Привет, Гость!
Меню
· Главная
· Старый форум
· Магазин
· Форум магазина

Тексты
· Архив статей
· Эпизоды
· Обзоры
· Фанфики
· Пресса
· Транскрипты
· Энциклопедия

Медиа
· Галерея
· Русские субтитры
· Видео
· Музыка
· Прочее

Общение
· Форумы
· Чат
· Личные сообщения
· Связаться
  с администрацией

Прочее
· Поиск по сайту
· Список посетителей
 
Наш сайт в сети

 Supernatural.ru В Контакте 
 
Supernatural.ru в Diary

Supernatural.ru в Live Journal 
   
Supernatural.ru на Facebook
   
 Supernatural.ru на Twitter

 
Уголок юзера
Добро пожаловать, Гость
Логин
Пароль
Секретный код: Секретный код
Повторить код

(Регистр)
Зарегистрировались:
Последний: MarcCowle
Сегодня: 0
Вчера: 0
Всего: 94780

Посетителей онлайн:
Гостей: 3
Членов: 0
Всего: 3
 
Счётчики

Хотите разместить нашу кнопочку на своём сайте или в блоге? Пожалуйста!
Самый полный русскоязычный сайт о сериале Supernatural






Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

 
Российское ТВ

"Сверхъестественное"
в России




4 СЕЗОН

ПОНЕДЕЛЬНИКА ПО ЧЕТВЕРГ
В 1.45

Трейлер | Форум





AXN Sci-Fi

6 СЕЗОН

ПО БУДНЯМ В 22.15





 
Команда сайта

Администрация

SilenceMarta

Форум, Diary.ru
 Лучница, Nadin7
Jozefa, DestinyV,
SerJo, Dashita
Koryuu

Эпизоды, Субтитры
chandler, oncilla

В Контакте, Twitter,
LJ, Facebook
Marta, Nadin7

Переводчики
haven, Nadin7,
Лучница  chandler

Оформление

Nadin7

 

4 сезон
Описания эпизодов четвертого сезона и транскрипты.

4.07. Это Великая Тыква, Сэм Винчестер

Премьера: 30 октября 2008 г.
Авторы сценария: Эрик Крипке, Джули Сейдж
Режиссер: Чарльз Бисон

Сэм и Дин ищут ведьму, а сталкивается с могущественным демоном Хэллоуина, который появляется на земле лишь раз в 600 лет.

Читайте далее транскрипт эпизода.


Автор транскрипта: нат.
Оригиналы комментариев частично взяты с http://supernatural.oscillating.net, http://en.wikipedia.org/

Надпись на экране: "Прежде".
…1.01. Женщина в белом.
Сэм (улыбаясь одетой в откровенный карнавальный наряд медсестры Джессике): Ты же знаешь, как я отношусь к Хэллоуину.
…"Парад" монстров: крокота, ожившее Пугало, демон ачери, ракшаса, штрига, джинн, вампиры, жнец, призраки, одержимые, бессмертный док Бентон – то, с чем братья сражаются каждый день, и что нормальные люди считают лишь легендами и сказками, пугающими лишь детей.
…4.01. Воскрешение Лазаря.
Дин (вызванному им и Бобби "демону"): Кто ты?
Кастиэль (листая Библию и не глядя на Дина): Кастиэль.
Дин (с ненавистью): Я спрашиваю - что ты такое?
Кастиэль (за его спиной разворачиваются тени-крылья): Я - ангел Господень.
…4.02. Ты там, Господи? Это я, Дин Винчестер.
Кастиэль: Воскрешение свидетелей - одна из 66-ти печатей… (Мы видим Сэма, отстреливающегося от призраков Мэг и Хенриксена). Эти печати были сняты Лилит. (Нам показывают Лилит в ее облике девчушки – сначала на полицейской станции перед взрывом, затем – в семье Фремонтов "на каникулах").
Дин (настороженно): Последний замок откроется и…
Кастиэль: Люцифер выйдет на свободу.
…4.01. Воскрешение Лазаря.
Дин (ведя Импалу и глядя на дорогу перед собой): Так ты использовал эти свои мутантские суперспособности?
Сэм: Нет.
…Младший Винчестер "силой мысли" изгоняет демона из ослепшей после встречи с Кастиэлем одержимой официантки.
Дин (кивая): Ну, пусть всё так и остается.
…4.04. Превращение.
…Сэм изгоняет демона из одержимого мужчины под удовлетворенным взглядом Руби, не зная, что за ним наблюдает Дин.
Сэм: Я лишь изгоняю демонов, Дин.
Дин (гневно кричит): Силой мысли!
Сэм: Я могу отправить их обратно в ад. Попытайся взглянуть с другой стороны, Дин…
Дин (недоверчиво): С другой стороны?!
Сэм: Я избавляю невинных людей от демонов.
Дин (снова срываясь на крик): Используй нож!
…Дин убивает одержимого полицейского, остановившего их на дороге в 3.16. Нет рая для грешников.
Сэм: Нож их убивает! После того, что делаю я, большинство остается в живых!
…Сэм помогает встать мужчине, из которого только что изгнал демона.
…4.02. Ты там, Господи? Это я, Дин Винчестер.
Кастиэль (с тихой угрозой, наклонившись к Дину, не отрывающему взгляда от пола): Ты должен проявить хоть немного уважения ко мне. Я вытащил тебя из ада. Могу и сбросить обратно.

Надпись на экране: "Теперь".
…Какой-то парень укладывает череп рядом с могильным камнем с надписью "Покойся с миром…". Когда камера отодвигается дальше, оказывается, что парень украшает лужайку в преддверии Хэллоуина.
Надпись на экране: Два дня до Хэллоуина.
Женщина с большой пластиковой коробкой, полной конфет, и тыквой проходит мимо кладбищенских "декораций" соседа, поднимается на крыльцо своего дома, пытаясь удержать коробку, тыкву и выудить из сумочки ключи.
Кухня того же дома.
Мужчина сует ложку ярко-оранжевого пюре в рот малышу, сидящему в детской коляске. Малыш с отвращением отворачивается, отказываясь глотать такую гадость. Ребенок уже порядочно вымазан в пюре, видно, папина попытка кормления длится уже некоторое время.
Женщина проходит в кухню, о вздохом облегчения складывает на стол тыкву и конфеты.
Женщина: Уф!
Мужчина (выпрямляясь): Как было в магазине?
Женщина: Ох! Сумасшедший дом.
Они целуются.
Мужчина: Да?
Женщина (пощекотав малыша): Все в городе бросились закупаться.
Она несет покупки (обнаруживается, что помимо тыквы и коробки она еще тащила набитый пластиковый пакет) к полкам, начинает разбирать их.
Мужчина (улыбаясь, идет за ней следом, поставив тарелку с пюре на стол): Ты взяла достаточно?
Женщина (смеется): Мне пришлось сцепиться с Нормой Блейкер из-за этого.
Мужчина: Милая, ей 74.
Женщина: И она куда сильнее, чем кажется. (Мужчина, стоя у нее за спиной, тянется к конфетам, едва она ставит их на полку, женщина легонько шлепает по протянутой руке): Эй, эй, эй. (Когда муж смотрит на нее обиженно, она напоминает). Помнишь прошлый год? Они закончились раньше 6:30 вечера.
Мужчина (снова протягивая руку): Всего одну штучку.
Женщина (буквально отцепляя его пальцы от крышки коробки): Эй, эй, эй. Можешь есть, сколько хочешь… После Хэллоуина. (Она с удовлетворением захлопывает дверцы полки). Нет. (вымазанный в пюре малыш начинает хныкать, и мать идет к нему, спрашивая ласково). И кому тут нужно помыться? А? А? (Она расстегивает ремень, вынимает малыша из коляски). Вот так! (Она высоко поднимает малыша, играя с ним, оглядывается на мужчину). Ты идешь?
Мужчина (не отходя от полки): Я, э… Я буду через минуту.
Женщина (кивает): Ладно.
Она уносит малыша из кухни.
Мужчина открывает дверцы, за которыми жена спрятала конфеты, поднимает крышку коробки, берет конфету, разворачивает, оглядывается на дверь в кухню, сует конфету в рот и, прикрыв глаза от наслаждения, начинает жевать. Между делом он сует руку в коробку и вытаскивает следующую конфету, но тут выражение его лица меняется. Мужчина застывает на миг, кладет конфету на крышку коробки, разворачивается, приваливается к кухонному прилавку и лезет пальцами в рот. Его пальцы натыкаются на что-то, застрявшее во рту почти у глотки, и он, вскрикнув, вытаскивает их – подушечки порезаны. Мужчина со страхом смотрит на окровавленный палец, снова лезет себе в рот и пытается вытащить то, что там застряло, вскрикивая от боли. Он наконец умудряется подцепить предмет, и вытаскивает… бритвенное лезвие (не такое, как выпускают сейчас, а то, что прежде использовали в старых безопасных бритвах). Мужчина смотрит на лезвие с ужасом, потом сгибается от боли, падает, роняя лезвие, на колени, начинает кашлять, распыляя вокруг себя брызги крови. Вместе с кровью из его рта падает еще одно лезвие. Кашля кровью, мужчина падает на четвереньки, продолжая выплевывать лезвия, и наконец ничком валится на пол, дергается несколько раз и замирает.
В этот самый момент его жена входит на кухню с ребенком на руках.
Женщина: Люк, ты где там застрял?
Она видит мужа, лежащего среди брызг и пятен крови, начинает причитать.
Женщина: О, Господи! О, Господи!
Она срывается на визг.

Заставка: Сверхъестественное.
Уже знакомая нам кухня.
Винчестеры в "официальных" костюмах изучают кухню. Точнее, обследует кухню Дин, в то время как Сэм расспрашивает женщину.
Сэм: Так сколько бритвенных лезвий они обнаружили?
Надпись на экране: Один день до Хэллоуина.
Женщина: Два на полу, одно в желудке, и одно застряло у него в горле. Он проглотил четыре штуки. Как такое вообще возможно?
Женщина перевод взгляд на Дина, очень близко изучающего кухонную плиту.
Женщина (глядя на него, как на чокнутого): В духовке конфет не было.
дин (захлопывает плиту, несколько секунд моргает, подбирая ответ, потом замечает с профессиональным видом): Мы лишь хотим проверить всё, миссис Уоллес.
Сэм (отвлекая ее внимание от старшего брата): Полиция нашла лезвия в других конфетах?
Женщина (качая головой): Нет. То есть, я не знаю. Мне так не кажется.
Дин закрывает дверцу холодильника и замечает темный след на полу, как будто холодильник отодвигали от стены, а потом придвинули обратно.
Женщина: Я просто… Просто не могу в это поверить. (Дин приседает около холодильника, чуть сдвигает его и сует руку между стеной и холодильником). Об этом ходят городские легенды, но чтобы такое случилось на самом деле?
Сэм: И в страшном сне не приснится.
Дин выпрямляется, сжав губы и за спиной женщины показывает брату колдовской мешок, обнаруженный за холодильником. Подходя ближе, он прячет мешочек в ладони прежде, чем женщина может обернуться и увидеть его.
Сэм: Миссис Уоллес, у Люка были враги?
Женщина (недоверчиво глядя на него): Враги?
Сэм: Кто-нибудь, кто точил на него зуб?
Женщина: О чем вы?
Сэм: Сослуживцы. Соседи. (На миг отводит глаза, потом вновь устремляет пристальный взгляд на женщину). Может, женщина.
Женщина (с возмущением): Вы намекаете, что у него была интрижка?
Сэм (твердо продолжая гнуть свое): Такое возможно?
Женщина (дрожа от гнева, подавляет слезы, ее голос срывается на полуслове): Нет, Люк бы никог…
Сэм (бормочет, оглянувшись на брата): Мне очень жаль. Но мы должны учесть все возможности.
Женщина (пыша гневом ему в лицо): Если бы кто-то хотел убить моего мужа, вам не кажется, что он бы выбрал лучший способ, чем пихать лезвия в конфеты, которые он мог и не съесть?
Сэм оглядывается на Дина, тот пожимает плечами, мол, "она права".

Номер мотеля.
Сэм сидит на диване за столом, обложившись книгами, сбоку – раскрытый лэптоп и забытый пластиковый стакан с кофе.
Надпись на экране: "Это Великая Тыква, Сэм Винчестер" (1).
Сэм рассматривает найденную в мешочке траву, сравнивая ее с рисунками в книге.
Открывается дверь, входит Дин, жуя на ходу, бросает на столик ключи, проходит в комнату, начинает стаскивать куртку, разворачивая еще одну конфету.
Сэм (с недоверчивой усмешкой): Серьезно? После того, как парень пытался выкашлять все эти лезвия?
Дин (невозмутимо сунув конфету за щеку, говорит с набитым ртом): Старик, это Хэллоуин.
Сэм: Угу. Для нас каждый день - Хэллоуин.
Дин (присаживается на ручку дивана, чавкает конфетой): Не будь занудой. Есть что-нибудь интересное?
Сэм (со вздохом придвигая к Дину развязанный колдовской мешок – кусок материала, на котором лежит старинная монета, высохшее растение, и что-то, напоминающее крошечную кость): Ну, мы охотимся на ведьму, это точно. Но это - не обычный колдовской мешок.
Дин: Гм. Нет?
Сэм (по очереди демонстрируя растение и монету, говорит, сам удивленный): Коптис - растение, которое вымерло 200 лет назад. А это - кельтское, и я не имею в виду эти новомодные магические подделки. Похожа на настоящую… 600-летней давности. (Дин берет оставшийся ингредиент, нюхает его, Сэм кивает на предмет в руке Дина). И… Это - обугленная кость запястья новорожденного младенца.
Дин (с отвращением бросает кость назад, яростно вытирает ладонь о джинсы): Мерзость.
Сэм (берет косточку, вертит ее в руках, разглядывая): Успокойся, старик. Ей, похоже, лет 100.
Дин: Ага, как будто от этого легче. Ведьмы, старик. (Он ежится). Они такие мерзкие.
Сэм: Да.
Дин встает с дивана, плюхается на край стоящей рядом койки и начинает разуваться.
Сэм: Нужно обладать большой мощью, чтобы изготовить такой колдовской мешок. Эта ведьма точно куда круче тех, с которыми мы раньше сталкивались. А ты как? Нашел что-нибудь на жертву?
Дин (качает головой): Этот Люк Уоллес такой пресный, что по сравнению с ним и ваниль покажется специей. (Сэм невесело хмыкает на жалкую попытку брата пошутить). Я не могу найти ни единой причины, по которой кто-то мог желать парню смерти.
Дин прикусывает нижнюю губу, глядя перед собой.

Чей-то дом.
Один из подростков выкладывает на тарелку кусок торта, девушка с улыбкой берет тарелку у него из рук. Повсюду толкутся подростки в костюмах, в комнату входят еще две девушки (на одной – костюм медсестры, который выглядит почти порнографическим, на другой – наряд болельщицы из команды поддержки – чирлидерши).
"Медсестра" (презрительно глядя на проходящего мимо типа в костюме какого-то мохнатого существа, украшенного табличками с надписями): Эта вечеринка - тоска зеленая. С тем же успехом могли бы пойти покидаться яйцами и туалетной бумагой.
Ее подруга Явно больше настроена на веселье, идет к "стойке", где парень (похоже, он изображает труп – жертву наезда) возится со шкафчиком, забранным металлической сеткой.
"Чирлидерша" (улыбаясь): Привет, Джастин. Уже добрался до выпивки?
Джастин: Там тройной замок. (Он шагает к девушкам). Так что, ребята, вы идете на вечеринку в склепе завтра ночью?
"Медсестра" (кокетливо): А ты туда собираешься?
Джастин: Я оттянусь вволю. Обкурюсь до потери пульса.
"Медсестра" (преувеличенно весело смеется): Ну, там точно будет лучше, чем на этой фигне для младенцев.
"Чирлидерша": Да брось, не так всё плохо. О. Глянь туда.
Она направляется к стоящему посреди комнаты высокому пластиковому чану с водой, в котором плавают яблоки.
Джастин: Точно. Ловить ртом яблоки - отстой.
"Чирлидерша" (повернувшись к нему): Да брось, это Хэллоуин.
Джастин (делает вид, что задумался): Гм… отстой.
"Чирлидерша" становится на колени около чана, одной рукой удерживает волосы, чтобы не упали в воду, и наклоняется вперед. Вторая девушка переводит ревнивый взгляд с Джастина, уставившегося на пикантно обнажившиеся подробности на подругу, которая с первой же попытки ловит яблоко, выпрямляется с мокрым лицом и яблоком в зубах и с победным видом откусывает кусок своего приза.
Джастин (восхищенно): Признаю, ошибся.
"Медсестра" в отчаянии смотрит на парня, потом фальшиво улыбается и заявляет, надеясь переключить внимание Джастина на себя.
"Медсестра": Я хочу попробовать.
"Чирлидерша" отходит в сторону и встает рядом с Джастином, уступая ей место.
"Медсестра" устраивается около чана, опускает лицо в воду, неудачно пытается поймать одно яблоко, потом другое, затем погружается чуть глубже, так что её лицо оказывается под водой.
Джастин (почесывая макушку, присвистывает): Ничего себе. Умеет она удерживать дыхание.
"Чирлидерша" смеется. Девушка в чане начинает дергаться, будто пытается выдернуть голову из воды, но что-то ее не пускает. Она скребет ногами по полу, хватается за края чана, но ничего не получается.
"Чирлидерша" понимает, что что-то не так, роняя яблоко, шагает к подруге, опускается на колени рядом с ней.
"Чирлидерша": Дженни! (она пытается вытащить подругу из воды – безуспешно, поворачивается к Джастину, кричит испуганно). Помоги! (Джастин бросается к ним, но и вдвоем они не могу выдернуть Дженни из воды). Дженни, в чем дело?! (Она оборачивается к другим гостям). Помогите!
Джастин (дергая Дженни за одну руку, пока подруга тащит ее за другую): Давай! (Вода в чане начинает закипать, Дженни бессильно бьется, крича – точнее, пуская пузыри). Что происходит?
"Чирлидерша": Ну же, Дженни!
Джастин: Давай!
Вода кипит все сильнее, лицо Дженни краснеет, она кричит, не переставая, но друзьям так и не удается вытащить ее из воды.
"Чирлидерша": Дженни! Дженни! Дженни!
Дженни внезапно обмякает, повиснув на краю чана, наполовину погрузившись в воду. Джастин обхватывает ее за плечи и наконец выдергивает из воды. Всё лицо Дженни – в волдырях ожогов.
Джастин: О, Боже.
"Чирлидерша" в ужасе прижимает ладонь ко рту.

Тот же дом.
За окнами мелькают огни полицейских машин и "Скорой помощи". В подвал, в котором, по всей видимости, и проходила вечеринка, спускаются Винчестеры. Около чана с водой работает полицейский фотограф. "Чирлидерша", завернувшись в одеяло, беседует с полицейским, записывающим ее показания в блокнот.
"Чирлидерша": Да.
Винчестеры идут к девушке, но тут Дин поднимает руку, останавливая брата, и заявляет.
Дин: Эту я беру на себя.
Дин (глядя на него, чуть слышно): Два слова… совращение малолетних.
Дин (с чувством): Я бы никогда…
Сэм сморит на него взглядом "мне можешь не рассказывать" и идет вперед. Дин кратко усмехается, пожимает плечами, признавая его правоту, и бросается вдогонку.
Сэм переворачивает диванные подушки, Дин останавливается рядом с допрашивающим девушку полицейским.
"Чирлидерша" (тихо): Знаете, просто это так странно. То есть… вода в бадье… Она не была горячей. Я сама только что окуналась в нее.
Дин: Твоя подруга, часом, не была знакома с мужчиной по имени Люк Уоллес? (На вопросительный взгляд девушки он демонстрирует свое удостоверение агента ФРБ). Агент Сигер (2)… ФБР.
Он показывает свой значок и полицейскому, тот, кивнув, уходит, оставив "ФБР-овцу" дальнейшие расспросы.
"Чирлидерша": А кто это - Люк Уоллес?
Сэм что-то обнаруживает между диванных подушек.
Дин: Он погиб вчера.
"Чирлидерша": Я понятия не имею, кто это.
Сэм показывает брату колдовской мешок, и Дин сужает глаза.

Номер мотеля.
На столе в окружении фантиков от конфет, надкусанного бутерброда и смятых салфеток – содержимое второго мешка (в точности такое же, как первого). Дин, сосредоточенно хмурясь, работает на лэптопе.
Сэм, лежа на кровати, листает книгу.
Дин: Говорю тебе, обе жертвы чисты, как стекло. Нет причин для мести злобной стервы.
Сэм (садится с раскрытой книгой): Может, потому что дело не в мести.
Дин: Ух ты. Интуиция.
Сэм (указывая на страницу в книге): Может, эта ведьма действует не из злости. Может, она творит заклятье. Послушай вот это. "Три кровавых жертвоприношения за три дня… Последнее - до полуночи последнего дня последней жатвы". (Он встает с койки, идет к Дину, садится за стол с другой стороны и протягивает брату книгу). Кельтский календарь. Последний день последней жатвы - 31 октября.
Дин: Хэллоуин?
Сэм (усмехаясь): В точку.
Дин (разглядывая картинку в тексте): Для чего точно нужны… кровавые жертвоприношения?
Сэм (выпрямляясь): Если я прав, эта ведьма вызывает демона. И не просто демона… Самайна.
Дин: Это должно меня впечатлить?
Сэм (с ноткой раздражения): Дин, Самайн - чертов основатель Хэллоуина (3). (Он лекторским тоном продолжает). Кельты верили, что 31 октября - единственная ночь в году, когда завеса между миром живых и мертвых слабее всего. И это была ночь Самайна. Чтобы скрыться от него, надевали маски, сладости оставляли в дверях, чтобы умилостивить его, лица в тыквах вырезали, чтобы поклоняться ему. Он был изгнан несколько столетий назад.
Дин рассматривает рисунок, где на груде тел стоит демон, держащий в руке за волосы человеческую голову.
Дин: Получается, что хотя Самайна отправили в пекло, традиции сохранились?
Сэм: Вот именно. Только теперь вместо демонов и кровавых оргий, Хэллоуин - праздник детей, сладостей и костюмов.
Дин (нервно потирая ладони): Ладно, какая-то ведьма хочет призвать Самайна и вернуть ночь?
Сэм (укоризненно смотрит на него, сочтя, что брат всё еще дурачится): Дин, это серьезно.
Дин (кивая): Я серьезен.
Сэм: Мы говорим о полновесной черной магии. Этот ритуал можно провести лишь раз в 600 лет.
Дин (вопросительно подняв руки): И 600-летний срок заканчивается…
Сэм (кивает): Завтра ночью.
Дин (кивает, усмехается): Естественно. (Он снова смотрит на рисунок). Похоже, для одного демона здесь многовато смерти и разрушений.
Сэм: Потому что он любит компанию. Как только он восстанет, Самайн сам начнет призывать.
Дин (настороженно): Что именно призывать?
Он рассматривает следующую картинку: двое людей стоят на том, что напоминает кладбище, могилы вокруг них открываются, из них выбираются мертвецы.
Сэм: Темных злых ублюдков. Целую кучу. Они следуют за ним, как за Гансом-Крысоловом.
Дин (уточняет): Значит, мы говорим о призраках?
Сэм: Да.
Дин: Зомби? (Сэм кивает). Лепреконы?
Сэм (укоризненно): Дин.
Дин: Что? Чуваки страшные. Эти их маленькие ручки (он скрючивает пальцы).
Сэм (наклоняясь к нему, говорит с напором): Послушай, начнется всё с призраков и упырей. Уроды продержатся до конца ночи - и речь пойдет обо всех жутких тварях, каких мы встречали. Обо всех, с кем мы сражались. Собранных в одном месте.
Дин (заканчивая его мысль): Это будет бойня.
Сэм проглатывает ком в горле и кивает. Экран чернеет.

Надпись на экране: Хэллоуин.
Дин сидит в Импале и разворачивает очередную конфету. Всё пассажирское сиденье усыпано фантиками, и Дин добавляет ещё один к груде. Засунув конфету в рот, Дин начинает жевать, и вдруг замирает, схватившись за живот. Так же быстро он убирает руку, и тянется в карман за звонящим телефоном.
Дин (проверив, кто звонит, подносит трубку к уху, всё ещё жуя): Привет.
Сэм (он говорит из номера мотеля): Как всё прошло?
Дин: Замечательно. Да, я снова побеседовал с миссис Бритвой. Я торчу перед ее домом уже несколько (он повышает голос, рявкает с раздражением) часов. И все, что у меня есть - большая жирная дырка от бублика.
Сэм: Послушай, кто-то подбросил эти мешки. Кто-то, у кого был доступ в оба дома. Связь должна быть.
Дин: Ну, надеюсь, мы скоро поймаем тварь, потому что у меня начинаются судороги, как от… (Он усмехается, и тут же шипит, глядя на идущую к дому девушку). Сукин сын.
На крыльцо поднимается давешняя "чирлидерша", не подозревающая, что за ней следят.
Сэм: Кончай ныть.
Дин: Нет, Сэм. Я сказал "сукин сын".
Он смотрит, как открывается дверь, как на пороге появляется миссис Уоллес с ребенком, и как девушка забирает малыша у вдовы.

Номер мотеля.
Дин швыряет на столик ключ от номера ("Мотель Лунный свет, номер 126"). Работающий на кровати с лэптопом Сэм поднимает голову.
Сэм: Ну что? Наша любительница яблок из группы поддержки?
Дин: Трейси. Нянька Уоллесов, а мне сказала, что ничего не слышала о Люке Уоллесе.
Дин снимает куртку.
Сэм (хмыкает): Ого. (Он снова утыкается в экран лэптопа). Интересная внешность для ведьмы возрастом в несколько сотен лет.
Дин (присаживаясь на соседнюю койку, размышляет с тенью усмешки): Ну… Будь ты 600-летней каргой, и имей возможность выбрать любой облик, ты разве не выбрал бы горячую чирлидершу? (Он мечтательно добавляет). Я бы выбрал.
Сэм, нахмурившись, глазеет на него, пока Дин мечтательно смотрит в пространство, полный фантазий. Уловив, наконец, пристальный взгляд Сэма, Дин выпадает из состояния задумчивости.
Сэм (вздохнув): Ну, Трейси не такая чистенькая, как кажется. Я кое-что нарыл. Она напала на одного из учителей. Была временно исключена из школы.
Он поворачивает экран к Дину, и тот рассматривает файл (похоже, из школьного личного дела Трейси).

Школа.
Дин входит в кабинет, с потока которого свешивает множества масок. Когда перед ним оказывается маска, напоминающая содранную с лица кожу, Дин замирает. Он слышит надрывные крики, хрип, вопли, но, похоже, всё это – только в его голове, потому что нагнавший его Сэм только усмехается, глядя на нездоровую обстановку кабинета.
Сэм: Ничего не напоминает?
Дин (подозрительно): О чем ты?
Сэм: Подростковые годы, вся эта тоска.
Дин (с облегчением): О.
Сэм (с усмешкой): А ты что подумал?
Дин (мотнув головой): Ничего. (Он криво усмехается, потом усмешка становится более искренней, когда он видит парнишку, пытающегося засунуть огромный глиняный кальян в печь для обжига). Вот это точно напоминает старые времена.
Парень (вытаскивая кальян обратно): Чувак, мне нужна печь побольше.
Дин широко улыбается с ностальгическим видом. В двери показывается учитель (Дон), тащащий в руках коробку, на которой стоит кружка.
Дон: Вы хотели побеседовать со мной, джентльмены?
Сэм: Мистер Хардинг.
Дон (улыбаясь, пожимает ему руку, перехватив поудобнее коробку): Пожалуйста, просто Дон.
Сэм: Ладно, Дон.
Дон (пожимая руку Дину): Даже мои ученики называют меня Доном.
Дин: Да, мы поняли, Дон. Я - агент Гедди. Это агент Ли (4). У нас есть несколько вопросов о Трейси Дэвис.
Парни достают значки, Дон проходит в кабинет, ставит на стол свою коробку и кружку и поворачивается к агентам.
Дон: Да, Трейси. Умная девочка, очень талантливая. Жаль, что ее исключили.
Дин: Вроде бы… у вас с ней вышла размолвка.
Дон (со смехом): Да, она сорвалась. Если бы в этот момент не вошел директор Мюррей, Трейси выцарапала бы мне глаза.
Дин удивленно распахивает глаза.
Сэм: За что?
Дон: Я лишь пытался обсудить с ней ее работу. Она была неадекватной и тревожащей.
Дин (машет рукой ко входу, имея в виду не то маски, не то парня с кальяном): Более тревожащей, чем… Те ребята?
Дон (на миг усмехается, потом становится серьезным): Она покрывала страницу за страницей этими странными загадочными символами. И потом еще рисунки. Детальные изображения убийств. Кровавых, грубых. Она рисовала себя среди участников.
Сэм (протягивая монету в "пакете для улик"): Символы? Какого рода символы? Что-нибудь вроде этого?
Дон (разглядывая монету, кивает): Да, да, думаю, это может быть один из них.
Братья обмениваются взглядами.
Дин: Вы знаете, где сейчас Трейси?
Дон: Полагаю, в своей квартире.
Дин (недоуменно нахмурившись): У нее своя квартира?
Дон: Да, она приехала одна около года назад. Как я понял, эмансипированный подросток (5). Одному Богу известно, какие у нее родители.
Винчестеры снова переглядываются.

Импала останавливается около мотеля. Дин выбирается из машины. Сэм идет ему навстречу.
Дин: Ну, что?
Сэм: Я нигде не нашел Трейси. С ее друзьями повезло?
Дин: Удача не в нашем стиле. Друзья не знают, где она. Будто стерва улетела на метле.
Сэм (озабоченно): Она в любой момент принесет третью жертву.
Дин(с раздражением): Да, спасибо, Сэм.
Полный мальчишка в костюме астронавта останавливается перед ними и протягивает ведерко в котором лежат конфеты. Парни улыбаются.
Мальчик: Конфеты или розыгрыш.
Дин (ткнув пальцем в вывеску над их головами "Есть свободные места"): Это мотель.
Мальчик (уставившись на него): И что?
Дин: То, что у нас нет конфет.
Сэм (вмешивается): Нет, у нас их целые груды в…
Он указывает в сторону Импалы, но Дин обрывает его на полуслове.
Дин: Были, но все вышли.
Сэм смотрит на него с раздраженной укоризной, Дин еле заметно пожимает плечами с извиняющейся улыбкой.
Дин (разводя руками): Прости, парень, мы не можем тебе помочь.
Мальчик (хнычущим тоном тянет): Хочу конфет.
Дин (улыбаясь): Думаю, с тебя уже хватит.
Мальчишка зло сужает глаза и так смотрит на Дина, что старший Винчестер даже отшатывается. Сэм с усмешкой качает головой и идет к их номеру. Мальчишка и Дин несколько мгновений "играют в гляделки", потом "астронавт" идет дальше, по пути хорошенько пихнув Дина. Дин провожает его взглядом, разводит руками "да что я такого сказал?".

Номер Винчестеров.
Сэм спокойно входит в номер, и тут же выхватывает пистолет, целясь с неясную фигуру, сидящую на кровати. Камера перемещается, и мы видим, что это Кастиэль.
Сэм: Кто ты?
Дин (вбегая следом): Сэм! Сэм, стой! Это Кастиэль. (Он ладонью опускает ствол пистолета Сэма, поясняет). Ангел. (Дин настороженно смотрит на фигуру второго мужчины, стоящего у окна). Этого я не знаю.
У Сэма потрясенный вид, он смотрит на Кастиэля во все глаза, полуоткрыв рот. Когда Кастиэль, встав с кровати, идет к ним, на лице Сэма появляется восторженная улыбка
Кастиэль (останавливаясь напротив него): Привет, Сэм.
Сэм (выдыхает): О, Господи! (тут же испугавшись, что ангел посчитает это богохульством, Сэм поспешно поправляет себя). Я не хотел… Жаль. Это такая честь. Правда, я… Я много о вас слышал.
Он протягивает руку Кастиэлю, но его рука повисает в воздухе. Кастиэль смотрит на нее несколько мгновений, потом, словно поняв, чего от него ждут, пожимает ладонь Сэма.
Кастиэль: И я о тебе. Сэм Винчестер. (Он накрывает второй ладонью руку Сэма, сжатую в его). Мальчик с кровью демона. (Восторженная улыбка Сэма тускнеет, он легко хмурится, и его мрачная нервозность только усиливается после следующей реплики ангела). Рад слышать, что ты прекратил свои грешки на стороне.
Второй мужчина от окна, не оборачиваясь: Пусть так и остается.
Дин (оглянувшись на него, вмешивается): Ладно, хватит, комики. Кто твой приятель?
Кастиэль: Воскрешение Самайна. Вы его остановили?
Дин: Зачем?
Кастиэль: Дин, вы нашли ведьму?
Дин (хмуро кивает, не понимая, почему такая безотлагательность, кто второй "тип", и что этим двоим, собственно, нужно): Да, мы нашли ведьму.
Кастиэль: И она мертва?
Сэм: Нет, но мы…
Дин (одновременно с ним): Мы знаем, кто она.
Кастиэль: Очевидно, ведьма тоже знает, кто вы. (Он идет к тумбочке у кровати, берет с нее колдовской мешок и показывает братьям). Это было в стене вашей комнаты. Если бы мы его не нашли, один из вас или оба уже были бы мертвы. Вы знаете, где сейчас ведьма?
Дин оглядывается на Сэма, тот чуть заметно пожимает плечами: твой ангел, ты старший, тебе и решать.
Дин (кивнув ему): Мы над этим работаем.
Кастиэль): Это недопустимо.
Дин: А вам что за дело?
Кастиэль (оглянувшись на второго гостя, который так и удосуживается повернуться к ним лицом): Воскрешение Самайна - одна из 66-ти печатей.
Дин: Так это связано с вашим дружком Люцифером?
Мужчина у окна (раздельно): Люцифер нам не друг.
Дин (глядя ему в спину): Это просто выражение.
Кастиэль: Нельзя позволить Люциферу вырваться. Снятие печати необходимо предотвратить любой ценой.
Дин (кивает): Ладно. Круто. (Он усмехается, говорит с иронией). Раз уж вы здесь, не скажете, где ведьма? Мы ее грохнем, и все разойдутся по домам.
Кастиэль (со вздохом): Мы не всеведущи. Эта ведьма очень могущественна. Даже нашими методами ее не найти.
Сэм (искренне предлагает): Мы уже знаем, кто она. Если будем работать вместе…
Мужчина у окна: Достаточно.
Дин (сердито): Кто ты, и почему я должен тебя слушать?
Мужчина разворачивается к ним.
Кастиэль: Это Уриил (6). Его можно назвать… (он тихо вздыхает) специалистом.
Уриил идет к ним и останавливается напротив всей троицы.
Дин (настороженно): Специалистом по чему? (Ангелы смотрят друг на друга, и тревога Дина стремительно растет). Что вы собираетесь делать?
Кастиэль (поворачивается к братьям): Вы оба должны немедленно покинуть город.
Дин (нахмурившись): Почему?
Кастиэль: Потому что мы его уничтожим.
Дин потрясенно смотрит на него, потом переводит взгляд на застывшего в таком же шоке Сэма. Экран чернеет.

Те же. Там же.
Дин (сердито разводя руками): Это и есть ваш план? Уничтожить весь чертов город?
Кастиэль: У нас нет времени. Ведьма должна умереть. Печать необходимо сохранить.
Сэм: Здесь тысяча человек.
Уриил (спокойно констатируя факт): 1214.
Сэм (недоверчиво нахмурившись): И вы собираетесь всех их убить?
Уриил (с прежней невозмутимостью): Это был бы не первый раз, когда я… очистил город.
Кастиэль (поворачиваясь к Дину): Понимаю, это достойно сожаления.
Дин (вскинув брови "теперь это так называется?"): Достойно сожаления?
Кастиэль (с обычной мрачной серьезностью): Мы должны держать оборону. Слишком много печатей уже снято.
Дин (недоверчиво, с издевкой): Значит, вы профукали несколько печатей, а платить за это придется городу?
Кастиэль: Это тысяча жизней против 6 миллиардов. На кону более важные вещи.
Глаза Сэа становятся огромными, он задыхается, не в силах поверить тому, что слышит.
Дин: Точно. (Добавляет с гневом). Потому что мелочи не для вас, ребята.
Кастиэль (придвигаясь к нему почти вплотную): Нельзя позволить Люциферу воскреснуть. Если он восстанет, весь ад поднимется с ним. Хотите рискнуть этим?
Дин растерянно моргает, облизывает губы, пытаясь подобрать слова.
Сэм (с надеждой): Мы остановим эту ведьму до того, как она кого-то вызовет. (Кастиэль не сводит взгляда с Дина, тот кивает сам себе "вот, значит, как", бросает быстрый взгляд на брата и снова возвращается глазами к ангелу). Печать уцелеет, и никому не придется умирать.
Уриил (хмуро и презрительно): Мы зря теряем время с этими грязными мартышками.
Сэм вскидывает на него недоверчивый взгляд, не веря своим ушам.
Кастиэль (отворачивается от Дина с долей разочарования): Сожалею, но у нас есть приказ.
Сэм (с недоверием, переходящим в гнев): Нет, вы не можете так поступить. Вы… Вы ангелы.  Разве вы не должны… (Уриил хмыкает). Вы должны проявлять милосердие.
Уриил (с кривой усмешкой): Кто это сказал?
Кастиэль (хмуро): У нас нет выбора.
Дин (глядя ему в спину, твердо говорит): Конечно же, у вас есть выбор. (Он пытается заставить изменить решение хотя бы одного из ангелов – того, кто в данный момент исполняет роль "хорошего копа"). Бросьте. Вы что, никогда не оспаривали дерьмовых приказов, а? Вы что, всего лишь пара послушных орудий?
Кастиэль (раздельно, с ноткой гнева): Послушай, если ты не можешь этого понять, просто поверь. План оправдан.
Сэм (качая головой): Как вы можете так говорить?
Кастиэль (поворачивается к братьям): Потому что это исходит с небес. Это всё оправдывает.
Сэм смотри т на него в недоверчивом гневе, Дин упрямо наклоняет голову, говорит, глядя в свою очередь в глаза Кастиэля и качая головой.
Дин: Хорошо, должно быть, так верить в себя.
Кастиэль: Скажи мне кое-что, Дин. Когда твой отец отдавал тебе приказ, ты повиновался?
Дин (выпрямляется, смотрит ангелу в глаза и с тихой решимостью говорит): Простите, мальчики, похоже, планы меняются.
Уриил (насмешливо): Думаешь, можешь остановить нас?
Дин (качает головой): Нет. (Он идет к Уриилу, останавливается прямо напротив него, твердо глядя ангелу в глаза). Но если вы собираетесь перебить весь город… Вам придется убить и нас, потому что мы не уедем. (Он  оглядывается на Кастиэля, потом снова возвращается взглядом к Уриилу). Вы взяли на себя труд вытащить меня из ада. Полагаю, я чего-то стою для парня наверху. (Уриил рассматривает его с усмешкой). Хотите пустить меня в расход? Вперед. Посмотрим, как ему это понравится.
Уриил: Я сам выволоку тебя отсюда.
Дин (не дрогнув): Да, но тебе придется меня убить. Что возвращает нас к прежней проблеме. (Дин пуская вход иронию и уговоры). Брось. Собираешься стереть с лица земли целый город из-за одной маленькой ведьмочки? (Откровенно дерзит). Сдаётся мне, ты отыгрываешься на других, потому что тебе кое-чего не достаёт.
Мгновение они меряют друг друга взглядами (и очень походит на то, что Дин обрел еще одного врага – на сей раз в ангельском стане), потом старший Винчестер разворачивается и идет от Уриила.
Дин (остановившись около Кастиэля): Мы справимся. Мы найдем ведьму, и не дадим ей вызвать демона.
Уриил (гневно вздымая руку): Кастиель! Я не позволю этим…
Кастиэль (жестом "затыкает" его): Достаточно! (Глядя в глаза Дину, говорит негромко). Советую вам поторопиться.
Дин кивает.

Возле мотеля.
Парни останавливаются, подойдя к Импале: капот, крыша и даже стекла машины – в желто-белых потеках. Кто-то явно забросал машину сырыми яйцами.
Дин (оглядев свою детку, кричит в бессильном гневе в окна мотеля): Асс-тронавт (7)!
Братья садятся в машину, Дин все еще пылает гневом, качает головой. Сэм тихо сидит на месте пассажира, вертит что-то в руках.
Дин (всё ещё сердито, хотя Сэм тут не при чем): Что?
Сэм: Ничего. (Поскольку старший брат ждет более точного ответа, Сэм, все так же теребя в руках колдовской мешок, найденный ангелами в их комнате, горько хмыкает). Я думал, они другие.
Дин (подняв брови, уточняет): Кто, ангелы?
Сэм (хмуро): Да.
Дин: Ну, я пытался тебе сказать.
Сэм (поднимая глаза на брата): Просто я… Я думал, они справедливы.
Дин (пожав плечами, кивает, усмехается): Ну, они справедливы, в этом-то и проблема. (На вопросительный взгляд Сэма он поясняет). Конечно, они не опаснее любого психа, думающего, что он выполняет священную миссию.
Сэм (пожимает плечами, признавая его правоту, говорит с грустным разочарованием): Но это и есть Бог? Это рай? Это то, чему я молился?
Дин (с печальной улыбкой): Слушай, старик, я знаю, ты веришь во всего этого бога… В Иисуса на тортилье (8) и всякое такое. Но если пара яблок гнилые, это еще не значит, что и вся корзина тоже. Почем нам знать, может, Бог ненавидит этих придурков. Я лишь говорю - не отказывайся от того, во что веришь. Малыш Рут (9) был козлом, но бейсбол - всё равно прекрасная игра. (Сэм невольно слабо улыбается на сравнение старшего Винчестера, разворачивает колдовской мешок и рассматривает кость из очередного "набора". Дин закругляется с "розовыми соплями"). Собираешься искать способ найти ведьму, или будешь сидеть здесь и играться с костью?
Сэм (изучая кость): Дин, знаешь, какая температура нужна, чтобы вот так обуглить кость?
Дин (включая двигатель): Нет.
Сэм: Очень высокая. Куда выше, чем в обычной кухонной духовке.
Дин (легко нахмурившись): Ладно, Бетти Крокер (10), и что это значит?
Сэм: Значит, нам надо кое-куда заехать.

Школа. Кабинет искусства.
Дин заглядывает в печь для обжига, Сэм дергает ящики стола преподавателя, но они все заперты.
Дин (идет к нему): Ладно, Трейси использовала печь, чтобы обжечь кость. И что такого?
Сэм (разыскивая на столе что-нибудь, чем можно отпереть ящики стола, заявляет): Дин, колдовской мешок появился у нас в комнате не после разговора с Трейси.
Дин (кивая): А после разговора с ее учителем.
Сэм (кивает брату на боковой ящик стола, запертый на висячий замок): Эй.
Он находит молоток и несколькими ударами сбивает замок, выдвигает ящик. Внутри – большая глиняная миска с мелкими косточками в ней (по соседству грудой свалены маркеры и фломастеры). Сэм поднимается на ноги, оба брата уставляются на содержимое ящика.
Сэм: О, Боже. Они все детские.
Дин: Полагаю, он хранит их не для собаки.

Парк.
По дорожке, смеясь, идет группа ребятишек в костюмах. Под деревом на скамейке сидит Уриил, Кастиэль стоит рядом.
Кастиэль: Решение принято.
Уриил (с раздражением): Да. Грязной мартышкой.
Кастиэль: Ты не должен так их называть.
Уриил (махнув на удаляющихся ребятишек): Они такие и есть. Скоты. Разве что передвигаются на двух ногах.
Кастиэль (с гневом глядя на него): Ты почти богохульствуешь. (Уриил раздраженно вздыхает). Нас не просто так послали спасти его. В нем есть потенциал. Он может справиться. (Кастиэль опускается на скамейку рядом с Уриилом, складывает руки почти в молитвенном жесте, наклоняется вперед). Во всяком случае, остальное не в нашей воле.
Уриил: Так не должно быть.
Кастиэль: И что ты предлагаешь?
Уриил: Вытащить отсюда Дина Винчестера. (Заканчивает с раздражением). И потом стереть с карты эту незначительную помеху.
Кастиэль (мрачно глядя на него): Тебе известен истинный приказ. Ты готов его ослушаться?

Заброшенный, похоже, дом.
Дети, "охотящиеся" за конфетами, проходят мимо. Камера приближается к дому и мы видим свет, мелькающий в окнах подвала.
Мужской голос читает заклинание. Трейси, с завязанным ртом, привязанная на спускающейся сверху веревке к балке в потолке, дергается, пытаясь освободиться.
Дон склоняется над черным алтарем, где в центре пентаграммы лежит череп козла, берет с него чашу, продолжая колдовство, поднимает нож, заговаривая его.
Вместе с чашей и ножом он направляется к Трейси (та дергается сильнее, но все попытки освободиться кончаются ничем). Дон с улыбкой проводит кончиком лезвия от ее горла к груди (похоже, кончик не заострен, потому что на Трейси – ни царапины), потом замахивается. В этот момент раздается выстрел. Дон дергается, раздается следующий выстрел, и учитель валится на пол. За его спиной стоят Винчестеры. Трейси с облегчением переводит дыхание.
Сэм приседает около тела Дона, Дин бросается к девушке, обрезает веревку, поддерживает Трейси. Та избавляется от кляпа
Трейси (глядя на тело Дона): Спасибо вам. Он собирался убить меня. (Она сердито всплескивает руками). Больной сукин сын! (Она возмущенно продолжает). Вы видели, что он делал? (Братья кивают). Слышали, как он… (Она упирает руки в бока, смотрит на тело Дона с презрением). Как небрежно он читал заклинание?
Винчестеры пораженно уставляются на нее, а Трейси продолжает.
Трейси: Мой брат всегда был слегка туповат. (Дин, стискивая зубы, тянется за пистолетом. Трейси поднимает руку, произносит какое-то слово – и оба охотника летят на пол, потеряв свое оружие, и сворачиваются в комок от боли. Трейси невозмутимо заявляет). Собрался сделать меня последней жертвой. Его идея. Но теперь эта честь выпала ему. Наш господин вернется. Для этого заклинания нужны двое, понимаете? (Она поджимает губы, глядя на тело Дона и не обращая внимания на корчащихся на полу Винчестеров). 600 лет мне пришлось терпеть этого напыщенного сукиного сына. Планирование, подготовка… Невыносимо. Всё это время мне хотелось содрать кожу с его лица. (Она берет выпавший у Дона кубок, присаживается рядом с телом и начинает собирать кровь из раны на груди в кубок. Трейси усмехается). А вы порешили его из пистолета. (Она кивает). Просто замечательно. (Собрав достаточно крови, она идет к алтарю, рассуждая на ходу). Знаете, в прежние дни в эту ночь люди не выпускали детей из дома. Но сегодня ночью вы увидите настоящий Хэллоуин.
Воззрев кубок, Трейси начинает читать заклинание. Сэм, хрипя, умудряется переползти ближе к телу Дона, окунает ладонь в лужу натекшей крови, и размазывает кровь по своему лицу.
Дин (выдавливает между хрипами боли): Что… ты делаешь?
Сэм (хрипит): Просто повторяй за мной.
Он снова окунает в кровь ладонь и на этот раз мажет щеки брата, потом с трудом переворачивается на спину, вытягивается и замирает неподвижно. Дин следует его примеру.
Трейси заканчивает заклинание, в полу за ее спиной появляется трещина, через которую в подвал рвется плотный поток демонического дыма. Трещина затягивается, поток движется по комнате, потом устремляется в открытый рот Дона. Как только последний дымок исчезает в теле Дона, мертвый "учитель" открывает глаза – сильно посветлевшие, и медленно встает с пола. Подвал слегка расплывается перед его глазами (и перед нашими за компанию), он видит нечеткую фигуру Трейси и бредет к ней.
Трейси отворачивается от алтаря к Дону, улыбается. Дон останавливается перед ней, обхватывает ее лицо ладонями и склоняется, улыбаясь и целуя ее губы
Трейси: Любовь моя.
Дон (отстраняясь): Ты постарела.
Трейси (отводя взгляд): Это лицо… (Огорченно). Я не могу тебя обмануть.
Дон (улыбаясь): Твоя красота неподвластна времени. (он наклоняется к ней, они соприкасаются лбами, улыбаясь друг другу, когда Дон сжимает хватку и одним движением сворачивает Трейси шею. Глядя на упавшее ему под ноги тело, Дон добавляет). Шлюха.
Он стоит, пошатываясь, потом медленно направляется к выходу. Остановившись над замершими в неподвижности Винчестерами, он мгновение рассматривает их расплывчатые фигуры с заляпанными кровью лицами, потом идет дальше.
Когда щелкает закрываема дверь в подвал, Дин осторожно приоткрывает один глаз. Убедившись, что Дон действительно ушел, Дин открывает и второй, приподнимает голову, и, уставившись на приподнявшегося брата, шепотом спрашивает.
Дин: Что, черт возьми, это было?
Сэм (тоже шепотом): Поверья о Хэллоуине. Люди надевали маски, чтобы скрыться от него. (Он слабо улыбается). Я решил попробовать.
Дин (недоверчиво вскинув брови, шипит): Решил попробовать?
Сэм смотрит на него с укоризной, и Дин "затыкается". Экран чернеет.

Улица.
Дон бредет вперед. На глуди его расплывается огромное кровавое пятно, но никто не замечает его – он выглядит не более странно, чем пробегающие мимо детишки в костюмах Хэллоуина. Дон (или стоит уже говорить Самайн?) все еще видит всё немного расплывчато, и обращает внимания на детей не больше, чем они на него – все дети, по счастью, в масках.
Винчестеры выбираются на улицу, идут к Импале, на ходу вытирая с лиц кровь.
Дин: Как мы найдем этого идиота?
Сэм: Куда бы ты отправился поднимать темных созданий ночи?
Дин: На кладбище.
Сэм: Ага.
Они садятся в Импалу, Дин заводит двигатель, Импала трогает с места.

В Импале.
Сэм (вздохнув, глядя перед собой): Похоже, этот демон довольно силен.
Дин: Ага.
Сэм: Нам может понадобиться что-то помощнее обычного оружия.
Дин (смотрит на него несколько секунд, Сэм выжидающе смотрит в ответ): Сэм, нет. Ты не будешь использовать своё психическое что-то там.
Сэм (с досадой): Но…
Дин (перебивает его): Даже не думай. Хватит ножа Руби.
Сэм: Почему?
Дин (громче): Для начала, потому что так сказал ангел.
Сэм (сердито): По-моему, ты назвал их бандой фанатиков?
Дин: Ну, насчет этого они могли быть правы.
Сэм (тихо, но упрямо): Не знаю, Дин. Непохоже, что они хоть в чем-то правы.
Дин (встревоженный, говорит громче): Забудь об ангелах. Ты сам сказал, эти силы - игра с огнем.
Сэм упрямо сжимает губы. Дин протягивает ему нож Руби рукояткой вперед, просит.
Дин: Пожалуйста.
Сэм через несколько секунд берет-таки нож, но выражение лица у него всё такое же упрямое. Дин бросает на него быстрый взгляд, встревоженный, расстроенный, но, удовлетворившись пока малым, возвращает внимание к дороге.

Склеп.
Грохочет музыка. В склепе – подростки в карнавальных костюмах.
Джастин (с забалдевшим видом): Чувак, я тащусь.
По лестнице в склеп кто-то спускается.
Джастин (шикая на остальных): Тихо, копы.
Самайн спускается в склеп, оглядывает подростков, остановившись у входной железной решетки, которая до того закрывала вход в склеп.
Джастин: Мистер Хардинг? (Саймайн смотрит на него пустыми бесцветными глазами, Джастин поправляет себя). Я хотел сказать, Дон. (Самайн закрывает створки ворот и запирает их с улыбкой, потом разворачивается и идет к лестнице наверх. Джастин дергает ворота, окликает уходящего "учителя"). Дон, ты… Ты нас запер.
Джастин еще раз безуспешно дергает решетку, потом отступает, оглядываясь с испугом кругом, когда из стенных захоронений раздается шум и звуки ударов – будто внутри кто-то колотиться. остальные подростки в страхе толпятся у дальней стены, когда отлетает крышка первого захоронения, и орущего Джастина утаскивает внутрь высунувшаяся рука скелета. Из ячейки склепа потоком хлещет кровь, остальные ребята визжат и бросаются к запертым воротам, в панике дергая их. По лестнице бегом спускаются Винчестеры.
Сэм (глядя на ребятишек, рявкает Дину): Помоги им!
Дин: Приятель, ты не пойдешь туда один!
Сэм (обрывая его): Действуй!
Он бросается в сторону в поисках Самайна. Дин, не тратя времени на споры, вытаскивает пистолет, машет ребятишкам рукой, кричит.
Дин: Отойдите! Назад!
Перепуганной группой дети отодвигаются от ворот, Дин выстрелом сбивает замок, командует.
Дин: Быстро, выходите! (Не дожидаясь второго приказа, подростки бросаются к лестнице. Дин погоняет отстающих). Шевелитесь!
Когда последние ребятишки исчезают на выходе, Дин, держа пистолет наготове и не спуская с плеча сумку с остальным "вооружением", проходит в склеп, настороженно оглядываясь кругом. Могильные плиты начинают одна за другой падать со стен, развиваясь в крошку, и из ячеек выползают трупы в разной степени разложения.
Дин (бросает сумку на пол, перехватывает поудобнее что-то, напоминающее металлический кол, манит к себе труп): Иди сюда, Вонючка.
Сэм осторожно исследует боковые коридоры очень обширного склепа, видит Самайна, стоящего у витража чего-то, напоминающего часовню. Не успевает младший Винчестер потянуться за оружием, как Самайн поднимает руку, из ладони исходит ослепительный белый свет, заливающий весь экран. Когда свет исчезает, Сэм идет к Сайману, как ни в чем не бывало.
Сэм (пораженному Самайну): Да. Эта ваша демоническая радиация на меня не действует.
Смерив друг друга оценивающими взглядами, они сходятся в драке. В ход идут старые добрые кулаки. Некоторое время в драке лидирует Сэм, но Самайн быстро получает перевес, хватает охотника за горло и прижимает его к стене.

Другая часть склепа.
Дин "заваливает" еще одного зомби, выпрямляется, замахивается колом, когда к нему приближается женщина (очень мертвая на вид), но женщина мерцает и тут же материализуется у старшего Винчестера за спиной. Дин резко разворачивается. Женщина (призрак, похоже) поднимает руки – и Дин летит к стене, врезаясь в нее спиной со всего маху. Померцав, женщина исчезает. Дин сползает по стене, привстает, пытаясь отдышаться.
Дин: Оргия зомби и призраков, а? Ну, всё. Всех спалю.

Самайн, стискивая горло Сэма, поднимает парня все выше. Сэм пытается разжать его руку, Потом вытаскивает нож Руби. Ему удается нанести скользящий удар противнику. Там, где лезвие коснулось кожи на руке Самайна, роятся искры. Самайн мгновение смотрит на порез, потом выбивает у Сэма нож и, схватив парня за грудки, швыряет к стене под витражом.  Сэм быстро поднимается и, когда демон бросается к нему, поднимает руку, прикрыв глаза. Самайн продолжает надвигаться на него, хотя из груди его тоненькой струйкой сочится черный дым. Рука Сэма почти немедленно начинает дрожать от напряжения. Самайн в паре шагов от него останавливается, наклоняется вперед, словно пытаясь преодолеть невидимую преграду, не подпускающую его к Сэму. Он изо всех сил упирается ногами, но не может сдвинуться с места.
В коридоре появляется Дин и останавливается, не входя в часовню. Он смотри, как Самайн, уже в полуметре от его брата, упорно пытается добраться до Сэма, а Сэм упорно, из последних сил, удерживает вытянутую руку, другой рукой схватившись за лоб, щуря потемневшие от боли глаза. Из носа Сэма струйкой течет кровь, но Самайн тоже теряет силы – поток черного дыма из его груди становится все плотнее. Наконец. Демон покидает тело Дона, исчезает в полу во всполохах адского огня.
Сэм опускает руку, дрожа от усилия, и, подняв голову, натыкается на полный боли взгляд наблюдающего из коридора Дина.

Номер мотеля.
Сэм собирает свою сумку, складывая вещи, оборачивается, как ужаленный, когда из-за его спины раздается голос.
Уриил (сидя на диване): Завтра 2-ое ноября. У тебя годовщина, не так ли?
Сэм: Что ты здесь делаешь?
Уриил: В этот день Азазель убил твою мать. (Сэм горестно хмурится, Уриил продолжает "сыпать соль на раны"). А через 22 года и твою подружку. Тяжело такое вынести, наверное. (Он поднимает голос). И всё же ты нагло используешь мощь, которую он тебе дал. Его нечестивая кровь течет в твоих венах.
Сэм (гневно сузив глаза): Прошу прощения?
Уриил: Тебе велено было не использовать твои способности.
Сэм: И что я должен был делать? Этот демон убил бы меня. И моего брата. И всех остальных.
Уриил (раздельно): Тебе было велено не делать этого.
Сэм: Если бы Самайн освободился, в этом городе…
Уриил (не слушая его "оправданий"): Тебя предупредили. Теперь уже дважды.
Сэм: Знаешь, мой брат был прав насчет вас. (Он зло выплевывает). Вы - ублюдки.
Уриил смотрит на него каменным взглядом. Сэм щурится, когда по комнате вдруг проносится порыв ветра, а, когда открывает глаза, Уриил стоит прямо перед ним.
Уриил (с ледяным спокойствием): Единственная причина, по которой ты всё ещё жив, Сэм Винчестер - потому что ты полезен. В тот миг, как это изменится, в тот миг, когда от тебя будет больше вреда, чем пользы… Одно слово… Единственное… И я обращу тебя в прах. (Сэм, старающийся не опускать глаз под взглядом ангела, невольно слабо кивает. Уриил отворачивается, идет к выходу, но потом останавливается, снова поворачивается к Сэму). Что же до твоего брата… (глаза Сэма тревожно расширяются) Передай ему, что, может, не стоит садиться на лошадь не по росту. (Во взгляде Уриила мелькает что-то, схожее с чувством торжества (как-то мелочно это для ангела)). Спроси Дина… Что он помнит об аде?
Оставив оцепеневшего Сэма стоять посреди комнаты, Уриил исчезает с порывом воздуха и звуком хлопающих крыльев. Сэм оглядывает пустой номер.

Парк. День
Светит солнце, в парке полно играющих детей. Дин, сидя на скамейке, с тенью улыбки наблюдает, как дети возятся на игровой площадке. На соседней скамейке объявляется Кастиэль.
Дин: Дай догадаюсь. Пришел сказать "я же тебе говорил"?
Кастиэль (покачав головой, смотрит на детей): Нет.
Дин (кивнув): Хорошо, потому что мне всё равно.
Кастиэль: Я здесь не затем, чтобы судить тебя, Дин.
Дин (повернувшись к нему): Тогда зачем ты здесь?
Кастиэль: Наш приказ…
Дин (с досадой отворачиваясь): Да, знаешь, я уже наслушался об этих ваших приказах.
Кастиэль (как будто охотник не перебивал его): Наш приказ заключался не в том, чтобы не дать вызвать Самайна. Нам велено было делать то, что ты скажешь.
Дин (пялится мгновение на ангела, потом с недоверчивой усмешкой уточняет): Вам приказали следовать моим приказам?
Кастиэль: Это было испытание. Чтобы посмотреть, как ты будешь действовать… в боевой обстановке, если можно так сказать.
Дин (разводя руками, предполагает): Это была ведьма. Даже не особо опасная? (Кастиэль тихо смеется). Так я провалил ваше испытание, а? Понимаю. (Он качает головой, хмуриться, облизывает губы). Но знаешь что? Если бы ты снова взмахнул своей волшебной палочкой и отправил меня в путешествие во времени, и нам пришлось бы всё это повторить, (он с хмурой решимостью смотрит на Кастиэля), я принял бы то же самое решение. Потому что, видишь ли, я не знаю, что случится, когда эти печати будут сняты. Черт, я даже не знаю, что завтра-то случится. Но я знаю, что вот это… (он взглядом обводит парк и детскую площадку) Эти дети, качели, деревья - всё это еще здесь благодаря моему брату и мне.
Кастиэль (слабо кивает, смотрит ему в глаза): Ты неверно меня понял, Дин. Я не такой, каким ты меня считаешь. Я молился, чтобы ты решил спасти город.
Дин (скептически): Правда?
Кастиэль (кивает, наклоняется вперед): Эти люди… Они все - творения моего Отца. Они - произведения искусства. (Дин смотрит задумчиво и слегка недоверчиво. Кастиэль вздыхает). И всё же, хоть вы и остановили Самайна, печать была снята. И мы ещё на шаг приблизились к аду на Земле. (Дин тяжело вздыхает с долей раздражения, и Кастиэль тут же добавляет). И это не просто выражение, Дин. Я говорю буквально. Ты лучше всех должен понимать, что это значит. (Взгляд Дина останавливается, лицо застывает. Кастиэль отворачивается в сторону). Скажу тебе ещё кое-что, если ты пообещаешь не рассказывать об этом ни единой душе.
Дин (кивнув): Ладно.
Кастиэль: Я не… послушное орудие, как ты нас назвал. (Дин легко хмурит брови). У меня есть вопросы. Я… У меня есть сомнения. Я уже не знаю, что правильно, а что - нет. Не знаю, выдержал ты испытание или провалился. (Дин растерянно моргает). Но в скором времени тебе придется принять много решений. Я не завидую тяжести ноши на твоих плечах, Дин. (Он пристально смотрит на старшего Винчестера с болью и состраданием). Воистину не завидую.
Дин проглатывает ком в горле, смотрит на играющих детей, а, когда снова переводит взгляд на ангела, соседняя скамейка пуста, и Дин снова один.

Финальные титры.
______________________________________________________
(1) Название эпизода отсылает нас к специальному выпуску анимационного "Шоу Чарли Брауна" "Это Великая Тыква, Чарли Браун / It's the Great Pumpkin, Charlie Brown" (1966) с персонажами комикса Чарльза Шульца "Арахисы / Peanuts". Великая Тыква – создание, существующее лишь в воображении героя шоу Лайнуса Ван Пельта, который каждый год встречает Хэллоуин на тыквенном поле, ожидая появления Великой Тыквы, одаряющей подарками хороших детей и игнорирующей тех, кто в неё не верит (не путать с Санта Клаусом и Пасхальным Кроликом!). Выпуск послужил источником одной из самых известных цитат (относящейся к Лайнусу и Великой Тыкве): "Есть три вещи, насчет которых я научился с людьми не спорить: религия, политика и Великая Тыква".
(2) Агент Сигер…
Очень успешный американский рок-музыкант Роберт Кларк Сигер (р. 6 мая 1945), более известный как Боб Сигер.
(3) Хэллоуин и Самайн.
Название «Хэллоуин» произошло от англ. All Hallows’ Even, буквально «канун всех святых», так как Хэллоуин празднуется накануне Дня всех святых.
Как совершенно верно указывает Сэм, праздник имеет кельтские корни и продолжает кельтские традиции (изменив в чем-то их первоначальный вид и значение). Кельтский календарь делил год на две части — темную, начинавшуюся в конце октября — начале ноября (месяц Самониос) и светлую. Светлая часть начиналась в марте — апреле (месяц Гиамониус). Смена частей года, как и месяцев, происходила с наступлением полнолуния. Вместе с наступлением темной части года, в первые три ночи самониоса, кельтами праздновался новый год. Впоследствии произношение изменилось соответственно правилам произношения гэльских языков, и к началу нашей эры праздник стал называться Самайн, как и соответствующий ему месяц.
Но вот демон Самайн – персонаж книжно-киношный, а не мифологический, и к кельтским легендам отношения не имеет.
(4) Агент Гедди, агент Ли.
Гедди Ли - один из трёх участников канадского трио Rush (бас-гитара, вокал).
(5) Эмансипированный подросток.
Подросток, чья полная гражданская дееспособность признается (по решению органа опеки и попечительства или суда) раньше достижения совершеннолетнего возраста. Экономически и социально независимый подросток, обладающий всеми правами "взрослого", как, впрочем, и "взрослой" ответственностью.
(6) Уриил(евр.’ūrī’ēl, «свет божий», «пламя божье»), в иудаистической и христианской мифологии один из старших ангелов (архангел). Он является проводником Еноха в его видениях, предстаёт царём ангелов, наблюдает за адом, исполняет роль божественного посланца, оповещающего Ноя о приближении конца света («Книга Еноха» 9,1; 10, 1; 19—21 и др.). В другом апокрифе (3-я книга Ездры) Уриил с помощью парадоксальных вопросов в духе книги Иова, пронизанных космической образностью, наставляет Ездру, вследствие торжества зла охваченного сомнениями в божественной справедливости. Агадическая традиция, связывающая Уриила с огнём и светом, делает его покровителем первого (солнечного) дня недели, возлагает на него ответственность за зимнее тепло. В «Книге Еноха» У. выступает в роли просветителя, обучающего вселенским тайнам (72—80); в этом значении его имя употреблялось на средневековых амулетах.
(7) Асс-тронавт.
Снова непереводимая игра слов. Дин хочет выругаться, но в последний момент превращает выражение в нечто более приличное.
(8) Иисус на тортилье.
Одна из религиозных легенд Нью-Мексико – о появлении образа Иисуса Христа на тортилье (кукурузной лепешке).
(9) Малыш Рут.
Джордж Герман Рут Младший (1895-1948) по прозвищу "Бейб (Малыш) Рут" считается величайшим бейсбольным игроком. В течение своей 22-летней профессиональной карьеры Малыш закрепил за собой репутацию самого плодотворного отбивающего в команде "Янки".
(10) Американка Бетти Крокер является одним из лучших рекламных образов XX столетия, известной радиоведущей, а также автором более чем 200 книг по кулинарии.


Дата публикации: 05/01/2009
Прочитано: 4957 раз
Дополнительно на данную тему:
4.16. На кончике иглы / On The Head Of A Pin
4.17. Its A Terrible Life / Эта ужасная жизнь
4.18. The Monster At The End Of This Book / Монстр на последней странице
4.19. Jump The Shark / Крушение иллюзий
4.20. The Rapture / Ради благой цели
4.21. When The Levee Breaks / Когда плотина рухнет
4.22. Lucifer Rising / Освобождение Люцифера
4.01. Воскрешение Лазаря / Lazarus Rising
4.02. Ты там, Господи? Это я, Дин Винчестер
4.03. В начале / In The Beginning

Назад | Начало | Наверх
Supernatural является собственностью The WB Television Network и The CW Television Network. Все текстовые, графические и мультимедиа материалы, размещённые на сайте, принадлежат их авторам и демонстрируются исключительно в ознакомительных целях. Оригинальные материалы являются собственностью сайта, любое их использование (или модификация) за пределами сайта только с письменного разрешения администрации.


Supernatural Russia © 2006-2013 Silence & Marta

:: fiblack phpbb2 style by Daz :: PHP-Nuke theme by www.hellhole.org ::

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
The Russian localization - project Rus-PhpNuke.com