Привет, Гость!
Меню
· Главная
· Старый форум
· Магазин
· Форум магазина

Тексты
· Архив статей
· Эпизоды
· Обзоры
· Фанфики
· Пресса
· Транскрипты
· Энциклопедия

Медиа
· Галерея
· Русские субтитры
· Видео
· Музыка
· Прочее

Общение
· Форумы
· Чат
· Личные сообщения
· Связаться
  с администрацией

Прочее
· Поиск по сайту
· Список посетителей
 
Наш сайт в сети

 Supernatural.ru В Контакте 
 
Supernatural.ru в Diary

Supernatural.ru в Live Journal 
   
Supernatural.ru на Facebook
   
 Supernatural.ru на Twitter

 
Уголок юзера
Добро пожаловать, Гость
Логин
Пароль
Секретный код: Секретный код
Повторить код

(Регистр)
Зарегистрировались:
Последний: MarcCowle
Сегодня: 0
Вчера: 0
Всего: 94780

Посетителей онлайн:
Гостей: 1
Членов: 0
Всего: 1
 
Счётчики

Хотите разместить нашу кнопочку на своём сайте или в блоге? Пожалуйста!
Самый полный русскоязычный сайт о сериале Supernatural






Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

 
Российское ТВ

"Сверхъестественное"
в России




4 СЕЗОН

ПОНЕДЕЛЬНИКА ПО ЧЕТВЕРГ
В 1.45

Трейлер | Форум





AXN Sci-Fi

6 СЕЗОН

ПО БУДНЯМ В 22.15





 
Команда сайта

Администрация

SilenceMarta

Форум, Diary.ru
 Лучница, Nadin7
Jozefa, DestinyV,
SerJo, Dashita
Koryuu

Эпизоды, Субтитры
chandler, oncilla

В Контакте, Twitter,
LJ, Facebook
Marta, Nadin7

Переводчики
haven, Nadin7,
Лучница  chandler

Оформление

Nadin7

 

1 сезон

1.04. Swamped – В Трясине

  • Название: В трясине (Swamped)
  •  Автор: BurstynOut
  •  Перевод: Tabiti 
  •  Бета: Green_EyedAmarillis, Marta
  •  Источник: http://www.supernaturalville.com/ 
  •  Жанр: Основной сюжет - Альтернативный сценарий: Виртуальные Сезоны, Эпизод 1.04. 
  •  Рейтинг: RG-13
  •  Дисклеймер: Персонажи сериала "Сверхъестественное" принадлежат Крипке, остальное - автору   фика. Мой только перевод.
  •  Аннотация: Выгодная работа есть выгодная работа. Винчестерам такая выпадает нечасто, и от неё грех отказываться. Но во время погони за неизвестным Хогзиллой в болотах Луизианы бесследно сгинул кулон Дина, с которым он никогда не расставался. Узнав, что ни в коем случае нельзя допустить уничтожения амулета, ибо тогда будет уничтожена и частица его Хранителя, братья отправляются на поиски и попадают в паутину заговора сил более древних, чем они могли себе представить...


 

Часть 1


Болота Луизианы, окрестности Хони Айленд


Спутанные пряди испанского мха, тяжело свисающие с нижних веток кипарисов, простёрли свои тонкие волокнистые усики через тропинку на пути бегущих через болото охотников. Тяжёлый, влажный воздух с трудом проникал в горящие лёгкие и, казалось, грозил наполнить их водой вместо кислорода. Гримаса напряжения исказила лицо Дина, когда он выдохнул на бегу:

- Я так и знал, чёрт возьми, я так и знал!

Сэма задел презрительный тон, и он хотел оправдаться, но не успел, потому что споткнулся и полетел на землю позади брата. Его длинные ноги запутались в густом, клейком подлеске. В движении растительности было заметно нечто большее, чем просто раздражённая ответная реакция на то, что их потревожили пробегающие люди. Вся заболоченная территория, казалось, поставила себе единственной целью извести непрошенных гостей - поохотиться на охотников.

Хотя преследователь - или преследователи - были скрыты густой зеленью, приближающийся грохот очень напоминал сцену из фильма «Джуманджи»[i], и братья были почти уверены, что за ними гонится как минимум стадо слепо ломящихся сквозь кусты носорогов.

- Отличное времяпрепровождение полоскать дробовик в воде, студентик, - проворчал Дин между судорожными вздохами. Он был мокрым насквозь, на его светлые волосы налипла болотная грязь. - Не похоже, чтобы у тебя был запасной план «В», созревший в твоей умной голове.

- Эй, это не моя вина! - обиженно запротестовал Сэм, чувствуя потребность защитить себя, несмотря на то, что его тело отчаянно нуждалось в воздухе, которого и без того не хватало. - Я потерял равновесие. Ты же сам всегда говоришь, что у меня слишком длинные ноги. - Он поднырнул под свисающую виноградную лозу. - Кроме того, ты должен был прикрывать мою спину! И, кстати, большое спасибо за то, что прыгнул за дробовиком, в то время, как эта тварь раздирала на мне джинсы!

- Что?! Ты же не думал, что я прикоснусь к этой мерзкой, склизкой твари голыми руками, правда? - усмехнулся в ответ Дин, слегка поворачивая голову и одним глазом продолжая следить за тропинкой впереди, а другим испепеляя младшего брата. - Это наш лучший дробовик. А дырявые джинсы тебе очень идут, братишка. Не думаю, что тебе так уж нужен каждый дюйм твоих жирафьих ног! - снова ухмыльнулся он.

Звук шелестящих листьев и щелчками распрямляющихся виноградных лоз позади них стал заметно громче. Длинные мёртвые ветви старых деревьев над их головами начали падать вниз, а свисающие виноградные лозы сомкнулись вокруг непроницаемой стеной. Братья бежали, прикрывая головы руками в попытке защитить, и не успели опомниться, как земля внезапно ушла у них из-под ног. Временно ослеплённый очередной массой спутанного мха, Сэм зацепился ногой за торчащий корень и врезался в спину брата. Он шлёпнулся на землю с приглушённым «Умпф!», в то время как Дин отчаянно пытался удержаться на ногах.

Сэм поднял перепачканное в земле лицо как раз вовремя, чтобы увидеть, как брат повернулся к нему в попытке помочь. Но прежде, чем Дин сумел дотянуться до него, раздался отчётливый резкий звук, напоминающий свист верёвки, и старший брат исчез из поля зрения Сэма. Секунду спустя изумлённое и испуганное лицо Дина появилось снова, но на этот раз оно было перевёрнутым - Дин угодил ногой в ловушку для кабанов, и теперь болтался в петле на дереве вниз головой.

- Дин! - крикнул Сэм, мгновенно забывая о собственных неприятностях.

Тем временем грохочущий топот копыт пугающе приблизился, раздаваясь прямо за спиной. Сэм кое-как поднялся и, пошатываясь, шагнул вперёд, но его тут же снова сбили с ног. Беспомощный посреди этого хаоса, он закрыл руками голову в слабой попытке хоть как-то защититься, и ждал, что его вот-вот затопчут до смерти.

Грохот окутал его, словно туман на озере, но предчувствие гибели не оправдалось. На него обратили не больше внимания, чем на пучок травы. Преследователи потоптались вокруг него, а затем напрямик рванули к подвешенному на верёвке Дину.

Дин был здорово дезориентирован, мир кружился вокруг него. Тряся головой, он скорчил гримасу и тщетно попытался отодвинуться, когда стадо диких свиней протопало над его братом и приблизилось к нему; видимо, животных привлекло его весьма затруднительное положение. Он почти не обратил внимания на дюжину или около того молодых свинок, которые нашли его первыми, но его глаза распахнулись в панике, когда из подлеска вывалился наводящий ужас Хогзилла, и он начал отчаянно дёргаться, пытаясь освободиться.

Он был так сосредоточен на монстроподобном кабане, тысячефунтовой ошибке природы с закрученными двенадцатидюймовыми клыками, что едва заметил маленького, чёрно-белого, выглядящего совсем по-домашнему поросёнка, который явно облюбовал Дина. Он почувствовал прикосновение маленького рыла к своему подбородку и оттолкнул его:

- Эй, эй! Руки прочь от товара!

Он сострил машинально, не отводя напряжённого взгляда от приблизившегося монстра.

Дин едва замечал бешено кружащихся и хрюкающих животных под ним, его пальцы сомкнулись на рукояти охотничьего ножа, закреплённого на запястье. Он никогда прежде не охотился на диких свиней, но полагал, что сердце у них должно быть там же, где и у чёрной собаки. В любом случае, он знал, что, вероятнее всего, у него будет только одна возможность ударить до того, как Хогзилла сделает отбивную из его задницы.

По виду зверя можно было заключить, что ему нечасто приходилось голодать, вот и теперь Дин должен был казаться ему настоящей трапезой из семи блюд.

Он вытащил свой острый как бритва кинжал, приготовившись ударить словно кобра, и заставляя себя выжидать более удобного момента. Зловоние мокрой грязной свиньи подавляло, заставляя желудок содрогаться в конвульсиях. Он вытянул левую руку, намечая место на спине зверя и уравновесив качающееся тело достаточно, чтобы нанести смертельный удар. Его правая рука взметнулась к плечу и молниеносно опустилась, вонзив кинжал по самую рукоять под лопатку животного. Когда древко дрогнуло в его руке, он уже знал, что ударил в сердце, и Хогзилла рухнул под ним смердящей волосатой грудой с таким пронзительным визгом, что свиньи со всех ног бросились врассыпную.

Облегчённо вздохнув, Дин рывком вскинул тело и с трудом дотянулся до верёвки на своей растянутой лодыжке. Он крепко обхватил её чуть повыше своей опутанной ноги и принялся быстро перепиливать. От висения вверх тормашками к голове прилила кровь, нож несколько раз соскальзывал, царапая руку, прежде чем он сумел перепилить крепкую верёвку. В конце концов, он почувствовал, что его нога свободна, и моментально уцепился рукой до того, как тело распрямилось в воздухе, и он молча упал на землю.

- Сэмми, - слабо позвал он, как только его измученные лёгкие сделали вдох. - Ты в порядке?

- Да, - заверил Сэм, осторожно приближаясь к поверженному монстру. - Знаешь, а люди правы, когда говорят, что кабаны приходят в ярость, если им что-то угрожает. Мне повезло, они меня словно не заметили, а все дружно рванули к тебе, - задумчиво заметил он и с отвращением потрогал тушу носком ботинка. - Интересно, с чего бы это?..

- Это легко, - ухмыльнулся Дин. - В то время как ты, братишка, притягиваешь к себе демонов, все живые и дышащие особи женского пола всегда предпочитают меня. Их привлекает настоящий тестостерон в моей крови, а не та разбавленная жижа, которая досталась тебе.

- Что бы там ни было, приятель, - засмеялся Сэм, протягивая руку сидящему на земле брату, - но только тебе могло польстить то, что с тобой стала флиртовать гигантская свинья.

Он помог брату подняться, и тот несколько секунд неустойчиво балансировал, приноравливаясь к повреждённой лодыжке, но в конце концов решил, что она выдержит. Они пошли назад к Импале, стремясь поскорее собрать свои пожитки и хоть немного привести себя в порядок.

Дин нашёл в багажнике несколько старых, изодранных полотенец и, отложив дробовик, с брезгливой гримасой расстелил их на водительском и пассажирском сидениях, прежде чем сесть за руль. Впервые он не упомянул недавно починенную машину - уже привычную насмешку над братом, ставшую своего рода обычаем после того, как они потерпели фиаско в Миссури. Сейчас у него было множество других вариантов поддразнить Сэма.

- Ты говорил, что это обыкновенная свинья, - проворчал Дин, повернув ключ в замке зажигания. - Ты говорил, что Хогзиллы не существует. Что это миф, «доказанный» всего одной сомнительной фотографией. Мальчик из колледжа, при всей своей безграничной мудрости, клялся мне, что это совершенно обычная для нас вещь. Вервольф или вендиго, говорил ты.

Слова Дина прерывались хрустом челюсти, когда он резко бросал брату в лицо свои обвинения.

Сэм раздражённо поднял руки:

- Эй! Это было выгодное дело, большой брат. Нам такое нечасто выпадает. И ты допускал, что это не просто свинья. Что это чудо природы. И если это не сверхъестественное, тогда я не знаю, что это.

- Ты просто пытаешься оправдаться за то, что эта тварь настучала тебе по заднице, и не один раз, заметь, а дважды. А потом ты очень грациозно уронил дробовик в грязь! - продолжал спорить Дин.

- По крайней мере, я не болтался на дереве вверх ногами, - огрызнулся Сэм.

- Только потому, что ты уже валялся лицом в грязи, мальчик-жираф. Если бы ты не толкнул меня, я бы заметил эту ловушку ещё милю назад, - заверил старший брат. - А потом, когда я повис на этом чёртовом дереве, ты просто оставил меня болтаться, пока, словно девчонка, накладывал на лицо грязевую маску!

- Я просто не хотел нарушать твоего уединения с той маленькой чёрно-белой свинкой, - криво усмехнулся Сэм. - Думаешь, я не видел, как она поцеловала тебя, Ромео? И не воображай, ведь, если подумать, то этим твои любовные похождения за последний месяц и ограничились.

- Сбавь обороты, приятель, - уже тише сказал Дин, явно обходя тему.

- Нет, ну правда. Последний раз ты цеплял девчонку в захолустном городке сто лет назад. В чём дело? Нижний мозг забастовал?

- Очень смешно, умник. Между прочим, если ты забыл, то это ты приставал ко мне со своими дурацкими девчоночьими упражнениями, этой йогой. Непросто держать нижний мозг в тонусе, когда младший брат суёт тебе под нос картинки мужиков с тощими задницами, принявших «собачью» позу! - сообщил Дин, презрительно опуская взгляд.

- Ну, а что насчёт других твоих достоинств? - спросил Сэм, без особой необходимости делая ударение на первом слоге[ii]. - Ты всё ещё получаешь эти горячие шрамы, правда? - он хлопнул брата по плечу.

В конце концов, Дин оставил свою напыщенную речь, тряхнул головой и криво усмехнулся.

- Да, больше, чем нужно, - признал он. - Кстати, о шрамах, Сэм. Цыпочки царапают по старым, так что свежих не так много.

Сэм прикусил нижнюю губу и согласно кивнул:

- Я догадался.

Он посмотрел в окно; они как раз въезжали на парковку Денни, где была назначена встреча. Он не хотел ничего говорить, но просто ненавидел смотреть на шрамы брата. Он знал слишком много о боли, которая крылась за ними.

- А вот и наш парень, - заметил Дин, опытно загнав Импалу прямёхонько на парковочное место рядом со сверкающей серебристой 350Z.

Даниэль Бёрнс, владелец фирмы, организующей туры по островам Байю с возможностью понаблюдать за животными в естественных условиях, вышел из машины, сжимая кожаный портфолио левой рукой и вскидывая в приветствии правую:

- Дин, - вежливо произнёс он. - Сэм. Ну как, нашли нашего болотного монстра? - спросил он, во все глаза разглядывая их потрёпанный видок.

Сэм, разведя руки в стороны, с усмешкой оглядел себя и ответил:

- Вообще-то, это он нашёл нас.

- Похоже на то, - хмыкнув, согласился Бёрнс. - Итак, каков ваш вердикт? Что это было? Мы можем снова открыть туры?

- Собственно, местные были правы, - сказал Дин. - Это была гигантская свинья.

- Была? Ты имеешь в виду, что вы убили её, правда?

- Да, сэр, - торжественно подтвердил Дин. - И вы можете снова открыть ваши туры в любое время. К сожалению, мы не нашли больше ничего причудливого для вашей выставки, кроме этой гигантской свиньи. Вы можете набить из неё чучело и выставить его за стеклом, если сочтёте нужным.

- Скорее всего, я так и сделаю, если, конечно, удастся добраться до её туши раньше местных аллигаторов, - сказал Бёрнс. - Я только надеюсь, что не отнял у вас время, послав за чем-то, с чем мог бы справиться и местный охотник. Здесь много суеверий, связанных с болотами, и я не хотел понапрасну испытывать удачу. Когда я узнал ваш номер, то подумал, что как раз вы-то мне и нужны.

- Маловажной работы не бывает, - поспешно сказал Сэм, не позволяя Дину разразиться новой обличительной речью о пробелах в его исследовании.

- Особенно когда она в конце оплачивается, - добавил Дин, и тут же почувствовал тычок локтем от младшего брата за нетактичное замечание, но он был покрыт вонючей грязью, всё тело отчаянно зудело и нуждалось в душе. Так что такт был отложен до лучших времён.

- Конечно, - кивнул Бёрнс, открывая свой портфолио. Он достал ручку Mont Blanc, особую примету настоящего бизнесмена, и нацелил её на чек:

- На чьё имя писать?

- Сэм Винчестер было бы неплохо, - сказал Сэм, зная, что его настоящее имя было всего лишь одним из многих вымышленных имён, которые не привлекли бы внимания банковского компьютера, когда они попытаются обналичить чек. Спасибо, Дин не стал спорить.

- Прекрасно, тогда пять тысяч долларов, если вас устраивает, плюс триста за жильё, - сказал Даниэль, заполняя чек. Оба Винчестера, как загипнотизированные, следили за скользящей по странице ручкой, словно боясь, что запись вдруг исчезнет до того, как они успеют получить вознаграждение. Каждый из них машинально отметил маленькую татуировку на правой руке мужчины, но братья не придали этому значения, тем более что чек был, наконец, вырван и передан соответственно.

Раздражение даже покрытого грязью Дина как рукой сняло, когда он схватил бумагу. Чёрт, он готов был сразиться ещё с двадцатью Хогзиллами, если это будет так оплачиваться. Его фирменная усмешка расцвела на всё лицо, заставив потрескаться корку засохшей грязи на скулах, и Сэм, тоже усмехнувшись, сунул руки в карманы и опустил глаза в землю. Так здорово было видеть Дина улыбающимся. Он так редко делал это...

Сэм взял себе на заметку подыскивать побольше оплачиваемой работы, когда представится возможность.

К облегчению младшего брата, сумма честно заработанных денег в кармане Дина, казалось, стёрла остатки горечи, связанной с необычной дневной охотой. Его большой брат продолжал улыбаться всю обратную дорогу до мотеля и даже ни разу не пожаловался на отвратительный запах прогорклой болотной воды, пропитавший воздух.

Дин неторопливо прогулялся до номера, не обращая внимания на вспыхивающую при каждом шаге боль в лодыжке, бросил ключи на тумбочку с удовлетворённым бряцаньем, говорившим: «Прибыл Дин Винчестер», и немедленно полез в сумку за чистой одеждой.

- Не истрать всю горячую воду, - подколол Сэм, прекрасно знавший, что в мотеле есть нагреватель размером с Род-Айленд[iii], а они с братом - единственные постояльцы на текущий момент.

Когда Дин широкими шагами прошествовал мимо него в ванную, младший потянул носом и с отвращением помахал ладонью перед лицом:

- Нет, погоди, я передумал. Лучше тебя сразу добить, пока этот запах не добил меня.

- Ой, братишка, ты просто завидуешь, что маленький дружок Хогзиллы не полез обниматься к тебе, - поддразнил Дин, игриво приподняв бровь. - Знаешь, не один я уже заскучал без настоящих развлечений. А вообще, - он звонко шлёпнул по кошельку, - думаю, нам определённо стоит куда-нибудь выбраться сегодня и посмотреть, чем можно утолить жажду. У меня чувство, что сегодня нам повезёт.

- Да уж, нам очень повезёт, если здешний лосьон после бритья сможет перебить ароматы с твоего последнего свидания, - возразил Сэм, качая головой.

Дин хмыкнул.

- Сволочь, - привычно бросил он и запустил парой скомканных дырявых носков в голову младшего брата. «Мячик» отскочил и упал на пол.

- Придурок, - не остался в долгу Сэм и, подхватив «мячик» из носков с пола, с азартом швырнул обратно, попав в закрывшуюся мгновением раньше дверь ванной комнаты. Которая, впрочем, тут же приоткрылась снова.

- Дубина, - выкрикнул Дин, и дверь опять захлопнулась.

Сэм лишь тряхнул головой, оттопырив языком щёку, признавая поражение, и снова упал на кровать, разбросав руки.

Он слышал, как Дин начал обычный «ритуал» принятия душа - открыл горячую воду, чтобы напустить пару, а сам в это время приготовил бритвенный прибор и начал раздеваться.

Сэм дотянулся до пульта телевизора, собираясь послушать новости, как вдруг дверь ванной распахнулась с такой силой, что ударилась о стену и отскочила от неё с протестующим треском.

Сэм вскинул ладони к лицу и скатился с кровати в полной уверенности, что Дин шокирует его, появившись в дурацких стрингах, или применит другое секретное оружие, которое он, несомненно, припас для младшего братишки.

Когда атаки не последовало, Сэм осторожно выглянул из-за края кровати как раз вовремя, чтобы увидеть Дина, босого и без рубашки, без единого слова ураганом вылетевшего из номера. Сэм поднялся на ноги и в замешательстве последовал за ним. Он увидел, как брат открыл багажник Импалы и начал копаться внутри с неистовым отчаянием, какого Сэм не помнил с тех пор, когда они лицом к лицу столкнулись с вервольфом, не имея при себе серебряных пуль.

- Дин? - позвал он, опасливо приближаясь.

Когда Сэм остановился за его спиной, Дин с лязгом захлопнул багажник и быстро отступил, чуть не сбив младшего брата с ног третий раз за день.

Старший метнулся к водительской двери, распахнул её, по пояс нырнул в машину, выбросил полотенца, которые использовал, чтобы защитить обивку сидений от болотной грязи, и начал прощупывать их, а потом, согнувшись в три погибели, принялся обшаривать пол.

- Дин! - настаивал Сэм, в его голосе смешались волнение и забота. - Что ты ищешь?

Дин притворился, что не слышит вопросов младшего, или даже не замечает его вовсе. Его ореховые глаза сощурились, казалось, он просто задумался на мгновение, просчитывая все возможные варианты, а затем повернулся и заспешил назад в номер.

Когда Сэм вошёл, Дин уже снова надел рубашку и теперь натягивал ботинки на свои босые ноги. Он начал подниматься, ключи уже звенели в его руке, когда Сэм шагнул вперёд, преградив ему дорогу, толкнул обратно на кровать и надавил руками на плечи, не давая встать снова. Он наклонился, пристально глядя в полные паники глаза старшего брата.

- Дин! Какого чёрта с тобой происходит?! - крикнул он.

Дин отвёл взгляд, его щека слегка дёрнулась.

- Мой кулон, - неверяще прошептал он. - Мой кулон пропал.

Сэм шумно выдохнул и тяжело опустился на свою кровать.

- И это всё? Проклятье, Дин! Ты напугал меня до чёртиков! - он издал нервный смешок и провёл рукой по лбу. - Я думал, действительно случилось что-то из ряда вон выходящее.

Дин недоверчиво уставился на брата.

- Что-то из ряда вон выходящее! - огрызнулся он, возвращаясь к шнурованию ботинка. - Ты не слышал меня?! Мой кулон пропал! П-Р-О-П-А-Л, понимаешь? Он не висит на моей шее, где ему положено быть. Он, наверное, упал, когда я угодил в ту ловушку. Мы должны вернуться туда и найти его.

- Послушай, нет такого способа, которым ты мог бы заставить мою задницу тащиться обратно к москитам. А ты, если хочешь, можешь поискать свою драгоценность, Дина. - Сэм плюхнулся на кровать и рассеянно заметил, что кто-то налепил на потолок светящиеся в темноте наклейки с изображением звёзд и планет. - Хотя, в любом случае, ты никогда не найдёшь его там.

Дин предпочёл не заметить попытки брата сгладить ситуацию. Он был мастером соблазнов и уловок, и знал, на какие кнопки будет давить младший, чтобы изменить тему.

- Прежде всего, - сказал он, рывком натягивая второй ботинок, - он не девчачий.

- Откуда ты знаешь? - спросил Сэм. - Ты ведь понятия не имеешь, что это! - он подбросил в воздух мячик из носков и поймал его. - Хотя ставлю десять к одному, что это богиня. Так что он девчачий, Дин.

Старший выглядел застигнутым врасплох, но только зыркнул на Сэма из-под прикрытых век, пока завязывал шнурки.

- Ладно, допустим, я не знаю, что это, но я знаю, что это моё, и я хочу вернуть его.

Сэм продолжал машинально подбрасывать «мячик».

- Тогда пойди и купи себе упаковку «Крекер Джеков»[iv], потому что найти другой такой кулон в одной из коробок вероятнее, чем старый - в том болоте. Я имею в виду, даже если ты не обронил его в воде, сверкающую вещицу уже давно утащил какой-нибудь зверь, которых там навалом. Чёрт, да одна из тех же свиней наверняка съела его!

Он был уставшим и грязным, и как ему ни больно было видеть брата, потерявшего вещь, к которой он был эмоционально привязан, никакие силы сейчас не могли заставить его вернуться на болота. Дин был не единственным из братьев Винчестеров, унаследовавшим отцовское упрямство.

Старший рывком поднялся и направился к двери, но Сэм поспешно скатился с кровати и преградил ему дорогу, блокируя выход своим телом.

- Дин, ты упрямишься по пустякам. Если это так много значит для тебя, мы можем поехать утром и найти тебе другую девчачью висюльку, которую ты сможешь носить на шее.

Глаза старшего брата стали отчаянными, а мускулы напряглись, словно он собирался отшвырнуть Сэма с дороги. Вместо этого он обхватил руками голову, запустив пальцы в покрытые грязью волосы, и начал нервно вышагивать по комнате.

- Перестань. Это не конец света, - сказал Сэм, вскидывая руки в попытке хоть немного разрядить напряжение. - Ну, подумаешь, кулон, большое дело!.. У нас с тобой полный багажник всяких талисманов и амулетов, и мы оба прекрасно знаем, что от них никакого проку, сплошное суеверие.

Дин посмотрел в лицо брату, и его пристальный взгляд широко раскрытых глаз напомнил Сэму тот день, когда старший с точно таким же взглядом допрашивал Мэг, точнее, демона внутри неё. Тогда Сэму показалось, что во взгляде брата он увидел пылающую ярость, тёмную половину Дина Винчестера, ранее скрытую, как и светлая его часть, в существовании которой Сэм был уверен. Но он видел у брата точно такое же выражение лица и в ту ночь, когда Демон взглянул Дину прямо в глаза, раня его до самой глубины души своими жестокими словами; и теперь Сэм узнал это выражение - отчаяние и страх. Он и сам был испуган не меньше тем, что узнал. Один мимолётный взгляд под вечно несгибаемую маску старшего брата на самом деле ужаснул его.

Щека Дина дёрнулась, он придвинулся к Сэму так близко, что тот почувствовал на своём лице его жаркое дыхание, вырывающееся сквозь стиснутые зубы.

- Дело в том, что отец дал мне этот кулон, Сэм. Он дал мне его, и взял с меня слово никогда не снимать. НИКОГДА, Сэм, даже во время секса.

- Отец так сказал? - недоверчиво переспросил младший.

Дин повёл подбородком и равнодушно пожал плечами.

- Ну, не совсем так, - уступил он.

- А какие точно слова он использовал?

- Никогда, Сэм. Он сказал: «Какое значение слова «никогда» тебе не понятно, сын?» - объяснил Дин, тембром голоса очень напомнив отца.

- Конечно, он так сказал, Дин. Конечно, он дал тебе этот кулон и велел никогда не снимать, потому что это прекрасно сочетается с тревогой, расстройством и психопатическими тенденциями, которые он воспитал в тебе.

Видимо, что-то, сказанное младшим братом, сломало отчаянную убеждённость Дина. Он отступил на полшага, в раздумье наморщив лоб.

- Эй! У меня нет психопатических тенденций.

- Хорошо, Дин, - уступил Сэм, прищурив глаза. - Знаешь, если бы мир был населён только горячими девицами и детишками до двенадцати лет, ты был бы самой обычной светской красавицей.

- Да... ну... это уж слишком, - выдавил Дин. Он отступил на шаг, нервно взмахнув руками, словно размышляя, что делать дальше. Он был совершенно выбит из колеи, и причиной этого был не столько Сэм, сколько он сам.

После того, как старший брат сделал три круга по комнате, Сэм не выдержал. Схватив Дина сильной рукой за плечо, он остановил его неумолимое движение, ощутив под пальцами дрожь мускулов брата.

- Господи, да ты совсем с катушек слетел, - вздохнул Сэм, наконец осознав серьёзность ситуации. - Тебе, действительно, пора покончить с этим. Я имею в виду, что, конечно, отец велел тебе никогда не снимать кулон, но я уверен, что это просто одна из его проверок. Помнишь, как он положил нам в карманы тех тупых кукольных троллей и взял с нас клятву сохранить их, пока он обучает нас охоте? Он тогда сказал, что наше задание будет провалено, если мы потеряем этих чёртовых кукол. И здесь всё то же самое, я уверен. Он только хочет посмотреть, как далеко ты зайдёшь, следуя приказам, Дин. Он просто желает удостовериться, что всё ещё может контролировать тебя.

Их взгляды встретились, и Дин отвёл глаза.

- Нет, Сэм. Это совсем другое. И я докажу это.

Он потянулся к карману куртки, вытащил мобильник и быстро открыл его.

- Нет... нет... - запротестовал Сэм, между восклицаниями пытаясь выхватить телефон из рук брата. - Ты не станешь ему звонить. Это же несерьёзно.

- Я серьёзен, как никогда, - резко возразил Дин, нажимая кнопку быстрого набора отца. - Папа надеялся на меня. Он доверил мне хранить этот кулон. И раз он пропал, я должен сообщить ему.

Несмотря на то, что трубку держал Дин, Сэм тоже услышал знакомое сообщение голосовой почты. Отец не ответил, и старший брат даже не пытался скрыть разочарование, его глаза нервно метнулись по комнате. Дождавшись звукового сигнала, он заговорил:

- Пап, это я, Дин. Кое-что произошло...



Часть 2


Ферма Чалмеров, окрестности болот Хони Айленд


Непрерывное стрекотание цикад в кипарисовых рощах, окружавших территорию фермы, не могло заглушить пронзительный визг свиней, доносившийся из ветхого сарая. Так же, как и сладкого запаха диких цветов было явно недостаточно, чтобы перекрыть распространяющееся оттуда ужасное зловоние. Старый обветшалый домишко на ферме, возвышавшийся поблизости, надёжно прикрывался от ветра сараем, который, впрочем, не был герметичным строением, и запахи из него доносились даже в помещения, обжитые фермерами-свиноводами. Эти два строения, считая и кособокий сарайчик, пристроенный к стене большого сарая, и представляли собой дом для Бо и Сайреса Чалмеров. Автомобиль во дворе был древней разновидностью грузовика, подозрительно напоминавшей игрушечного монстра из того фильма, «Джиперс-Криперс»[v]. На его борту зелёной краской были выведены слова: «Дипломированные свиньи-следопыты Чалмеров - поиск и спасение на болотах».

Тридцать старых свиней, главным образом, дикой разновидности, с разными степенями признаков одомашнивания, дрались возле кормушки, куда только что было вылито целое ведро помоев. Это казалось невозможным, но помои воняли ещё хуже, чем сами свиньи.

Рыбьи внутренности, тухлые яйца и кости - вот всё, что было более-менее узнаваемо в этой отвратительной смеси. С некоторых костей свисали пучки шерсти и хрящи, и это выглядело так подозрительно, словно несчастное животное было просто-напросто раздавлено на дороге. Свиньи всеядны и съедят что угодно, и братьев Чалмеров, по-видимому, больше заботила стоимость пищи, которую они давали своим животным, чем её качество. Разумеется, такая необычная диета не позволяла забивать для еды собственных свиней, потому что мясо горчило и отдавало кислятиной.

Обоим Чалмерам было за тридцать. Бо Чалмер, младший из братьев, печально прислонился к забору, рассеянно почёсывая голову чёрно-белой свинки. Его рабочий комбинезон, как и у брата, был замызган над поясом, а ниже колен перепачкан грязью и свиным навозом. Ни один из братьев не носил под комбинезоном рубашек, а белые полоски незагорелой кожи под лямками говорили о том, что рубашек у них, возможно, и не было.

Кроме того, братья Чалмеры были очень похожи внешне. Бо был всего на пару дюймов ниже Сайреса, у которого также имелся маленький шрам на лбу, а иначе они вполне могли сойти за близнецов.

Годы хождений через болота сделали обоих мужчин сильными и выносливыми, с хорошо развитой мускулатурой плеч и спины. Также у обоих были густые тёмные волосы, завязкой перехваченные в «конский хвост», спускающийся вниз по спине, покрытой бисеринками пота. Но, по-видимому, они были несколько тщеславны, поскольку оба были чисто выбриты. Если бы не условия, в которых они жили, и не улыбки, раскрывающие последствия многих лет бедной зубной гигиены, возможно, братья выглядели бы лучше.

Бо уныло посмотрел на пустой загон в углу и снова почесал голову своей свинке.

- Нам не следовало использовать Петунью как наживку, Сайрес, - вздохнул он.

- Нам пришлось, - ответил брат. - Это была часть сделки. Сиси заплатила нам в два раза больше, чтобы мы использовали Петунью. После того, за чем охотились те парни, их не прельщает мелкая добыча.

- Но они убили её! - крикнул Бо дрогнувшим голосом. - Мы растили её с младенчества. Чёрт, она была самым близким для нас существом. И у нас больше никогда не будет другой такой, как она!

- Ты прав, и поэтому я не отдам кулон этой девице до тех пор, пока она дополнительно не накинет пять тысяч долларов. Это будет компенсацией за нашу потерю, - сказал старший.

- А что толку? Петунья всё равно мертва...

Сентиментальные излияния были прерваны гудением мотора, и братья одновременно подняли головы. Оба узнали вой маленького грязного мотоцикла, и, несмотря на своё горе, не могли сдержать предвкушающих улыбок.

Они вышли из сарая и увидели воющую во дворе причудливо украшенную «Ямаху», которая тут же устремилась на них, постепенно сбрасывая скорость, но они не двинулись с места. В нескольких ярдах от братьев мотоциклист резко затормозил, слегка развернувшись и подняв мотоцикл на дыбы, при этом обдав Чалмеров облаком пыли, и наконец плавно остановился.

Мужчины маниакально усмехнулись, выставив напоказ грязные загноённые зубы, когда мотоциклист пнул, выдвигая, подпорку и стянул шлем, открыв распущенные тёмные кудри, тут же рассыпавшиеся по плечам. Девушка тряхнула роскошными локонами, и в них красиво заиграли блики солнца.

Она выглядела на двадцать с хвостиком, очень привлекательная, с полными губами и оливковой кожей. Не слезая с мотоцикла, она слегка покачала ногой, красуясь перед парнями, а потом с силой опустила ботинок в пыль.

Она явно души не чаяла в своём мотоцикле, потому что с головы до ног была облачена в кожу, и ей, должно быть, было ужасно жарко во влажном климате Луизианы. Но, несмотря на это, она лишь намекнула, расстегнув змейку молнии от подбородка до ложбинки между грудями, обнажая её как раз настолько, что это смотрелось не вульгарно, но достаточно вызывающе.

- Привет, Сиси, - в унисон сказали братья.

Девушка вспыхнула от гнева.

- Я уже сто раз говорила вам, болваны, Сестра или Рен, а не Сиси! - её красивое лицо исказилось сердитой гримасой. Ну сколько можно объяснять одно и то же этим идиотам?! - Итак, какие новости?

Сайрес, как старший, взял инициативу в свои руки и с издевательской усмешкой вышел вперёд:

- Зависит от того, привезла ли ты наши деньги, - убедительно поддразнил он.

Рен побарабанила пальцами по карману на бедре, так, чтобы бумажный свёрток зашуршал под кожей.

- Девушка всегда держит слово, - ровно сказала она.

- Да, но у нас возникли трудности, - продолжил Сайрес. - И мы решили запросить большую сумму.

Девушка отставила ногу, подчеркнув выпуклость бедра, скрестила на груди руки, слегка откинувшись назад, и гневно уставилась на парней из-под густых ресниц.

- Трудности? Какие ещё трудности?

Сайрес, глядя на неё, явно спасовал. У него никогда не было такой сильной, самоуверенной женщины, какой была она, вот почему у него и его брата каждый раз выступали слюнки, стоило им заслышать приближение знакомого мотоцикла. Запретный плод всегда сладок...

- Ну... кхм... во-первых, - неуверенно запнулся он, - те парни, которых вы прислали, убили нашу лучшую свинью. Петунья была как член семьи, и мы требуем компенсацию за нашу потерю.

- Компенсацию, да? - ухмыльнулась Рен. - Я и не знала, что у вас такой большой словарный запас.

- А?..

- Неважно, - она раздражённо тряхнула головой. Очевидно, парень просто повторил то, что уже где-то слышал. По крайней мере, она отдала ему должное за то, что он вовремя процитировал. - Возможно, я накину пару тысяч сверху за вашу подружку.

Приятно удивлённый, Сайрес удовлетворённо усмехнулся. По правде говоря, он не ожидал, что она согласится.

- Да, думаю, звучит заманчиво.

- И мне нужно пробыть здесь ещё пару дней, пока я закончу кое-какие дела. Мои партнёры и я думаем, что кулону лучше оставаться здесь до завершения ритуала, - она кивнула на дом. - Может, в этом «Хилтоне»[vi] найдётся запасная комната? Естественно, я доплачу за беспокойство, но у меня займёт несколько дней получить дополнительный капитал.

Братья переглянулись с таким видом, будто им только что выдали билеты в парк развлечений и по двадцать долларов в придачу.

- Разумеется, нет проблем, Сиси... э-э... Рен, - быстро проговорил Сайрес, а Бо согласно кивнул.

- Чудесно. Так где кулон? Вы ведь достали его, правда?

Улыбки братьев быстренько увяли, оба неуверенно уставились в землю.

- Правда? - с нажимом повторила Рен. - Я хочу сказать, мы наложили заклятье именно так, как вы объяснили, а вы клялись, что ваши свиньи могут отыскать его в любом месте болота.

- О, они могут, - подтвердил Бо, и его лицо засияло от гордости, когда он шагнул вперёд и встал рядом с братом. - Мы сами их дрессировали. Они могут найти что угодно, лишь бы эта вещь была помечена. А те парни, которых вы прислали, даже не заметили потери.

Рен широко распахнула глаза и приоткрыла хорошенький ротик, как бы говоря: «Ещё бы!»

- Ну, и где же этот кулон, чёрт возьми?!

- Э-э... видишь ли, это вторая из трудностей, о которых мы упоминали, - объяснил Сайрес. - Обычно мы награждаем свиней едой, когда они хорошо выполняют свою работу, и мы не покормили их перед тем, как послать в лес. Это заставляет их лучше охотиться. Ну, старая Блоссом немного перестаралась и проглотила его...

Глаза Рен сузились в едва сдерживаемом бешенстве.

- Свинья съела кулон?! Болваны! Все мои планы здесь... он мне нужен!

- Не волнуйся, - поспешно сказал Бо, пытаясь упокоить разбушевавшуюся девицу. - Это займёт не больше двух-трёх дней. Я буду присматривать за Блоссом, и ты получишь кулон, как только...

- Блоссом, да? - переспросила Рен. Она шагнула к братьям, с силой опустила руку на плечо Сайреса, заставив его, споткнувшись, отступить, и направилась к сараю. Братья следовали за ней по пятам.

С гримасой отвращения она заглянула в кормушку.

- Которая из них Блоссом? Вы можете отделить её от других?

- Конечно, Сиси, - заверил Сайрес, едва сдерживаясь, чтобы не начать пресмыкаться перед ней. - Мы как раз собирались это сделать, когда они поедят.

- Немедленно, - велела она ледяным тоном.

- Я сделаю это, - предложил Бо. Он взял лист фанеры, что был прислонён к забору, и вошёл в загон. К счастью, свиньи как раз закончили есть, и теперь нежились в прохладной грязи. Бо отделил от остальных чёрно-белую свинку и опытно погнал её к воротам листом фанеры. Когда свинка достигла выхода, Сайрес быстро задвинул щеколду, запирая загон.

Рен опасливо приблизилась, не испытывая большого желания заходить внутрь, но, покорно вздохнув, всё же вошла, принуждённо улыбаясь во всё лицо и стараясь выглядеть поприятнее.

- Она дружелюбная? - спросила она, словно речь шла о собаке.

- О да, мэм, - просиял Бо. - Она порядочная свинка, это же Блоссом.

Он опустился рядом с ней на колени и нежно почесал ей под пятачком, так что свинка томно вытянула шею.

- Она любит, когда её вот так чешут, - объяснил он.

- Можно мне? - спросила Рен, тоже опустившись на колени на солому. Не дожидаясь ответа, она легонько почесала свинку, в то время как другая её рука незаметно скользнула в складки кожаного костюма.

- Прости, девочка, - произнесла Рен.

Солнечный свет отразился от лезвия восьмидюймового кинжала. Кровь свинки брызнула, орошая землю, и заструилась потоком из перерезанного горла, так что Блоссом не могла даже визжать. Её ноги подогнулись, и она тяжело рухнула на бок.

Бо в ужасе закричал, но поспешно отступил, когда обагрённый кровью клинок сверкнул у него перед глазами. Как был, на четвереньках, он суетливо попятился к забору, пока сильные руки брата не подняли его на ноги. Оба парня не могли вымолвить ни слова, задыхаясь от ужаса при виде кровавой сцены.

- У меня нет времени ждать два или три дня, - объяснила Рен, красиво вспарывая брюхо несчастной свинки и вываливая наружу дымящиеся внутренности. Отвернув в сторону брезгливо перекошенное лицо, она принялась копаться в смердящей куче, пока не нащупала кончиками пальцев твёрдый предмет. Через пару секунд девушка извлекла на свет кулон и покачала им перед братьями.

- Миссия выполнена, - садистски усмехнулась она, сияющим взглядом окидывая съёжившихся парней и труп свинки под ногами. - Запишите это на мой счёт.

С удовлетворением осмотрев драгоценность, чистой рукой она вытащила из кармана мобильник, щелчком открыла его и нажала кнопку быстрого набора, не сводя при этом глаз с перепачканного кровью амулета.

- Брат Бёрнс, я достала кулон. Я начинаю, как мы договаривались, - она ненадолго замолчала, выслушивая ответ. - Да. Через три дня он будет уничтожен. И всё встанет на свои места...



Номер в мотеле


Пальцы Дина нервно теребили свисающий бежевый провод гостиничного телефона. Телевизионная программа новостей была включена так громко, чтобы Сэм мог слышать её в ванной, где он заканчивал принимать душ.

Старшего брата вовсе не радовало, что пришлось отложить поиски пропавшего амулета, но он вынужден был признать, что после принятия душа стал чувствовать себя гораздо лучше. Он даже не представлял, сколько притащил на себе болотной грязи, до тех пор, пока не увидел чёрные ручьи, убегающие в дешёвую мотельную ванну. Но он не мог не признать, что в любой день предпочёл бы потёки вонючей грязи засохшим струйкам крови. Сэм был прав, что убедил его, в конце концов, привести себя в порядок и дать отцу возможность ответить на его голосовую почту, прежде чем они снова потащатся в те болота второй раз за день. Но у Дина всё ещё было ноющее чувство, что каждая прошедшая секунда была именно той секундой, которую они не могли позволить себе потерять. Чувство срочности и страха росло в его душе с того момента, как он увидел себя в зеркале и осознал пропажу кулона.

Теперь, когда он предпочёл украшавшему его слою болотной грязи стянутую от гостиничного мыла кожу, он не мог перестать думать о том, что ему следует предпринять что-то более существенное, чем просто сверлить взглядом мобильник на тумбочке и ждать, что его брат узнает из новостей.

В конце концов, он нашёл удовлетворение в перебирании пальцами телефонного провода, что не только успокаивало расшатавшиеся нервы, но и скрывало дрожь в кончиках пальцев. Дин опасался, что Сэм получит прекрасный повод посмеяться, если узнает, что у старшего брата трясутся руки всего лишь из-за потерянного кулона. Господи, он чувствовал себя как девчонка. Возможно, он заслужил младшего брата, поддразнивающего его за неудачи, но, чёрт возьми, он чувствовал бы себя гораздо лучше, если бы этот проклятый мобильник наконец зазвонил.

Сэм появился из ванной полностью одетым, в сопровождении белых клубов пара. Он стал забирать чистую одежду с собой во время принятия душа после того несчастливого для него инцидента с чесоточным порошком[vii]. Но сегодня, похоже, можно было этого не делать - Сэм заметил, что Дин не сдвинулся с места ни на дюйм с той минуты, как младший закрыл за собой дверь в ванную. Сэм посмеялся бы над тем жалобным, потерянным видом, с которым его брат смотрел на телефон, если бы это не было так непохоже на Дина, и это чертовски встревожило младшего брата.

- Знаешь, пялясь на телефон, не заставишь его звонить, - заметил Сэм, пытаясь вывести Дина из ступора.

Старший даже не поднял взгляда, но всё-таки ответил:

- Тогда, может быть, тебе стоит попытаться, Телепатик, потому что я не могу просто сидеть здесь и ничего не делать.

- Ну, - задумчиво проговорил Сэм, - может быть, это и хорошо, что он не перезвонил. Я имею в виду, что если бы это было действительно важно, он позвонил бы, правда? Ты... э-э... мы, возможно, просто слишком бурно реагируем.

Дин повернул голову к Сэму и, казалось, задумался на мгновение, но взгляд его при этом оставался рассеянным.

- Может быть, - выдохнул он, совершенно не убеждённый, но в то же время надеющийся.

Возможно, присутствие Сэма сыграло злую шутку. В конце концов, они с отцом никогда не спорили по пустякам. Возможно, Джон слышал, как младший говорил, что не стоит ему звонить, и теперь не перезванивает просто от злости на него.

Сэм снова открыл рот, собираясь что-то сказать, и как раз в этот момент мобильник зазвонил. Дин рванулся к нему с молниеносной скоростью, при этом с грохотом уронив на пол гостиничный телефон, так как всё ещё бессознательно сжимал пальцами его провод. Он успел схватить мобильник левой рукой до того, как включится голосовая почта, и поднёс его к уху:

- Пап... Пап, я рад, что ты перезвонил... - он прижал трубку плечом, слушая отца, пока выпутывал пальцы правой руки из телефонного провода. - Да, это правда. Я потерял его, пап. Я облажался, но я верну его. Я обыщу каждый дюйм этих проклятых болот...

Сэм придвинулся поближе; голос отца был таким громким, что он мог слышать почти весь разговор целиком. Бешеный тон отца резко контрастировал с тихим голосом брата, и Сэм не мог не волноваться, что всё, очевидно, оказалось гораздо серьёзнее, чем он надеялся.

- Луизиана, - ответил Дин. - Территория Хони Айленд. Это примерно в часе езды от Нового Орлеана. Да, мы не очень далеко оттуда. Где?.. Хорошо, подожди, я возьму ручку и бумагу.

Дин выразительно взглянул на брата, жестом изобразив, будто он пишет, но Сэм уже поднял с пола гостиничную ручку, которая упала вместе с телефоном, потом, не найдя бумаги, вырвал страницу из телефонной книги, и протянул всё это Дину.

- Шадрак Манн, - повторил тот, записывая. - Это то же самое место, где мы уже были, верно? Правее главной дороги, и через кипарисовую рощу... Да, я помню. А он знает, как найти его?.. - Дин провёл рукой по лбу, где уже блестели бисеринки пота; несколько крупных капель скатились по его локтю и упали на колено - верный признак того, что старший брат нервничал. - Послушай, пап, мне очень жаль, что так получилось. Я знаю, ты велел мне никогда не снимать его, и... - Дин с удивлением поднял глаза на Сэма. - Да, он здесь...

Младший Винчестер почувствовал закипающую в душе злость, когда брат протянул ему телефон. Он не мог не заметить, как грубо и бесцеремонно Джон прервал Дина, у которого в душе и без того было достаточно открытых ран, а отец сейчас в очередной раз щедро посыпал их солью.

Сэм сжал челюсти, приготовившись высказать «дорогому папочке» всё, что о нём думает, но когда поднёс телефон к уху, выражение решимости на его лице сменилось шоком.

- Да, конечно, буду, - сказал он, изогнув бровь. - Знаешь, возможно, это даже не было бы вопросом, если бы ты соизволил подкинуть нам парочку идей о том, что это за вещица такая. Почему она так чертовски важна, что Дин не должен снимать её? И почему её необходимо так срочно вернуть? Он терял её и раньше. Тот оборотень в Сент-Луисе носил её целых полдня...[viii] - беспокойный взгляд на старшего не прошёл незамеченным, и тот вопросительно вздёрнул брови. - Хорошо. Да, сэр, - сказал Сэм, и непривычно покорный тон его голоса заставил Дина озабоченно нахмуриться.

В конце концов, младший захлопнул телефон и протянул обратно.

- Ты готов? - спросил он, и это прозвучало как «выезжаем немедленно». Не дожидаясь ответа, он начал натягивать носки и ботинки, даже не позаботясь о том, чтобы присесть.

Это был глупый вопрос. Дин был готов ещё до того, как Сэм отправился принимать душ, но он сообразил, что младший просто пытался лишить его возможности расспросить о содержании разговора. Дин даже не пытался наивно убедить себя в том, что нисколько не был задет просьбой отца передать трубку Сэму вместо того, чтобы поговорить с ним самим. И он не мог поверить, чтобы Джон сказал младшему нечто такое, что заставило бы Дина испытать ещё большее унижение. Но, чёрт побери, если им вздумалось говорить о нём - в его присутствии, но не посвящая при этом в сам разговор - проклятье, он должен знать, о чём они говорили!

- Итак?.. - спросил Дин.

- Итак что? - притворился непонимающим Сэм. Он подпрыгивал на одной ноге, пытаясь зашнуровать ботинок на второй.

- Дерьмо, - выругался Дин. - Не строй из себя святую невинность! Ты прекрасно знаешь, о чём я. Что такого отец сказал тебе, чего он не мог сказать мне?

- Ничего, Дин, - ответил младший Винчестер, не глядя на брата. - Он просто хотел, чтобы мы оба были в курсе насчёт поисков того парня, Манна, вот и всё.

- Да, а я - Бетти Крокер[ix], - огрызнулся Дин. Он порывисто встал и схватил брата за плечо, не позволяя ему уйти от разговора. - Послушай, я знаю, вы двое считаете, что меня природа мозгами обделила, но даже я, идиот, которым я, очевидно, являюсь, догадался, что в вашем разговоре было нечто большее, чем повторение того же самого, что он уже сказал мне, приятель.

Сэм ненавидел, когда отец ставил его в подобные ситуации, но он понимал: если высказать своё недовольство происходящим вслух, это лишь увеличит уже расколовшую их семью трещину. Вместо этого он внимательно посмотрел в лицо брату, пытаясь подобрать правильные слова. В конце концов, он покорно сел, всем своим видом показывая, что следующие его слова будут правдивы, и Дин каконец-то отпустит его плечо.

- Прежде всего, ты не идиот, - проговорил он совершенно искренне. - И если ты так хочешь знать, отец сказал, что я должен взять это дело в свои руки, потому что ты принимаешь его слишком близко к сердцу. Ну что, полегчало?

- Просто чудесно, - воскликнул Дин, тяжело плюхнувшись на кровать, так, что заскрипели пружины. - Мало того, что я идиот, так теперь ещё и чувствительная девчонка. Проклятье, и давно это так?

- Дин! - укоризненно воскликнул Сэм.

- Да как хочешь, старик. Жаль только, что меня об этом не предупредили.

Сэм громко вздохнул. Сейчас было совершенно не время для спора «хороший сын/плохой сын».

- Он сказал кое-что ещё.

Казалось, это утверждение мгновенно вывело Дина из депрессии.

- Что? - с надеждой спросил он.

Сэм провёл рукой по всё ещё влажным волосам.

- Он сказал, что мы должны поторопиться. Он не объяснил, почему, только сказал, что мы должны вернуть кулон как можно быстрее. Может, мне только показалось, но у меня сложилось впечатление, что неудачи быть не должно. Одно я знаю точно - если отец говорит, что нам нужно найти этого Шадрака Манна, значит, это мы и сделаем.



Дом Шадрака Манна


Несмотря на то, что более чем скромное обиталище Шадрака Манна было расположено в стороне от большой дороги, Джон дал точные указания, да и Дин помнил, что бывал здесь однажды, когда они проезжали Новый Орлеан, так что парни добрались до хижины старика ранним утром следующего дня.

Оба были мокрыми от пота, поскольку в Импале не было кондиционера, так что Сэм не удивлялся блеску кожи брата, но от его внимательного взгляда не ускользнуло и другое: лихорадочный румянец, горящий на щеках Дина, и побелевшие от напряжения костяшки намертво вцепившихся в руль пальцев. Потеря амулета явно расстроила старшего сильнее, чем он пытался показать. По крайней мере, Сэм надеялся, что именно это было причиной  физической боли, всё более заметной на лице брата.

- Это он? - спросил Сэм, кивнув на деревянную лачугу, напомнившую ему дом Ингалс из «Маленького дома в Прериях»[x]. Но он бы никогда не признался, что смотрит это шоу.

- Конечно, нет, - ответил Дин, глядя на брата сквозь опущенные ресницы. - Я просто подумал, что мы остановимся здесь выпить чаю и съесть пару плюшек, Алиса. Ты не позвонишь в колокольчик, чтобы вышли Болванщик и Мартовский Заяц, или мне просто послать записку с Соней[xi]?

Дин распахнул дверь Импалы немного резче, чем обычно, и Сэм не удержался от ухмылки. Раздражённый старший оказался таким литературным гением. Контролируй Дин себя, как обычно, он никогда не признался бы, что читал «Алису в Стране Чудес», да вдобавок помнит её так хорошо, чтобы упоминать в разговоре имена персонажей. Сэм взял себе на заметку напомнить ему об этом, когда они разберутся с кулоном.

Дин вышел из машины и захлопнул дверь так же резко, как и открывал. От Сэма не укрылось, как он небрежно вытер мокрые от пота ладони о джинсы. Слишком потные ладони, заметил Сэм. Оставалось только надеяться, что они вспотели от сжимания рулевого колеса.

Дин опасливо приблизился к хижине, вспоминая то время, когда он был здесь последний раз. Тогда отец привёз его сюда и вручил этот кулон. Дин невольно содрогнулся, вспомнив электрический разряд, прошивший его тело при первом прикосновении к амулету. Постаравшись отбросить разрастающуюся тревогу, он осторожно толкнул тонкую скособоченную дверь, каким-то чудом держащуюся на треснувших петлях.

- Входи, Перворожденный, - послышался изнутри надтреснутый голос. - Я ждал тебя.

Сэм в замешательстве посмотрел на брата, которому предназначался этот титул.

- Не спрашивай, - предупредил Дин, открывая дверь и боясь, как бы она при этом совсем не отвалилась.

Внутренне убранство хижины вполне соответствовало её внешнему виду, но всё же не остался незамеченным налёт своеобразного уюта. Возможно, всё дело было в густом аромате ладана, плывущем по единственной в жилище комнате, а может, причиной были десятки музыкальных подвесок, свисающих с ничем не прикрытых балок. В доме царил дух почтения к природе и простоте, что, как показалось братьям, передавалось здесь из поколения в поколение; поверья, что родом из Южной или Центральной Америки, догадались они.

Сперва они не заметили хозяина, но позвякивание стеклянных бусин привлекло их внимание к занавеси, сделанной словно из кусочков янтарного дерева. Сгорбленный маленький человек тяжело поднялся со скрытой за занавесью койки и выступил вперёд.

- Перворожденный, - хрипло прокаркал он. - Ты пришёл по поводу амулета, не так ли?

- Да, - Дин даже не старался скрыть изумление в голосе. - Со всем должным уважением... как вы узнали, что это я?

Сэм понял вопрос: мужчина перед ними был абсолютно слеп. Оба его глаза были покрыты бельмом от шрамов или катаракты, и они были едва видны сквозь свисающие на лицо белоснежные пряди волос.

- Так же, как я узнал, зачем ты здесь, - ответил старик. - Кулон рассказал мне.

Сэм засмеялся, больше от благоговения, которое испытал, чем от недоверия. Он был совершенно не склонен сомневаться в психических способностях других людей, но никогда раньше не слышал о том, чтобы кто-то мог общаться с неодушевлёнными предметами.

- В самом деле? - спросил он.

- Чёрт, конечно, нет, - Манн махнул рукой с шишковатыми, изуродованными артритом суставами. - Я узнал звук автомобиля. Неужели похоже, что у меня здесь отбоя нет от посетителей?

И тогда Сэм рассмеялся в голос. Он не мог не оценить мужество старика. Шадрак выглядел, по крайней мере, лет на сто, но то, что он до сих пор сохранял ясность ума и был способен жить самостоятельно, было немалым подвигом.

- Шадрак Манн, полагаю, - представившись, произнёс младший Винчестер и протянул для пожатия руку, но тут же сконфуженно сообразил, что старик не может видеть его жеста, и опустил её.

- Собственной персоной, - кивнул Манн. - А теперь не мешай мне, кто бы ты ни был, потому что я всё равно не запомню, - повернувшись к Дину, Шадрак, казалось, обвиняюще уставился на него своими невидящими глазами. - А ты, Перворожденный, ты оторван от амулета, да?

- Да, сэр, - признался Дин, опасливо почесав в затылке. - Я не...

- Как долго?

- Что?..

- Как долго ты уже без амулета? - резко повторил Манн.

- О, я не знаю точно, - честно ответил Дин. - Возможно, 18-20 часов максимум, - предположил он.

- Это очень плохо, Перворожденный. Иди-ка сюда, - Шадрак взял старшего Винчестера за локоть и подвёл к жёсткому деревянному табурету. - Думаю, тебе лучше сесть.

- Нет, всё в порядке... - запротестовал Дин.

- Чушь! - отрезал Манн и, несмотря на свою слепоту, с потрясающей точностью хлопнул по протестующе вскинутым рукам парня. - Глупый мальчишка. Когда старый человек предлагает тебе сесть, ты должен заткнуться и делать то, что тебе говорят, если не хочешь его обидеть. А теперь сядь, пока ты не упал.

Сэм, слегка встревоженный такой заботой Манна, заметил, что кожа старшего стала гораздо бледнее с тех пор, как они вышли из машины.

- Дин, может быть, тебе стоит послушаться, - сказал он, на всякий случай придвигаясь поближе к брату.

- Но я не... - рот старшего Винчестера захлопнулся на середине предложения, и он резко втянул в себя воздух.

- Дин? - окликнул Сэм.

Лицо брата в один миг стало белее снега, комната поплыла перед глазами, и он, несмотря на собственные протесты, тяжело опустился на предложенный табурет, вцепившись в него обеими руками. Звук, напоминающий шипение жира на сковородке, заполнил его голову, словно ввинчиваясь в череп, перед глазами заплясали чёрные точки. Он почувствовал сильные руки Сэма на своих плечах и услышал настойчивый голос брата, но не мог разобрать ни слова.

Что за чёрт?..



 

Часть 3


Дом Манна


Внутренности Дина словно скручивались в тугой узел, и если бы он вовремя не сел, то, возможно, упал бы, как и предупреждал Манн. Через несколько секунд он смог сконцентрироваться на дыхании и ждал, когда мир перестанет кружиться вокруг него. Он в самом деле не мог совладать с собой.

Спустя ещё несколько мгновений Дин сконфуженно огляделся, глубоко дыша и пытаясь успокоить бунтующий желудок.

- Что вы с ним сделали? - потребовал ответа Сэм, неодобрительно глядя на брата, который сбросил с плеча его руку.

- Ничего. Я только предсказал последствия, которые неизбежно возникают, если хранитель утратит амулет, - спокойно объяснил Манн. - И я предвижу ещё худшие последствия, если они двое не воссоединятся, и быстро.

- Стоп, о чём вы говорите? - спросил Сэм, наклонившись к самому лицу мужчины. - Потерянный кулон может физически воздействовать на моего брата? Как такое возможно?

- Прежде всего, - начал Шадрак, - амулет не потерян. Его украли.

- Украли? - переспросил Дин, вновь обретя голос. - Кому он мог понадобиться?..

- И зачем? - добавил Сэм.

Старик мягко усмехнулся.

- О, вы так наивны. Я предупреждал Джона Винчестера, что это нелёгкая ответственность, но он убедил меня, что ты будешь подходящим хранителем, Перворожденный. Твоя линия жизни... хм... ну, ты просто не знаешь, что тебе доверили. К несчастью.

- Тогда вместо того, чтобы рассказывать нам, как много мы не знаем, - огрызнулся Дин, - не проще ли всё нам объяснить? И поскольку я вовсе не горю желанием испытать ещё одно такое головокружение, я буду очень признателен, если вы перейдёте прямо к делу, и начнёте с того, что это за амулет и зачем кому-то понадобилось его красть?

Манн согласно кивнул. Возможно, сейчас в самом деле было не время разыгрывать Йоду перед бедным мальчиком[i]. В конце концов, каждая минута была на счету.

- Да, да. Ты прав. Я расскажу тебе всё, что могу, - старик склонился над широким кухонным столом, явно желая сидеть за ним в одиночестве. - Я не верю, что кто-то, по крайней мере, кто-то из людей, всё ещё знает правду о природе и силе амулета, Перворожденный. Всё, что знаю я, передавалось через многие поколения, и это только то, что нам позволили знать. Боюсь, что некоторые секреты не для ушей смертных, - Манн глубоко вздохнул и продолжил: - Все мы знаем, что эта вещь древняя, она старше, чем христианство и ваш христианский Бог, и это огромная сила. Это один из немногих оберегов, сохранившихся от религии, у которой было мало служителей среди людей. Твой амулет и другие, подобные ему, которых осталось очень мало, разбросаны по Земле, и это единственная оставшаяся связь между потерянным могуществом и этим миром. Но среди нас есть те, кто ищет эти вещи и хочет уничтожить их, чтобы разорвать эту связь.

- Погодите, - сказал Дин, - но если вы не знаете многого об этом амулете, как вы можете быть уверены, что это сила добра, а не зла?

- Мы знаем, что это сила добра, потому что те, кто хочет уничтожить его - на стороне зла, - сухо заявил Манн.

- Ну да, - саркастически согласился Дин. - Плохие парни никогда не играют против своих же, - он на секунду умолк, пытаясь унять своё нетерпение, вызванное бесконечными загадками старика. Он терпеть не мог, когда к нему относились как к чувствительной девчонке. - Послушайте, я просто говорю, что мне хочется знать, за хороших парней я сражаюсь или нет.

- Дело не в тебе, хранитель. Всё дело в связи с той силой, что ты поклялся защищать. Сейчас границы между добром и злом нарушены, и весьма серьёзно. Все мы живём во времена Хаоса. И те из нас, кто идёт против древней организации, и те, кто поддерживает её. Ты, мальчик, относишься ко вторым. И, как бы там ни было, есть ещё многие, кто сделает выбор или будет избран. Ты не можешь доверять никому. Ты был избран, и ты поклялся защищать амулет.

- Да, только я не помню никакой клятвы, - возразил Дин.

- Конечно, ты не помнишь, - согласился Манн. - Твой отец пришёл ко мне. Он слышал об амулете и о том, что тот нуждается в хранителе. Но его может носить только перворожденный сын, поэтому твой отец попросил, чтобы я, последний из моего рода, сделал его сына новым хранителем. Он убедил меня, что тебе можно доверять, и что ты будешь защищать амулет ценой собственной жизни. И поскольку у меня не было других претендентов, я согласился, - он сделал паузу перед тем, как продолжить. - Но, разумеется, были предприняты действия, чтобы проверить твою преданность.

- Какие действия? - спросил Сэм. Его скрытая злость на отца вспыхнула с новой силой.

Манн не обратил внимания на младшего брата, сосредоточившись исключительно на Дине, и продолжил:

- Амулет связан с тобой, Перворожденный. Я уверен, что ты почувствовал это сразу, как только коснулся его. Разве нет?

Дин медленно кивнул.

- Если под словом «связь» вы подразумеваете, что эта чёртова вещица убивает меня, то да. Я очень хорошо это чувствую.

- Погодите, погодите минуту, - воскликнул Сэм, не желающий, чтобы его игнорировали. - Связан с ним как?

- Их судьбы переплетены, - снизошёл до объяснений Шадрак. - Если амулет будет уничтожен, то с ним будет уничтожена и часть хранителя.

- Замечательно, - проговорил Дин, хлопнув руками по бёдрам и вытирая о джинсы вновь вспотевшие ладони. - И какая же часть это будет? Потому что, должен сказать, я сильно привязан ко всем из них.

- Лучшая часть, Перворожденный.

- Здо-орово, - кивнув, протянул старший Винчестер. - Вряд ли это будут мои очаровательные пальчики на ногах или те мускулы, благодаря которым можно шевелить ушами. По правде сказать, у меня никогда это не получалось, так что, пожалуй, распрощаюсь с ними без сожаления.

- Дин! - воскликнул Сэм. - Это серьёзно.

- О, спасибо за напоминание, студентик, - Дин уже откровенно дерзил. - Я потерял часть своей жизни, будучи завербованным защищать что-то без своего на то согласия. Спасибо, что озвучил это. Сам бы я ни за что не догадался.

Манн обиженно отступил на шаг и скрестил на груди руки:

- Я разочарован, Перворожденный. Это большая честь - быть избранным хранителем. Мой народ предлагал своих сыновей десятками. Только лучшие могли быть избраны для этой привилегии, и только после завершения многих изнурительных испытаний их достоинства.

- Простите, что сомневаюсь в вашем народе, мистер Манн, - сказал Сэм, - но когда что-то считается привилегией, это обычно подразумевает какую-то выгоду для человека, который её имеет. Какая привилегия может быть в ношении кулона, кроме того, что это явно модная штучка?

- Это честь, наипервейшая и выдающаяся, - объяснил Шадрак, - но так же и безусловный элемент защиты, дарованный хранителю. Хранитель защищает амулет, а амулет, в свою очередь, обеспечивает защиту для хранителя.

Оба Винчестера одновременно рассмеялись.

- Хм, да, - скептически произнёс Сэм. - Дин, это мистер Манн, мистер Манн - мой брат Дин, - представил он. - И я не верю, что вы двое здесь встретились, потому что это кажется невозможным. Амулет предлагает защиту хранителю - по крайней мере, вы так говорите - но мой брат бывает избит до полусмерти чаще, чем кто-либо ещё, кого я знаю.

- Да, - согласился Дин, с гордостью взглянув на младшего. - Всё так, как он говорит.

Но логика братьев, казалось, не произвела на Манна никакого впечатления.

- Возможно, ты был ранен, когда носил амулет, Перворожденный, - признал он. - Но ты же не мёртв?

- Э-э... нет, - озадаченно протянул Дин. - Раз сижу здесь, живой. Но в последний раз я выкарабкался чудом.

- Тогда почему ты думаешь, что амулет не защищает тебя?

- Я не... я догадался, но... - казалось, Дин напрочь забыл, что хотел сказать. Он вцепился в край стола, и крупные капли пота поползли с его лба на щёки. Положив руку на плечо брата, Сэм почувствовал под кончиками пальцев дрожь, и это явно было не просто нервное напряжение.

- Ты в порядке, дружище?

- Да, - через несколько мгновений отозвался Дин. - Но это головокружение и бунтующие кишки начинают меня слегка нервировать.

Он медленно поднял голову, словно не веря, что она всё ещё крепко держится на плечах, и посмотрел на хозяина хижины. - Ладно, на сегодня достаточно историй. Отец сказал, что вы можете помочь мне найти амулет. Так что давайте уже перейдём к делу. Есть какое-нибудь заклинание-поисковик, или что-то ещё?

- Тебе не понадобится заклинание, хранитель, - со смешком ответил Манн. - Амулет зовёт тебя. Жар и головокружение - это часть вашей связи. Услышь этот зов, и амулет приведёт тебя к себе.

- Итак, что? - подытожил Сэм. - Мы просто будем колесить по округе и ждать, пока какой-то сверхъестественный зов не сообщит нам, куда следует ехать? Может быть, кулон уже летит на самолёте до Тимбукту, откуда нам знать!

- Нет. Вряд ли они станут увозить его далеко от того места, где украли, - предположил Шадрак. - У амулета есть способы дать знать о себе, и кто бы ни завладел им сейчас, они не захотят привлекать внимание. Кроме того, время тоже играет роль. Амулет должен три дня гореть в чёрном пламени, чтобы быть уничтоженным. Если те, кто украл его, собираются сделать именно это, они не станут тянуть с началом ритуала. И даже я не могу сказать вам, что случится, если вы не вернёте амулет в течение трёх дней.

- Трёх дней, да? - вздохнул Дин. Дотянувшись до плеча Сэма и опираясь на него, он с усилием поднялся с табурета. - Тогда, думаю, нам лучше идти.

- Удачи, Перворожденный.

Что-то в голосе Манна заставляло думать, что появление Леди Удачи парням бы не просто пригодилось, а очень даже потребовалось. И это, чёрт возьми, было весьма тревожным знаком.




Окончание читайте здесь

Дата публикации: 26/08/2008
Прочитано: 2936 раз
Дополнительно на данную тему:
Вечеринка Мертвеца - Dead Mans Party
Вечеринка Мертвеца - Dead Mans Party - Ч.2
Вечеринка Мертвеца - Dead Mans Party - Ч.3
Вечеринка Мертвеца - Dead Mans Party - Ч.4
1.09 Let Go - Отпусти, Часть 1
1.09 Let Go - Отпусти, Часть 2
1.09 Let Go - Отпусти, Часть 3
1.09 Let Go - Отпусти, Часть 4
1.09 Let Go - Отпусти, Часть 5
1.01 Guardian - Хранитель

Назад | Начало | Наверх
Supernatural является собственностью The WB Television Network и The CW Television Network. Все текстовые, графические и мультимедиа материалы, размещённые на сайте, принадлежат их авторам и демонстрируются исключительно в ознакомительных целях. Оригинальные материалы являются собственностью сайта, любое их использование (или модификация) за пределами сайта только с письменного разрешения администрации.


Supernatural Russia © 2006-2013 Silence & Marta

:: fiblack phpbb2 style by Daz :: PHP-Nuke theme by www.hellhole.org ::

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
The Russian localization - project Rus-PhpNuke.com