Привет, Гость!
Меню
· Главная
· Старый форум
· Магазин
· Форум магазина

Тексты
· Архив статей
· Эпизоды
· Обзоры
· Фанфики
· Пресса
· Транскрипты
· Энциклопедия

Медиа
· Галерея
· Русские субтитры
· Видео
· Музыка
· Прочее

Общение
· Форумы
· Чат
· Личные сообщения
· Связаться
  с администрацией

Прочее
· Поиск по сайту
· Список посетителей
 
Наш сайт в сети

 Supernatural.ru В Контакте 
 
Supernatural.ru в Diary

Supernatural.ru в Live Journal 
   
Supernatural.ru на Facebook
   
 Supernatural.ru на Twitter

 
Уголок юзера
Добро пожаловать, Гость
Логин
Пароль
Секретный код: Секретный код
Повторить код

(Регистр)
Зарегистрировались:
Последний: MarcCowle
Сегодня: 0
Вчера: 0
Всего: 94780

Посетителей онлайн:
Гостей: 4
Членов: 0
Всего: 4
 
Счётчики

Хотите разместить нашу кнопочку на своём сайте или в блоге? Пожалуйста!
Самый полный русскоязычный сайт о сериале Supernatural






Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

 
Российское ТВ

"Сверхъестественное"
в России




4 СЕЗОН

ПОНЕДЕЛЬНИКА ПО ЧЕТВЕРГ
В 1.45

Трейлер | Форум





AXN Sci-Fi

6 СЕЗОН

ПО БУДНЯМ В 22.15





 
Команда сайта

Администрация

SilenceMarta

Форум, Diary.ru
 Лучница, Nadin7
Jozefa, DestinyV,
SerJo, Dashita
Koryuu

Эпизоды, Субтитры
chandler, oncilla

В Контакте, Twitter,
LJ, Facebook
Marta, Nadin7

Переводчики
haven, Nadin7,
Лучница  chandler

Оформление

Nadin7

 

1 сезон

1.22 На Пороге Войны - When The War Comes - Окончание


Окончание. Начало в Части 1


Часть третья


Тишина наполнила комнату; каждая из сторон ожидала реакции противника. Воздух был настолько спокоен, что каждый рваный, пронизанный паникой выдох Сэма шумно отдавался по всей огромной комнате. Равномерно поднималась и опускалась грудная клетка, в глазах почти плыло, навеивая иллюзию, что все это - лишь дурной сон, от которого он пробудился, задыхаясь и хватая себя за ворот рубашки.


Рот Сэма открывался и закрывался, безуспешно пытаясь озвучить единственное слово, рвущееся у него с губ; единственное слово, которое сейчас занимало все его мысли - Дин. Страх, что безвольное, недвижное тело, которое он прижимал к своей груди, окажется его братом, бледнел перед ужасом того, что на самом деле это не так.


 - А я ожидал сопротивления, - разочарованно заметил Демон. - Ну, не то чтобы у вас были шансы, - добавил он с усмешкой.


Младший Винчестер медленно поднял голову, отрывая неподвижный взгляд от Дина и переводя его на глаза с радужкой болезненно желтого цвета, пристально глядящие на него в ответ.


 - Я убью тебя.


 - Вот, значит, как, - отозвался Гарис, прислонившись спиной к столу. Рука Дина слегка дернулась, и взгляд Сэма снова метнулся к брату; а потом, полный ужаса - обратно к Демону. Тварь лишь загадочно улыбнулась.


 - Постарайся не волноваться, Сэмми. Самое интересное только начинается.


Сэм ощутил, как тело Дина снова дернулось в его дрожащих руках, и мягко накрыл ладонью грудь брата, поразившись силе исходящего от нее жара.


 - Ну же, Дин... ты же... - его голос оборвался, когда глаза Дина распахнулись, открывая угольно-черную радужку.


 - В порядке? - Демон едко усмехнулся. - Да, Сэмми, твой брат в порядке, и даже более того. Он мой.


Это предъявление прав собственности задело обоих братьев; Сэм протестующе раскрыл рот, и в ту же секунду тело Дина вытянулось в струнку. Рука Винчестера-старшего метнулась к груди и яростно обхватила свисающий на шнурке амулет; глаза налились чернотой от напряжения. По его телу прокатилась волна судорог, от живота до головы и обратно. Перерывая память в поисках всех возможных средств оказания первой помощи в таких случаях, Сэм с усилием перекатил брата на бок.


 - Отпусти его! - яростно потребовал Сэм.


В глазах Гариса мелькнул злобный огонек, придав бледно-желтому зеленоватый оттенок, когда одним кивком головы Демон удвоил мучения Дина.


 - Я лучше полюбуюсь. Твой брат будет нам очень полезен, Сэмми. Но он всего лишь часть плана. Жертвоприношение - вот что будет венцом всему. Тебе понравится эта часть, Сэмми. Можешь мне поверить.


Сэм медленно моргнул, пытаясь осмыслить ситуацию, которая медленно, но верно выходила из под контроля; тело Дина, более не желавшее подчиняться воле своего хозяина, снова передернулось. Сэм ощутил, как его глаза обожгли подступившие слезы, когда корчащееся от боли тело брата сложилось пополам; пальцы рук впились в шею, а голова с глухим стуком ударилась о пол кабинета, когда пытка возобновилась. Сэм не отнимал дрожащих рук, изо всех сил пытаясь удержать Дина, боясь, что тот покалечит себя, и мысленно надеялся, что брат не прекратит сопротивление, что бы там ни пыталось им овладеть.


В стремительном вихре происходящего Сэм ощутил на своих руках чью-то хватку: не те сильные, теплые руки брата, к которым он привык, и не то крепкое деловое пожатие рук отца. Длинные грубые пальцы железной хваткой вцепились в его руки, оттягиваяотдергиваяотрывая от брата.


Раздался крик, перемежаемый глухими ударами бьющегося в судорогах тела Дина, и вместе с ним тонкий, отчаянный вопль, выкрикиваемые в злобе слова; Сэм не узнал свой собственный испуганный голос.


 - Ты, ублюдок! Отпусти его!


 - Он мой, Сэмми, - повторил Гарис, отходя от стола и опускаясь на колени рядом с трясущимся телом Дина. Он повернул голову, глядя на парня, вырывающегося из цепких рук двух солдатов демонической армии. Он наклонил голову в сторону двери, и по его лицу скользнула зловеще спокойная улыбка, когда он обратился к своим подчиненным.


 - Отведите его вниз. Второго тоже. Я с ним еще не закончил.


Сэму потребовалась секунда, чтобы с изумлением осознать, что Зак все еще в комнате; тело охотника кучей лежало у стены, на которую оно налетело. Один из надсмотрщиков Сэма подошел к Заку, грубо вздернул его на ноги и потащил прочь из комнаты, скрываясь за поворотом коридора.


 - Нет! - яростно заорал Сэм, отбиваясь от крепких рук. Каждый мускул его тела напрягся, противясь, когда схвативший его одержимый слуга потащил к выходу и его.


Сэм скреб каблуками по полу, обвиснув в объятиях одержимого, перенося на него весь свой вес - пытаясь вырваться. Но все было безуспешно; слуга Демона выволок его из комнаты, будто тряпичную куклу, почти совсем без усилий со своей стороны.


Из дверного проема последний раз глянуло искаженное болью потери лицо Винчестера, и затем дверь с треском захлопнулась.



***


Сэм зарылся пальцами в свои непокорные темные волосы, отчаянно пытаясь унять дрожь в руках, расхаживая взад и вперед по камере, в которую его бросили. Меряя пол шагами снова и снова, Винчестер-младший каждый раз не глядя переступал через бесчувственное тело Зака, хотя, даже если бы он случайно на него наступил, вряд ли бы в нем проснулась хоть капля жалости.


Так, значит, Зак был одержим, когда специально для них исполнял роль Бенедикта Арнольда[i]; но, но, НО кто-то же должен быть виноват в том, что Дин корчился на полу, в то время как демон пытался его подчинить! Зак был всего лишь орудием в чужих руках. А кроме того, был без сознания. Не похоже, чтобы у него был шанс бороться.


Ямочка на подбородке, и сам подбородок дрожит; причудливое сочетание опустошенного выражения лица и яростного, хочу-свернуть-кому-нибудь-шею взгляда.


Даже то, что охранники бросили их не в одну из клеток-камер, а в какую-то старую спальню, не утешало Винчестера-младшего. Дверь все еще была заперта, окно - все еще зарешечено, и насколько он мог разглядеть сквозь крохотные щелочки, охранники все еще оставались в коридоре. Настоящие охранники, в тяжелых армейских ботинках и с оружием, прикрепленным к бедру.


Сэм попал в самый настоящий переплет. Он был нужен Дину, а вместо помощи застрял в одной комнате с предателем. Проклятье, он должен был - ради Дина - раскусить Зака ДО того, как ловушка захлопнулась. Дину хватило оброненного Заком кодового слова, но ведь телепат-то у них в семье, какой-никакой, а Сэм. Хотя, опять же, эти силы в нем ничем не проявляли себя, помимо адской головной боли и гигантской занозы в заднице.


Взбешенный до потери разума, ослепленный тревогой и унижением, Сэм потерял остатки самообладания.


Временное помешательство служило неплохим способом самозащиты во всем мире, так почему бы им и не воспользоваться, подумалось ему; острый ум Сэма мгновенно подыскивал оправдания действиям тела.


Он отнял руки от волос и сжал их в крепкие кулаки.


 - Если вы причините боль моему брату, вам потребуется нечто большее, чем трухлявые М-16 и прогнившие кастеты, чтобы остаться в живых! - заорал он, бешено молотя кулаками в дверь.


Не получив ответа, он развернулся назад; сердце стучало, лицо побагровело. Он прошелся по крохотной комнатушке еще несколько кругов, на последнем мстительно пиная безвольно распластанные ноги Зака. Он что, так и проспит все веселье? Господь свидетель, Сэм рассвирепел не на шутку, и подобное зрелище нуждалось в аудитории.


 - Слушайте, вы бы лучше выпустили меня отсюда, мужики, - протянул Сэм, меняя тактику. - Ваш босс, наверно, не рассказал вам, что у меня есть эти, как их.. суперсилы. Когда я разозлюсь по-настоящему, вам не захочется иметь со мной дело.


По другую сторону массивной двери раздался приглушенный смешок.


 - Что ты там вякнул, парень? Не злить тебя? С чего бы это? В гневе ты нам не понравишься? - по коридору громыхнула волна гулкого хохота, когда остальные охранники оценили намек на «Невероятного Халка».


Черт, это было не самой удачной идеей. Он позволил эмоциям взять верх, не подумав сперва, к чему это приведет. Он пару раз глубоко вздохнул. Он не поможет Дину, если сорвется и снова выйдет из себя. Он должен.. проклятье, он не знал, что должен делать. На что способен, этого он тоже не знал, но в таком случае не грех попробовать все, что угодно.


 - Слушайте, мужики, я вижу, что вы считаете себя до ужаса крутыми, но у вас же где-то есть семьи, верно? Ну просто, я не думаю, что вы вылупились прямо в этих подземельях, - хотя, почему бы и нет. Сэм и понятия не имел, откуда Гарис набирал себе таких дубоголовых. Определенно, с какой-нибудь насквозь прогнившей лесопилки.


Сэм уронил голову на дверь, пытаясь навести порядок в мыслях. В голову лезла сплошная чушь, а он еще гордился своей сообразительностью... какой толк в Стэнфордском образовании, если все эти знания испарились к чертям за одну секунду полного отчаяния?


 - Парни, поймите, я просто переживаю за своего брата. Вы ведь можете это понять, да? Он мой старший брат. Он подтыкал мне одеяло по ночам, мазал зеленкой содранные коленки. Он научил меня кататься на велосипеде, наносить сильный удар с левой руки, хотя я правша, а еще присматривать друг за другом. Мне просто нужно знать, в порядке ли он.


За дверью послышались шаркающие шаги, и Сэм почувствовал, как вздрогнула дверь - как если бы кто-то навалился на нее снаружи.


 - Ну конечно, парень. Если это все, чего тебе нужно, тогда я скажу тебе...


 - Да? - с надеждой переспросил Сэм.


 - Он не в порядке. И лучше бы ты беспокоился о себе, потому что с этим твоим братом уже все кончено.


 - НЕТ! - заорал Сэм, снова замолотив по двери кулаками, уже ободранными и покрытыми синяками. Что ж, выходит, он ненамного сдержаннее Джона и Дина, несмотря на все его отчаянные старания не терять головы в трудную минуту, в отличие от остальных Винчестеров. Не то чтобы сейчас нашелся кто-нибудь, кто упрекнул бы его в этом..


- Погодите, я еще выберусь отсюда! - пригрозил он. - Я вам всем задницы надеру! Всем, слышите?


В коридоре послышались хриплые смешки.


 - Ты, что ли?



***


Дин корчился на полу, как сломанная марионетка. Казалось, что веревочки, ведущие к его суставам, каким-то образом переплелись и постоянно дергались, в то время как те, что управляли осмысленными движениями, были кем-то обрезаны, превращая его в дрожащую кучу подергивающихся локтей и коленей.


Он не сошел с ума. Ясное дело, он одержим, но почему и как - вот что озадачивало Дина, хотя он решил, что загадки могут подождать. Темные щупальца адской твари пробирались под кожу, нащупывая все уязвимые места, проникая в кровь, которая леденела от их прикосновения, и это причиняло ему большие страдания, чем любая головная боль, которую он успел испытать за свои двадцать восемь лет.


Он не мог понять, почему это длилось так долго, или почему так больно. В том жилом комплексе в Джефферсон Сити одержимые люди были повсюду вокруг них с Сэмом, и адские твари выпрыгивали из них, как будто в некой сверхъестественной модификации компьютерной игры Frogger, где вместо бревен в речке использовались люди. И непохоже, чтобы это занимало много времени, или причиняло столько боли.


Где-то в мозгу началось настойчивое пульсирование, которое спустилось по его позвоночнику вспышками, точно залпы из огнемета, выстреливая в кончиках пальцев на руках и ногах, но не исчезая, а лишь заставляя его сжиматься все крепче, чтобы бороться с этим. Его веки пульсировали от усталости и напряжения; слишком плотно он зажмурился, хотя так и не смог избавиться от фейерверка на изнанке век.


Его челюсти стремились раскрошить зубы, скулы сводило, как от жесточайшей головной боли, которую он испытывал лет в тринадцать, когда его кости росли, неравомерно, и почти два года он просыпался в своей постели, вздрагивая от боли.


Он подавлял свои крики, точно так же, как раньше - стоны и всхлипы; рваными выдохами усмиряя желудок, подкативший к самому горлу.


Дин смутно осознавал, что Сэма в комнате больше не было; он понял это, когда вокруг него не осталось ни капли тепла, и тут же волной накатили одиночество и беспомощность. Судорожным рывком он перекатился на живот, пытаясь приподняться на локтях и коленях, отчаянно желая снова отыскать и вернуть себе этот сгусток тепла, отыскать и вернуть Сэма. Сэм был один.


Он ощутил, как жесткий носок ботинка впечатался ему в ребра, снова отбрасывая на пол; он сгорал изнутри и леденел снаружи.


Сухой смешок Гариса прокатился по комнате, отражаясь от бесчисленных выступов и предметов, будто специально помещенных здесь для того, чтобы усилять демонический голос.


 - Вот именно, Винчестер. Ползи. Борись. Сражайся. Это ведь то, что ты умеешь лучше всего, не так ли? И черт меня побери, это занимательное зрелище.


Слезы выступили в уголках глаз Дина; он пытался овладеть своими конвульсивно дергающимися конечностями, ощущая, как прожигает его насквозь взгляд Демона. Он подавил отчаянное желание продолжать жмуриться, будто бы спасая глаза от невыносимого солнечного света, и распахнул их, устремляя на Гариса в ответ ненавидящий взгляд непокорных ореховых глаз, хотя чернота уже окружила кольцом радужку и подступала к белкам.


 - Ты же не думаешь на самом деле, что можешь победить? - холодно поинтересовался Гарис, расхаживая взад и вперед с руками, вновь сцепленными за спиной. - Знаешь ли, тут все наоборот. Чем больше ты борешься, тем дольше это продолжается, тем больше ты теряешь.


Не в силах сдержать очередной крик, Дин выгнулся, будто получив удар между лопаток, и гортанный вопль сорвался с его покрытых пеной губ.


 - Ты слишком усердно противишься. Особенно сейчас, когда у тебя появился шанс на выгодную сделку, - ехидным тоном подбодрил его Демон. - Тебе бы сейчас присоединиться к команде победителей. Разве ты не чувствуешь силы, которая будет твоей? Разве ты не задумываешься, чего сможешь достичь, имея в своем распоряжении подобную мощь? Ты будешь жить здесь по-королевски, будешь моей правой рукой, будешь стоять во главе целой армии, и будешь свободен от бремени своего несносного младшего братца. Ты сможешь впервые в жизни быть самим собой и ради самого себя, Винчестер.


Дин потряс головой, когда грудная клетка полыхнула странным жаром, обволакивающим горло, перекрывающим воздух; его лицо покраснело от напряжения.


 - Ты слышал меня, Дин? - повторил Гарис. - Ты будешь жить, и это несравнимо больше, чем то, что уготовано твоему брату. Для него уже слишком поздно. Слишком долго, понимаешь? Слишком долго он был вдали от меня, а теперь вы настроили его против меня, ты и твой драгоценный папочка, - он с силой выделил звук «п», так громко, что Дин отчетливо расслышал звук, насквозь пропитанный ненавистью - словно адские псы рычали ему прямо в ухо.


В уголках глаз молодого охотника начало мутнеть, и чей-то голос эхом нашептывал ему на ухо ненавистные, мерзкие умыслы.


«Ты должен был его отпустить. Ты никогда не должен был возвращаться за ним».


«Он вправе ненавидеть тебя за то, что ты вытащил его из дому в те выходные, когда я пришел за ним, а нашел только бедную крошку Джесс».


«Если бы ты не вмешался, он бы был сейчас моим, он бы жил, увидел бы завтрашний день, миллионы завтрашних дней, целые века, мой генерал, мой предводитель».


«Его смерть будет на твоей совести, старший брат. Надеюсь, ты собой доволен».


Гарис опустился на колени рядом с Дином, накрыл рукой его плечо и наклонился, нашептывая ему на ухо страшные слова.


 - Ты не сможешь победить. Послезавтра все, кого ты любил, будут мертвы. Род мой велик, имя мне - легион, и ты никогда больше не будешь одинок. Это то, о чем ты всегда мечтал. Все, что от тебя требуется - впустить нас».


Дин снова закричал, на пределе своего голоса, в котором уже сквозил намек на поражение; от напряжения слезы покатились у него по щекам. Затем, как будто кто-то щелкнул выключателем, судороги прекратились, и только поднималась и опускалась грудная клетка, жадно втягивающая воздух после долгих минут удушья.


Гарис мягко потянул Дина за плечо, пока тот не перекатился на бок, будто уснувший ребенок, скатившийся с заднего сиденья машины прямо в руки отца. Демон взглянул на него со спокойной улыбкой, которая расширилась еще больше, когда глазам Гариса предстали масляно-черные глаза, медленно моргнувшие и возводящие на него благоговейный взгляд.


Боль наконец-то ушла, и Дин улыбнулся.



***


Окрестные леса, рассвет


От подлеска исходила невиданной силы энергия, от которой подрагивала листва невысокого кустарника и кедровых деревьев, еле заметно шевелясь от дыхания двух десятков бывалых охотников, крадущихся меж деревьями; лес и близящаяся к завершению ночь служили прикрытием, маскируя их приближение.


Помимо дрожи от предвкушения, которую каждый из них знал и успел полюбить за годы войны со злом, охоты под покровом ночи, в воздухе витал еще и другой, менее знакомый трепет.


Большинство из них занималось уничтожением привычного зла. Вендиго, оборотни, вампиры и полтергейсты были для них обычным делом. Они чувствовали себя на своем месте, были уверены в своих силах и решительно настроены прожить свою жизнь так, чтобы благодаря им мир стал лучше.


Но это было нечто совершенно другое. Как правило, их добычей оказывались полукровки, злобные уроды, которые, впрочем, некогда были слабыми людьми. И их людские слабости, их стремления, нужды и соблазны все еще жили в их искаженном, нечеловеческом воплощении. Их души все еще хранили отпечаток человечности, каким бы темным он ни был, и этим можно было воспользоваться, чтобы уравнять шансы в борьбе.


Демоны же людьми не были никогда. И их слабости были особенными, они основывались на вере и поддерживались ею, а потому здесь все зависело от охотника и его собственной веры. Любая нотка неуверенности, любая тень сомнения в своих силах неизбежно приведет к поражению.


Большинство охотников никогда об этом не задумывались. Они верили в свое оружие, религиозные убеждения других людей и накопленный с годами опыт. Они верили в себя, в друзей, в надежность их общего плана. И прямо сейчас этот план разваливался на куски.


Прошло уже полчаса с того времени, как Зак должен был встретить их в лесу, и среди охотников царило разочарование и уныние. Слишком затянулась эта отлучка их предводителя. Отсутствие Зака пошатнуло уверенность каждого из охотников, порождая сомнения в продуманности этого плана.


Они были суеверны, все они; а это было одно из наихудших возможных предзнаменований.


Джон Винчестер нерешительно обвел их взглядом, отмечая, что горизонт на востоке уже начал бледнеть. Он знал: времени на ожидание больше не было. Если они хотят идти в наступление, то должны сделать это сейчас.


 - Друзья, - в голосе Джона прозвучали повелительные нотки. - Со многими из вас я раньше не охотился, и я знаю, что я новичок в вашем сообществе, но, думаю, я озвучу мысли многих, если скажу, что время ожидания вышло. Я не знаю, где Зак, и не уверен, что знаю, что ожидает нас по ту сторону этого леса, но одно я знаю наверняка: возможность нам всем собраться вместе, располагая таким же количеством людей, вряд ли в ближайшем будущем выпадет еще раз.


В группе послышались перешептывания, когда охотники, старые и молодые, закивали в знак согласия, обмениваясь приглушенными одобрительными возгласами.


Джон принял их реакцию за позволение продолжать.


 - Не знаю как насчет вас, но я большую часть своей карьеры охотился на этих тварей, полагаясь лишь на свой ум, связи и чертову уйму удачи. Иногда я охотился с напарником, но чаще в одиночку, - он опустил взгляд к земле, медленно кивнув. - И знаете ли, я немного устал изображать из себя одинокого стрелка. Устал оттачивать свои умения и накапливать опыт на детских страшилках и мелких призраках, и все ради того, чтобы мне надрало задницу нечто, что угрожает нам всем.


В толпе воцарилось молчание. Никто из них, кроме Джона Винчестера, не сталкивался с Демоном лицом к лицу, да еще и выжил к тому же.


 - Я хочу, чтобы это закончилось, - произнес он. - Я хочу, чтобы мои мальчики занимались чем-то таким, что не требует набитого оружием и святой водой багажника машины. Я хочу, чтобы у них были свои семьи, дощатые заборы вокруг домов; хочу перестать бояться, что однажды все это обратится в пепел.


Остальные печально кивнули. У каждого из них был свой список утрат. Это и двигало ими, подливало масла в огонь мести. Многие из них тоже устали терять. Многие из них хотели обладать чем-то постоянным, и знать, что этому ничто не угрожает.


 - Еще несколько минут, и солнце взойдет, и тогда мы потеряем наше преимущество. Я не ваш предводитель, и никто из вас не обязан следовать за мной туда. Но я иду, и сочту за честь, если хотя бы один из вас будет прикрывать мою спину; хотя бы только для того, чтобы передать моим мальчикам, что я не справился, если вдруг такое случится. Вы все пришли сюда ради Зака, и если желаете уйти - уходите. Но те из вас, кто, как и я, устал, кто хочет бороться - я остаюсь с вами.


Охотники стояли молча, опустив глаза к земле, каждый обдумывал свой  выбор. Один за другим они поняли, что выбора на самом-то деле и не было.


Бобби подал голос первым.


 - Я с тобой, Джон.


 - И я, - сказал Джошуа, поднимая свою винтовку и становясь рядом с другом.


 - И я.


 - Я тоже.


Спустя пару секунд, все ружья были подняты в знак согласия. Солнце показалось над горизонтом, проливая на их лица мягкий свет; казалось, они впервые ощутили тепло за все эти годы.


Джон кивнул, моргая, чтобы унять теперь уже оранжевый блеск гордости в своих глазах.


 - Тогда сделаем это.



***


Зак потряс головой и слабо застонал, когда ему на лоб полилась вода, тут же затекая под нос и в полураскрытые губы. Ну, положим, вода из древней тюремной раковины действительно была слегка коричневатого оттенка, и тот факт, что Сэм набирал эту мерзко воняющую жидкость прямо в один из грязных носков своего сокамерника, не особо красил Винчестера-младшего в глазах Зака.


Сэму было начхать. Охранники прекратили отвечать на его бушевания еще несколько часов назад, и Винчестеру слегка поднадоело сидеть на месте и грызть ногти.


Должна была бать какая-то причина тому, что они угодили в это место, тому, что Зак завел их прямо в ловушку, и тому, что Дин был сейчас где-то здесь, наедине с демоном, пожирающим его мозг. Сэм должен был докопаться до этой причины. Одержимый Зак не был с ними полностью откровенен, но это не означало, что сам Зак, человек, не знал ничего такого, что помогло бы им выбраться.


Зак медленно отряхнул воду с головы, тихо постанывая от боли, раскалывающей череп и пронизывающей каждую клетку его тела. Ирония его прежних шуточек насчет Питера Пена сошла на нет после его неудачной попытки полета. Едва взглянув на помигивающий свет над раковиной, он крепко зажмурился и перекатился на бок, намереваясь снова лишиться сознания.


 - Черт, нет, - запротестовал Сэм. Он швырнул промокший носок к голове Зака и сгреб охотника за воротник, сдергивая того со скомканной кучи тряпья и энергично встряхивая.


 - Не вздумай мне вырубиться снова, слышишь? Ты всю ночь проспал, и у меня кончились идеи. Давай, подрывай свою задницу.


Зак застонал громче, разлепив наконец веки хотя бы наполовину, и потянулся слабыми руками к рукам Сэма, пытаясь убрать их от своей шеи.


 - Сэм? Хватит уже.


Сэм не остановился. Слишком долго он подчинялся требованиям Зака.


 - Ну же, вставай. Кончай дрыхнуть.


Голова Зака перекатилась набок, и его взгляд упал на зарешеченное окно. Сперва он принял бледно-серые оттенки стекла за слабое освещение комнаты, но несколько секунд спустя к серому цвету прибавился оранжевый, и сердце подпрыгнуло у него в груди.


Не обращая внимания на боль, пронзившую его с головы до ног, Зак резким движением вскочил и кинулся к окну, забыв о том, что обута у него лишь одна нога.


 - Уже утро? - неопределенно спросил он.


 - Великолепная догадка, - рявкнул Сэм, - и если ты не ожидаешь, что разносчик доставит тебе прямо в номер блинчики с вареньем, то лучше начинай рассказывать, потому что меня терзают смутные сомнения, что мы вряд ли доживем здесь до следующего рассвета.


 - О Господи, - простонал Зак, прижав руку ко лбу и ковыляя обратно к койке. - Ты не знаешь и половины всего. Это начало.


Сэм понял, что он на пути к получению ответов на некоторые из вопросов, и опустился на колени перед охотником, заглянув тому в глаза.


 - Что - «это»? Начало чего?


 - Наступления, - выдохнул охотник, не в силах произносить за раз больше одного слова. - Охотники. Твой отец, - пояснил он. - Они идут. Они уже в лесу.


По лицу Сэма расплылась улыбка.


 - Отлично, вот и кавалерия, - вздохнул он. - Я знал, что должен быть выход из этого бардака.


Зак цепко ухватил Сэма за плечи, не отрывая взгляда от его глаз и не давая ему подняться.


 - Нет, Сэм, это ловушка! Гарис знает, что они идут, а вы с Дином - его страховка. Стоит вашему отцу узнать, что вы здесь, и он ворвется в ворота с ружьем наперевес, а ведь он не имеет ни малейшего понятия, что ждет его здесь. У них нет ни единого шанса.


 - Еще одна ловушка? - недоверчиво переспросил Сэм. - Для папы? Для нас? Но почему?


 - Это не твоя вина, Сэм. И не твоего отца. Это всего лишь ваше проклятье.


 - Проклятье? - Сэм приподнял бровь. - Обычно людям достается проклятье, если они крепко насолили кому-то. А что сделали мы?


 - Ничего, Сэм, - Зак успокаивающе потрепал его по плечу. - Вы просто родились под дурным знаком. Винчестеры, Исмэи.. вы все отмечены этим проклятьем, и уже давно. Это не ваши грехи, но, тем не менее, вы их носители, - Зак примолк и взял голову Сэма в свои ладони. - Сэм, ты должен выбираться отсюда. Он убьет тебя, выставит тело на всеобщее обозрение, и очень много хороших людей погибнет сегодня, если мы его не остановим.


Прежде чем Сэм успел поинтересоваться, что бы это значило, дверь распахнулась, и в помещение протиснулись вооруженные охранники.


 - Время пришло.


***


В полном молчании охотники занимали свою позицию, скорчившись и прокрадываясь под деревьями мягкой звериной поступью. Они смаковали каждый дюйм стремительно покидающей землю темноты, уступающей выходящему из-за горизонта солнцу, которое грозило разрушить их секретность. Джон двигался во главе группы, по обе стороны от него держались Бобби и Джошуа. Все остальные тоже разбились по группкам, держа оружие наготове; все они напряженно ожидали сигнала к началу действий.


Джон двигался первым, пригнувшись и неслышно пробираясь сквозь заросли кустарника и древние деревья, окружавшие лагерь противника по периметру; Бобби и Джошуа прикрывали его с обеих сторон. Одна рука его сжимала винтовку, другая скользнула в карман куртки; длинные пальцы сомкнулись вокруг бутылочки святой воды, припрятанной заранее. В случае чего, это даст ему одну-единственную секунду в качестве преимущества, хотя одна эта мысль не могла оттенить осознание того, что он может и не пережить этой битвы.


По крайней мере, на их стороне был эффект неожиданности. Это был союзник, в которого все они свято верили.


Когда группа, почти вся еще скрытая в гуще подлеска, приблизилась к ограждающему лагерь забору, трое подобрались поближе к ограде: Джошуа замер посредине, а Бобби и Джон медленно прокрались вперед. Немногое удалось разглядеть по другую сторону проволоки, где склон резко опускался вниз, не давая возможности обзора до тех пор, пока откос не переходил в равнинный участок, ярдов за пятьдесят от ограды.


Джошуа, самый младший и самый проворный из троих охотников, жестом указал на верхушку забора, намереваясь взобраться туда. Его соратники, поняв его стремление получить лучший обзор ситуации, скользнули к ограде, готовясь оказать поддержку и прикрыть друга, если что-нибудь произойдет.


Джошуа без колебаний полез наверх, решительно продвигаясь вперед, не обращая внимания на пробирающую его дрожь. Наконец ему удалось ухватиться рукой за верхнюю перекладину и подтянуться. Перебросив руку через проволоку, он замер и обернулся, поднимая большой палец вверх в знак того, что он в безопасности.


Джон и Бобби кивнули в ответ, когда их друг вернулся к выполнению своей задачи. Остальная группа, ожидавшая знака «все чисто», едва успела заметить выражение изумления и ужаса, внезапно прокатившееся по лицу Джошуа, которое в следующий миг уже покрылось алыми каплями.


Тело Джошуа соскользнуло назад, когда его ноги внезапно ослабли, как и все остальное, и тогда он кубарем скатился вниз, едва не сбив с ног своих сотоварищей, и с шумом ударился об землю. Его тело подрагивало, будто желе, затем голова и шея обмякли; на старых друзей теперь смотрели безжизненные глаза, а над ними, в самом центре лба, зияла дыра от пули.


Они все поняли с первого взгляда; но времени на достойные проводы у них не было. Из-за насыпи стремительной волной хлынула армия, бог знает сколько времени до того просидевшая в укрытии, скорчившись и притаившись. Выжидая.


 - Засада! - выкрикнул Бобби, разряжая свой дробовик прямо в приближающуюся орду.


В три секунды они успели лишиться своего преимущества и переключиться с наступления к защите. Еще три секунды, и они уже проигрывали эту битву.


Выдохи изумления и отчаяния доносились до Джона со всех сторон, сопровождаемые глухими ударами тел, падающих на холодную землю. В строю его людей стремительно распространялось осознание предательства, а еще быстрее - паника.


Есть храбрость, а есть дурость, и Джон не желал рисковать жизнями своих людей ради своих собственных душевных терзаний.


 - Это ловушка! - выкрикнул он. - Отступаем!


Он резко выпрямился и, следуя своему собственному приказу, попятился от ограды, выпустив град пуль в надежде удержать противника от приближения. Винчестер уже собирался развернуться и, воспользовавшись прикрытием своих, добежать до кустарника, когда натолкнулся на что-то твердое посреди деревьев за своей спиной.


Ошеломленный, он оглянулся и понял, что наткнулся на машину - машину Дина. И, черт побери, после этого у него не осталось никаких проблем с контролем своих эмоций. Контроля просто уже не существовало.


 - Сукин сын! - яростно выкрикнул охотник; глаза его вспыхнули гневом, когда он осознал весь масштаб предательства. Единственное, о чем он просил - чтобы его мальчики остались за пределами этой войны. Единственное, о чем он просил для себя в течение двадцати тех лет, и ему швырнули это прямо в лицо.


И не только ему. Каждый человек здесь был загнан в ловушку и предан. Кому-то придется за это заплатить, и Джон этим займется, как бы ни захлестывали его эмоции.


Он повернулся к линии охотников, спешно отходивших к подлеску, прикрывающих свой фронт изо всех сил. Стиснув зубы, сквозь которые вырвался решительный рык, он мотнул головой к зданию, призывая идти на приступ.


Бобби возник рядом, когда Джон кинулся к отступающим. На лице старого охотника вспыхнуло недоумение.


 - Джон, это ловушка. Мы не можем..


Джон приостановился, его суровое лицо дрогнуло, когда он запнулся, отвечая.


 - У них.. у них мои сыновья.


На секунду грохот стрельбы и крики людей заглушила решимость, волнами исходящая от Джона Винчестера, и шум крови в ушах охотников. Каким-то образом эта одна отчаянная фраза, важнейшее, разбивающее сердце откровение было услышано сквозь пелену неясного шума битвы. Оно отдалось эхом в сердцах каждого из тех, кто пришел сюда этим утром, напоминая, что они пришли не только для мести за потери, но для того, чтобы прекратить эти потери навсегда.


Не было нужды совещаться, не было нужды голосовать. Согласие было достигнуто в молчании. Бегства больше не будет. Сегодня они будут сражаться.


***


Зак нервно перевел взгляд с Сэма на коренастых охранников, и в его некогда сильном голосе прозвучала предательская дрожь.


 - В-время? Уже?


Их самозваный надзиратель высокомерно усмехнулся; выбросив руку молниеносным движением, он крепко ухватил старого охотника за шею.


 - Не строй из себя дурака, предатель, - прорычал он, подтягивая Зака к себе, а затем безжалостно отбрасывая назад, на жесткий пол. Развернувшись, он наклонил голову в сторону Сэма.


 - Ты идешь с нами.


 - Если это приглашение пропустить по кружечке пивка, то я за, - небрежно сообщил Сэм, отступая от двери и сжимая кулаки. Он поднял руки, становясь в боксерскую стойку, не собираясь покорно принимать свою судьбу. Черт, да однажды он даже Дина вырубил одним хуком слева, а ведь в запасе у него не один хороший удар. Насколько крепкими окажутся эти охранники?


Второй фанатик фыркнул, покачав головой.


 - Вы с твоим отцом похожи больше, чем ты думаешь, - он сделал паузу, смакуя ошарашенное выражение, которое появилось на лице Сэма, когда прозвучала фраза о прошлом его семьи, - но нет.


 - Какая жалость, - Сэм слегка покачивался в ожидании нападения, - а я уже собрался немного помахать с вами кулаками, парни.


- Жаль тебя разочаровывать, - рыкнул надзиратель. Он приблизился к Сэму, по его лицу скользнула улыбка.


Годы тренировок дали о себе знать, когда охранник оказался на расстоянии вытянутой руки от Сэма, и молодой охотник нанес меткий удар прямо в челюсть противника, отступил в сторону и замахнулся на второго охранника, стоявшего позади. Вместо удара, однако, Сэм обнаружил, что его руку стиснуло мертвой хваткой. Прежде чем он попытался дать отпор, его резко развернуло, и рука оказалась за спиной, крепко прижатая.


 - Ты просто жалок, - прошипел тюремщик, поднимая свободную руку и обхватывая ею Сэма за шею.


Сэм боролся, отчаянно пытаясь вдохнуть и высвободиться из удерживающей его хватки. Его взгляд остановился на первом охраннике, который утирал рукой кровоточащую губу.


 - Это было глупо, - угрожающе сообщил ему тюремщик, и в глазах у Сэма засверкали звезды, когда этот сукин сын нанес ответный удар. Его голова мотнулась в сторону от яростного удара, мир покачнулся, а в глазах поплыло.


 - А теперь давайте приступим к началу нашего шоу, - издевательски прошипел охранник, грубо хватая Сэма за подбородок. Непокорный взгляд Сэма наткнулся на зловещую улыбку.


 - Мы же не хотим опоздать на жертвоприношение, верно?


***


Первая группа, ворвавшаяся во двор через ворота, опустилась на колени, образуя линию прикрытия: оружие наизготовку, и каждый в ожидании сигнала «огонь!»; вторая линия вошла следом. Их силы были преувеличены в десятки раз, но первую волну атаки они выдержали, и снова шли в наступление, за ограду, прямо в крепость противника, не медля ни доли секунды. Охотники обменивались взволнованными взглядами, отыскивая вход в здание.


Джон шагнул вперед, вытянутой рукой давая понять встревоженным людям, что нужно сохранять терпение. Еле слышный щелчок привлек его внимание, и Винчестер-старший повернулся на звук, принимая боевую стойку. Позади него раздалось щелканье взводимых курков, все ружья были нацелены в ту сторону, откуда послышался звук.


Внезапно раздался оглушительный звон, за ним - грохот и звяканье металлических цепей. Охотники быстро сформировали боевой строй, прижавшись спинами друг к другу, готовясь отразить нападение. Каждый из них ошеломленно выдохнул, когда металлические решетки показались из своих потайных укрытий, с заключительным звоном падая и отрезая все пути к отступлению.


Вот так и захлопнулась ловушка.


 - Очень любезно с вашей стороны было заглянуть к нам в гости, - из дальнего угла раздался хриплый голос, обладатель которого стоял, прислонившись к решетчатой ограде.


Охотники перевели свои яростные взгляды с решеток на демонопоклонника, и каждый крепче сжал свое оружие, когда армия фанатиков вошла в ловушку, загородив собой единственно возможный выход. Солдаты Демона приближались, не оставляя другого пути для наступления, как только через самое сердце этой толпы.


***


Сэм отчаянно бился в панике и невообразимом негодовании. Все должно было быть не так, и никакой демон не убьет его из-за какого-то дурацкого древнего проклятия, с которым у него нет ничего общего.


 - Вы, гребаные ублюдки! - крикнул он, впиваясь зубами в руку, которая нащупала его рот, намереваясь заглушить вопли. Мышцы живота напряглись в попытке удержать равновесие, необходимое для удачного удара ногой. Но остальные фанатики просто-напросто подхватили его, словно пастухи - теленка.


Воспользовавшись своим преимуществом, охранник резко дернул к себе Сэма, так, что Винчестер оказался почти горизонтально растянутым над землей, удерживаемый двумя парами сильных рук. Его мускулы судорожно напряглись в безнадежной борьбе, а изо рта понесся поток ругательств, заставивший бы покраснеть самого Дина, когда охранники подхватили его и понесли прочь.


Их путешествие по темным коридорам, уже вторая «зеленая миля», пережитая Сэмом за последние сутки, сопровождалось мучительными воплями и нарастающим шумом стрельбы где-то в отдалении.


***


Джон вонзил нож еще глубже в неприятеля, который осмелился отвлечь его от битвы, напав сзади. Алая жидкость залила ему ладонь, когда лезвие вдвинулось глубже, а затем резко дернулось вверх, завершая убийство, прежде чем ушей Винчестера достиг хлюпающий звук стали, покидающей тело умирающего человека. Он торопливо вытер нож о джинсы, пристально оглядывая поле боя в поисках очередной жертвы.


На заднем плане в жестоком противодействии сталкивались волны обливающихся кровью охотников и завывающих приспешников демона; но все это едва ли имело сейчас значение для отца, в чьем взбешенном мозгу билась сейчас одна-единственная мысль. Он должен спасти своих сыновей.


Заслышав слева рычание, Джон снова взмахнул клинком, но светловолосый противник с темными глазами сделал подсечку, и Джон грохнулся наземь, отчаянно царапая пальцами пол в поисках ножа. Нащупав рукоятку, он крепко обхватил ее и подтянул руку ближе к телу, пытаясь перекатиться в другое положение, более удобное для нападения.


Фанатик схватил Джона за грудки, одной рукой подтягивая его к себе, а другой стремясь перехватить замах охотника. Это было то движение, которого Джон ждал; не раздумывая ни секунды, он мотнул головой вперед, впечатывая ее в лоб нападающего и на мгновение поморщившись от силы удара.


Противник схватился за голову; его лицо исказила боль, и Джон тут же ринулся вперед, опрокинул фанатика на спину и придавил к полу, прижав лезвие к шее.


 - Ты же не хочешь этого делать, - предостерег его мужчина, даже не сопротивляясь хватке охотника.


 - Не сейчас, по крайней мере, - парировал Джон, вжимая нож в упругую плоть, так, что под лезвием показалась алая струйка. - Где мои мальчики?


Мужчина хрипло хохотнул, закатив глаза и пытаясь делать короткие, прерывистые вдохи, помня о стальном клинке у своей шеи.


 - Мертвы.


По лицу Джона волной прокатились эмоции; отец изо всех сил сдерживался, чтобы не покончить с единственным возможным источником ответов прежде, чем он эти ответы получит.


 - Ты лжешь.


 - Возможно, - согласился мужчина, довольно ухмыляясь. - Ты ведь любишь поиграть, верно, парень?


 - Я, пожалуй, рискну, - бросил Джон, бормоча себе под нос какую-то фразу на латыни, прежде чем методично повести режущим острием по обнаженной шее мужчины. - Где Дин?


 - Он наш.


Джон замер, сузив глаза и прислушиваясь к свистящему дыханию одержимого мужчины. Из пореза потекла каплями кровь, пятная пол комнаты.


- Что это значит?


Лицо истекающего кровью фанатика исказила хвастливая усмешка.


 - Увидишь.


 - А.. а Сэм? - задал вопрос Джон, усмиряя свое волнение и обращая страх в гнев. Иначе от него останется лишь захлестнутая эмоциями машина для убийства. Он не мог позволить себе довершить убийство и потерять своих мальчиков, даже не поборовшись за них.


Светловолосый качнул головой в сторону коридора, из которого выступила демоническая орда - казалось, это случилось несколько дней назад, временная шкала сражения исказилась под действием адреналина - а затем снова повернулся к Джону, хранящему стоическое выражение лица.


 - Жертвоприношение.


Все было кончено в долю секунды. Джон даже не поморщился, когда брызнувшая кровь залила его лицо алой маской. Человек под ним забулькал, когда кровь свободно полилась из раны; вскоре последние вздохи угасающей жизни затихли, и на Винчестера-отца уставились безжизненные пустые глаза.


Джон вновь поднялся, переступил через тело своей последней жертвы и медленно, незаметно двинулся на спасение своих мальчиков. Эти адские отродья не посмеют поднять руку на его сыновей.


***


У Сэма вырвался стон, когда охранники бесцеремонно швырнули его на холодный каменный пол. Он вскарабкался на ноги, пытаясь нащупать какую-нибудь опору, и изо всех сил заморгал глазами, чтобы привыкнуть к темноте комнаты, в которой оказался. Слабое мерцание свечей озаряло широкий круглый стол, окруженный руками людей. Целой толпы людей.


Винчестер почувствовал, что у него отнялся язык, когда зазвучало низкое, мелодичное песнопение, от которого огоньки свечей вспыхнули ярче, осветив поблескивающие желтые глаза, которые следили за каждым его шагом.


 - Приведите его.


Каждая клетка в теле Сэма переключилась в режим «в-бегство-или-в-бой», и он отчаянно рванулся, отыскивая взглядом дверь, которая привела бы его к спасению. Чьи-то руки, много рук, вцепившись в него сзади, медленно волокли его к алтарю; сколько Сэм ни лягался, ни размахивал руками, это не помешало фанатикам легко поднять его в воздух, а затем бросить на каменный алтарь, поверхность которого была украшена замысловатыми знаками, покрытыми засохшей кровью.


Глаза Гариса вспыхнули в тусклом свете, и из горла Сэма вырвался всхлип, когда фанатики принялись привязывать его к алтарю; веревка безжалостно врезалась в мягкую кожу.


 - Я же говорил, что тебе придется по вкусу эта часть, - издевательски сообщил Гарис, расхохотавшись безумным смехом, когда Сэм рванулся из веревок.


 - Тебе это с рук не сойдет! - пригрозил Сэм, выгнув спину и резко выдохнув, когда Демон прижал его обратно к каменной поверхности. Дыхание младшего Винчестера перешло в хриплые глубокие, панические вздохи, когда Сэм обвел взглядом полутемную тюрьму. - Охотники здесь.


 - Они уже почти все мертвы, - холодно возразил Демон, - включая твоего отца.


 - Я бы на это не рассчитывал, - бросил в ответ Сэм, снова забившись в веревках, когда фанатики окружили алтарь; пение стало громче и отчетливее.


 - А ты разговорчив, - заметил Демон со смешком, накрывая широкой ладонью рот Сэма, чтобы не дать парню ни единого шанса прервать обряд. - Готов?


Сэм слабо застонал, дергая руками и ногами. Непролитые слезы поражения, отражавшие отблески свечей, обожгли ему глаза, стремясь освободиться.


Гарис убрал свою загрубевшую руку, положив ее Сэму на плечо, будто бы успокаивая того в смертный час.


 - Вот оно, Сэмми. Просто подчинись. Так будет легче, - он умолк, на тонких губах заиграла улыбка, - или, может, тебе бы хотелось, чтобы рядом был старший брат? Хмм? Хотел бы ты, чтобы он держал тебя за руку, Сэмми?


Винчестер-младший втянул в себя воздух и тяжело сглотнул, когда Демон растворился в окружавшей его темноте. В свете свечей круг фанатиков расступился, давая пройти внутрь еще одному человеку; лицо его было в тени, в отличие от зажатого в руке старинного ножа.


Поблескивающая сталь клинка завладела вниманием Сэма. Он едва заметил, что человек придвинулся ближе к нему, пока полный боли и покорности судьбе взгляд Сэма не натолкнулся на угольно-черные, равнодушные глаза на до боли знакомом лице.


 - Д-дин?


***


Джон пустился в путь по коридору, слыша за спиной ритмичный топот соратников. Это было чистой удачей, что он выбрал эту дорогу, которая привела его к пятерым охотникам, пропавшим без вести давным-давно. Сейчас все пятеро двигались следом за ним, готовые встретить своего врага лицом к лицу и с высоко поднятой головой.


Страх шевельнулся у него в животе, когда монотонные напевы, слышные в отдалении, стали громче. Каждый его промах как отца, приведший к возможной потере сыновей, сейчас мучительно грыз его изнутри. Он достиг сводчатого прохода и поднял руку, останавливая движение охотников. Один глубокий вдох, чтобы успокоиться, и он первым ворвался в комнату с алтарем.


***


 - Д-дин? - пробормотал Сэм, его голос сорвался чуть ли не на всхлип, которого он не мог допустить; его несчастные глаза отчаянно искали подтверждение тому, что Дин все еще здесь.


Он почувствовал, как мозолистая, загрубевшая рука Дина, некогда касавшаяся его с такой мягкостью, теперь обхватила его за плечо, и Сэм утвердительно кивнул, когда старший брат поднес клинок к его горлу.


 - Это не твоя вина, Дин, - прошептал он с любовью, прекрасно зная, что будет с охваченной страхом душой Дина, если брату когда-нибудь удастся вырваться из этого оцепенения одержимости.


Сэм ощутил, как нож вонзился в его кожу, вздрогнул и зажмурился, чтобы не видеть этой картины - старший брат лишает его жизни во имя Демона.


Однако режущей боли не последовало; вместо того комнату озарили вспышки выстрелов и громкие хлопки. Сэм вздрогнул от звука упавшего на пол ножа, распахнул глаза и увидел брата, отброшенного прочь, безвольно оседающего на пол. А нож, который только что был приставлен к шее Сэма, сейчас валялся на полу, в своем падении перерезав одну из удерживающих Винчестера веревок.


 - Дин! - крикнул Сэм, поднимая голову так высоко, как только удалось. Он едва успел разглядеть отца и тут же зажмурился, защищая глаза от летящих обломков и пыли, поднятой ружейными выстрелами.


 - Нет! Дин!


Комната, некогда служившая святилищем, теперь превратилась в театр военных действий. Джон едва не выронил свое собственное оружие, когда его взгляд упал на безжизненное тело старшего сына и оказавшегося на линии огня младшего. Армия охотников была слишком увлечена сражением с Желтоглазым, чтобы заботиться о чьей-либо безопасности.


От ружейной стрельбы над каменным полом поднялось облако пыли, и комнату заволокло удушающим дымом.






 

1 I Fought The Law, известная песня.

[1] Пенниворт (Pennyworth) - злобный клоун-убийца, персонаж американского фольклора.

[1] «Фонз - основной персонаж телесериала "Счастливые дни", подросток, одетый в черную кожаную куртку и неизменно держащий большой палец вверх, демонстрируя тем самым победу и удовлетворение». (Стивен Кинг, «Ловец снов». Мое сердечное спасибо мистеру Кингу, потому как больше мне было решительно неоткуда узнать, кто же такой этот загадочный Фонз.)

[1] Оби-Ван Кеноби - персонаж «Звездных войн», помимо всего прочего - талантливый дипломат, обладающий даром убеждения.

[1] Фрэнк Тайлиан - персонаж эпизода номер 6 из первого Виртуального сезона.

[1] Джексон Поллок - знаменитый американский художник.

[1] Бенедикт Арнольд - английский генерал. В 1780 году получил должность командира форта Вест-Пойнта, стратегически важного объекта, и тогда же начал секретные переговоры с вражеским военачальником, командующим города Нью-Йорка. Заключил сделку о сдаче своего форта без боя за определенную плату. Но, когда Арнольд возвращался из Нью-Йорка, на него напали разбойники, ив  его вещах был найден секретный договор с противником, о чем тут же было сообщено вышестоящим чинам, и о предательстве Арнольда узнали все. Сейчас это имя используется как нарицательное, синоним слова «предатель».


Дата публикации: 26/08/2008
Прочитано: 2287 раз
Дополнительно на данную тему:
Вечеринка Мертвеца - Dead Mans Party
Вечеринка Мертвеца - Dead Mans Party - Ч.2
Вечеринка Мертвеца - Dead Mans Party - Ч.3
Вечеринка Мертвеца - Dead Mans Party - Ч.4
1.09 Let Go - Отпусти, Часть 1
1.09 Let Go - Отпусти, Часть 2
1.09 Let Go - Отпусти, Часть 3
1.09 Let Go - Отпусти, Часть 4
1.09 Let Go - Отпусти, Часть 5
1.01 Guardian - Хранитель

Назад | Начало | Наверх
Supernatural является собственностью The WB Television Network и The CW Television Network. Все текстовые, графические и мультимедиа материалы, размещённые на сайте, принадлежат их авторам и демонстрируются исключительно в ознакомительных целях. Оригинальные материалы являются собственностью сайта, любое их использование (или модификация) за пределами сайта только с письменного разрешения администрации.


Supernatural Russia © 2006-2013 Silence & Marta

:: fiblack phpbb2 style by Daz :: PHP-Nuke theme by www.hellhole.org ::

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
The Russian localization - project Rus-PhpNuke.com