдвард закрывает дверь. Супруги переглядываются, дружно вздыхают, Мейдж роняет на пол пирог и наступает на него, когда Карриганы направляются назад в кухню.

Кухня и гостиная дома Карриганов.
Мейдж (открывая дверь на кухню и входя): Так, на чем мы остановились?
Супруги входят на кухню и обнаруживают два пустых стула. Пока они еще озираются в растерянности, обе двери, ведущие из кухни, захлопываются. Братья подпирают двери с другой стороны собственными телами.
Дин выдвигает ящик стоящего у "его" двери комода и, блокировав таким образом дверь, бросается к брату. Он одной рукой придерживает дверь, которую Сэм подпирает спиной и повышает голос, пытаясь перекричать вопли ярости, несущиеся из-за двери, об которую бьются Карриганы.
Дин: Что теперь будем делать? Колья из вечнозеленого дерева в подвале!
Сэм: Ну, нам нужно другое дерево, Дин. (Его взгляд падает на огромную украшенную елку в гостиной). Думаю, я только что нашел его. Помоги мне с этим.
Он кивает на тяжелый деревянный буфет, братья совместными усилиями передвигают его, эффективно блокируя дверь.
Потом Винчестеры бегут в гостиную, кратко переглянувшись, валят елку на пол и начинают выламывать ветки. Вооружившись каждый солидным суком и оборвав с них мелкие веточки, братья распрямляются, и во внезапно воцарившейся тишине осторожно идут к кухонным дверям.
С воплем вылетев из-за двери, Эдвард набрасывается на Дина, швырнув его на пол. Слышится звук ударов.
Сэм пытается дернуться в сторону брата, когда перед ним с улыбкой возникает миссис Карриган.
Мейдж: Ты, ничтожная тварь… (Ее голова быстро дергается из стороны в сторону, черты лица смазываются в пятно. Потом женщина останавливается). Мне нравилась эта елка.
Сэм замахивается, но Мейдж наносит удар первой, швырнув его за кресло, как пушинку.
Эдвард один за другим наносит ожесточенные удары по лицу Дина.
Мейдж набрасывается на Сэма снова, но Сэм изо всех сил бьет ее суком, отбросив в сторону. Разгневанная, она поднимается, шагает к Сэму - и тот всаживает свой импровизированный "кол" прямо ей в грудь. Эдвард отвлекается от увлекательного процесса избиения Дина с криком.
Эдвард: Мейдж!
Дин, воспользовавшись секундным отвлечением противника, подхватывает свою ветку и наотмашь бьет Эдварда, повалив того на пол. Сэм все глубже всаживает кол в тело Мейдж, пока она не оседает на пол. Дин заносит свою ветвь и с размаху всаживает ее в грудь Эдварду, потом выдергивает и наносит второй удар. Эдвард кричит, потом затихает, замирая на полу головой к голове с телом жены. Парни, задыхаясь, стоят над своими жертвами, потом Дин шагает в сторону, к Сэму.
Сэм (хмыкнув): С Рождеством!
Дин смотрит вниз на тела, на торчащие из груди богов еловые ветки, на одной из которых все еще висит синий стеклянный шар. Рождество явно "удалось". Экран чернеет.

Ретроспективный кадр.
Номер мотеля.
За обледеневшим окном валит снег. В номере темно. Сэм спит. Дин включает настольную лампу и трясет брата за плечо.
Дин: Сэм, просыпайся. (С улыбкой кивает себе за спину на маленькую елку, украшенную редкой гирляндой, стоящую за спинкой дивана). Папа был здесь. Взгляни, что он принес.
Сэм: Папа был здесь?
Дин (со смехом): Да. Посмотри на это. (Все еще оглядываясь на дерево). Это потрясающе.
Сэм (зевая, приподнимается на локтях): Почему он меня не разбудил?
Дин (его улыбка на мгновение сползает): Он пробовал, тысячу раз.
Сэм (с нерешительной улыбкой): Правда?
Дин (снова улыбаясь в ответ и оглядываясь на елку): Да. Я же говорил тебе, что он устроит нам Рождество, говорил ведь? Давай, подъем.
Дин откидывает одеяло, Сэм выбирается из кровати. Мальчики идут к елке, Сэм берет два свертка в яркой обертке, лежащие под деревом, и братья плюхаются на диван. Дин устраивается с ногами в одном углу, с предвкушающей улыбкой глядя, как Сэм разворачивает подарки.
Дин: Что это?
Сэм (показывает коробку с куклой): Сапфировая "Барби"?
Дин (хмыкает после секундного замешательства): Папа, наверно, решил, что ты девчонка.
Сэм: Заткнись.
Он бросает коробку с куклой на пол.
Дин: Открывай другой.
Пока Сэм разворачивает бумагу, Дин напряженно смотрит на него, закусив нижнюю губу. Сэм снимает упаковку и вытаскивает блестящий жезл с помпонами, который используют девочки, сопровождающие школьные оркестры.
Сэм (с укоризной глядя на Дина, хмуро говорит): Папа даже не появлялся, так?
Дин: Он был здесь, я клянусь.
Сэм (явно не веря ни одному слову): Дин, где ты все это взял?
Дин (прикусывает губу, отводит взгляд, потом вздыхает): В красивом доме на соседней улице. (Сэм прикрывает глаза и качает головой. Дин усмехается). Клянусь, я не знал, что это были подарки для девчонки. (Сэм слабо усмехается в ответ). Послушай, я уверен, что папа вернулся бы, если бы мог.
Сэм: Если он жив.
Дин: Не говори так. (Уверенно). Конечно, он жив. Это же папа.
Сэм изображает улыбку, мол, как скажешь. Мгновение мальчики сидят молча, Дин кусает губу, потом Сэм хмыкает, вытаскивает из кармана куртки, висящей на ручке дивана, свой тщательно завернутый в комикс подарок, протягивает его Дину.
Сэм: Вот. Возьми это.
Дин (отрицательно машет головой): Нет. Нет, это для папы.
Сэм: Папа солгал мне. (Он снова протягивает сверток Дину). Я хочу, чтобы это было у тебя.
Дин (нерешительно смотрит на подарок, потом переводит взгляд на брата): Ты уверен?
Сэм: Уверен.
Дин разворачивает бумагу, и на его ладони оказывается (конец всем догадкам, откуда он взялся!) тот самый амулет, который Дин, не снимая, носит на шее с начала 1-ого сезона. Он рассматривает золотую голову какого-то божка (?) на кожаном шнуре, и говорит звенящим голосом.
Дин: Спасибо, Сэмми. Мне нравится.
Он надевает амулет на шею и расправляет его поверх футболки., потом поднимает глаза на брата. Сэм коротко усмехается и отводит взгляд.

Другой номер мотеля. Другое Рождество другого года.
Взрослый Сэм сидит на диване, в его глазах стоят слезы, принесенные воспоминаниями.
Дверь номера открывается, и первое, что видит Сэм - золотой амулет, болтающийся на груди Дина поверх футболки под распахнутым воротом рубашки и куртки. Дин заходит в номер, секунду помедлив на пороге при виде маленькой елочки с гирляндой и игрушками (среди которых, кажется, болтается тот самый синий стеклянный шар), плаката "Веселого Рождества" на стене.
Сэм (поднимаясь с дивана со стаканом яичного пунша в руке): Привет. Пиво принес?
Дин (оглядывая декор): Что это?
Сэм: А на что это похоже? Это… Это Рождество.
На лице Дина на мгновение возникает нехарактерно нерешительная улыбка, Сэм слегка смущен.
Дин (глядя на него в упор): Почему ты передумал?
Сэм (вместо ответа, которого так и не находит, наклоняется к столу, берет второй стакан пунша, протягивает Дину): Вот, э… Попробуй яичный пунш. (Дин на мгновение хмурится, берет стакан, делает глоток под выжидательным взглядом Сэма, который поднимает маленькую бутылку со стола). Скажи, если надо добавить алкоголя.
Дин слегка закашливается от крепости пунша, и на лице Сэма расползается улыбка, отразившись, как в зеркале, в выражении лица Дина.
Дин: Нет, все хорошо.
Сэм: Да?
Дин: Да.
Он на мгновение зажмуривается, все еще "отходя" от пунша.
Сэм: Ладно, э… (Машет на диван). Садись. Давай праздновать или типа того.
Дин: Ладно. Все по порядку. (Он отставляет в сторону стакан, садится к столику рядом с диваном и вытаскивает два обернутых в бумажные пакеты свертка, протягивает их Сэму). С Рождеством, Сэм.
Сэм улыбается, берет свертки, тихо спрашивает у снимающего куртку Дина.
Сэм: Где ты это взял?
Дин: В одном особенном месте. (Сэм вскидывает на него остановившийся взгляд, и Дин тут же с усмешкой успокаивает его). На бензоколонке дальше по улице. (Сэм с облегчением смеется, Дин улыбается). Открывай их.
Сэм (засовывает руку под диван, вытаскивает оттуда и протягивает брату два свертка, завернутых в страницы комиксов): Ну, великие умы мыслят одинаково, Дин.
Дин (после секундного замешательства - кажется, он этого не ожидал, широко улыбается): Серьезно?  
Сэм (вкладывая подарки ему в руку): Держи.
Дин (глядя на свертки): Ничего себе!
Сэм первым распаковывает свои подарки, громко и немного напряженно смеясь, когда каждый из них извлекается на свет божий.
Сэм: Порно журналы! И… Крем для бритья!
Дин: Тебе нравится?
Сэм (с улыбкой): Да. Да.
Дин вытаскивает из своих упаковок шоколадный батончик и машинное масло.
Дин: Взгляни на это. Заправка для меня (демонстрируя батончик, потом, махнув маслом) и заправка для моей детки. (Его лицо смягчается, он тихо говорит). Это потрясающе. Спасибо.
Сэм: Хорошо.
Дин складывает подарки на стол, поднимает стакан с пуншем, говорит серьезно.
Дин: С Рождеством, брат.
Сэм: Да. (Поднимает свой стакан, чокается с Дином). Да, с Рождеством.
Оба делают по глотку, причем Дин снова отдувается от крепости (или вкуса?) выпивки. Дин выглядит смягченным, глядя в пространство с полуулыбкой, Сэм словно набирается мужества что-то сказать.
Сэм: Эй, Дин… (Дин смотрит на него, Сэм мнется, вздыхает и после паузы говорит совсем не то, что собирался). Хочешь посмотреть игру?
Дин (с улыбкой): Конечно.
Сэм: Ладно.
Он поднимается с дивана, включает телевизор, где идет футбол (американский футбол, т.е. совсем не то, что мы привыкли называть этим словом). Братья удобнее устраиваются перед телевизором. Сэм бросает быстрый взгляд на брата, словно проверяя, так ли он все сделал. Дин расслаблено улыбается, глядя на экран и потягивая пунш.
Камера оказывается на улице, мы видим Винчестеров через окно мотеля: они смотрят игру, время от времени обмениваясь репликами и улыбаясь.
На улице идет снег, снежинки медленно покрывают черную блестящую поверхность припаркованной у номера Импалы.

Финальные титры.
________________________________________________________________

(1) Дик ван Дайк
Отсылка к диснеевскому фильму Мэри Поппинс (1964) с Диком ван Дайком и Джули Эндрюс в главных ролях. Фильм снят по книге Памелы Трэверс, рассказывающей о чудесной няне, подружившейся с двумя ребятишками, и ее друге Берте-трубочисте.
Чуть позже Сэм упоминает и собственно Мэри Попинс, но, похоже, Дин не имеет о них ни малейшего представления.

(2) Ладно, Гринч
Гринч - известный персонаж книги Доктора Сьюза "Как Гринч украл Рождество", по которой был снят известный у нас фильм "Гринч, который украл Рождество"  с Джимом Керри в главной роли. Гринч ненавидел Рождество.

(3) Все эти поклонницы Марты Стюарт…
Марта Стюарт - "поп-звезда американских домохозяек", женщина, создавшая многомиллионное состояние благодаря своим кухонным рецептам, а также советам по поводу того, как украшать жилище и развлекать гостей.

(4) Оззи и Харриет - совершенная семейная пара Оззи и Харриет Нельсон из продержавшегося очень долго на экранах ТВ-шоу 1950-х годов "Приключения Оззи и Харриет".

(5) С мальчиками Харди будет пять.
Мальчики Харди - герои серии детективно-приключенческих книг - братья-подростки Фрэнк и Джо Харди (и название самой серии книг, написанных между 1927 и 1979 годом (оригинальная серия) различными авторами под псевдонимом Фрэнклин Диксон).



Дата публикации: 19/12/2007
Прочитано: 5848 раз
Дополнительно на данную тему:
3.01 The Magnificent Seven / Великолепная Семерка
3.02 The Kids Are Alright / Дети в порядке
3.03. Bad Day at Black Rock / Плохой день в Блэк Рок. Часть 2
3.03. Bad Day at Black Rock / Плохой день в Блэк Рок. Часть 1
3.04. Sin City / Город греха
3.05. Bedtime Stories / Сказки на ночь
3.06. Red Sky At Morning / Красно небо поутру
3.07. Fresh Blood / Свежая кровь
3.09. Malleus Maleficarum / Молот ведьм
3.10. Dream a Little Dream of Me / Сон, мой сладкий сон

Назад | Начало | Наверх
Supernatural является собственностью The WB Television Network и The CW Television Network. Все текстовые, графические и мультимедиа материалы, размещённые на сайте, принадлежат их авторам и демонстрируются исключительно в ознакомительных целях. Оригинальные материалы являются собственностью сайта, любое их использование (или модификация) за пределами сайта только с письменного разрешения администрации.


Supernatural Russia © 2006-2013 Silence & Marta

:: fiblack phpbb2 style by Daz :: PHP-Nuke theme by www.hellhole.org ::

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
The Russian localization - project Rus-PhpNuke.com