Привет, Гость!
Меню
· Главная
· Старый форум
· Магазин
· Форум магазина

Тексты
· Архив статей
· Эпизоды
· Обзоры
· Фанфики
· Пресса
· Транскрипты
· Энциклопедия

Медиа
· Галерея
· Русские субтитры
· Видео
· Музыка
· Прочее

Общение
· Форумы
· Чат
· Личные сообщения
· Связаться
  с администрацией

Прочее
· Поиск по сайту
· Список посетителей
 
Наш сайт в сети

 Supernatural.ru В Контакте 
 
Supernatural.ru в Diary

Supernatural.ru в Live Journal 
   
Supernatural.ru на Facebook
   
 Supernatural.ru на Twitter

 
Уголок юзера
Добро пожаловать, Гость
Логин
Пароль
Секретный код: Секретный код
Повторить код

(Регистр)
Зарегистрировались:
Последний: MarcCowle
Сегодня: 0
Вчера: 0
Всего: 94780

Посетителей онлайн:
Гостей: 8
Членов: 0
Всего: 8
 
Счётчики

Хотите разместить нашу кнопочку на своём сайте или в блоге? Пожалуйста!
Самый полный русскоязычный сайт о сериале Supernatural






Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

 
Российское ТВ

"Сверхъестественное"
в России




4 СЕЗОН

ПОНЕДЕЛЬНИКА ПО ЧЕТВЕРГ
В 1.45

Трейлер | Форум





AXN Sci-Fi

6 СЕЗОН

ПО БУДНЯМ В 22.15





 
Команда сайта

Администрация

SilenceMarta

Форум, Diary.ru
 Лучница, Nadin7
Jozefa, DestinyV,
SerJo, Dashita
Koryuu

Эпизоды, Субтитры
chandler, oncilla

В Контакте, Twitter,
LJ, Facebook
Marta, Nadin7

Переводчики
haven, Nadin7,
Лучница  chandler

Оформление

Nadin7

 

4 сезон
Описания эпизодов четвертого сезона и транскрипты.

4.22. Lucifer Rising / Освобождение Люцифера

Премьера: 14 мая 2009 г.
Автор сценария: Эрик Крипке
Режиссер: Эрик Крипке

Осталась единственная печать, ангелы припрятали в безопасном местечке свое главное оружие - Дина, в то время как Сэм наконец получает возможность убить Лилит.

Читайте далее транскрипт эпизода


Автор транскрипта:  Anelka
Диалоги: нат   



 

Надпись на экране: «Путь так далёк»


Звучит песня Kanzas - Carry On My Wayward Son. Перед нами самые ключевые эпизоды 4 сезона.


... Драка Сэма и Дина, первая встреча Дина с голосом ангела на пустой заправке из 4.01, самые острые моменты всех охот Винчестеров в 4 сезоне.


...Ангар из 4.01, где Дин впервые встретился с Кастиэлем.

Дин: Кто ты?

Кастиэль (расправляя крылья):  Кастиэль. Я - ангел Господень.


...Перед нами Сэм, изгоняющий демона из тела человека из эпизода 4.16.

Сэм: Во мне - кровь демона, Дин! Я - новый вид чудовища!


... Голос Анны: Лилит пытается снять 66 печатей и освободить Люцифера из ада.


... Дин выбирается из своей могилы...

Дин: И с чего ангелу спасать меня из ада?

Кастиэль: Потому что у нас есть для тебя работа.


Kanzas - Carry On My Wayward Son играет фоном на протяжении всех кадров.

*Однажды я поднялся над шумом и суетой*


... Медсестры из 4.21 стоят перед стеклом и смотрят на младенцев.

Голос Руби: Это не медсестра. Она - "личный повар" Лилит.


... Пророк Чак:  Пить кровь? Тебе должно быть ясно, что это неправильно.

Сэм:  Если бы в моих силах было прекратить это!


Kanzas

*Я взлетал всё выше*


...Сэм пьет кровь из раны Руби, демонша довольно улыбается.


Kanzas

*Но поднялся слишком высоко*


... Кастиэль на стоянке машин Бобби, принимая клятву верности от Дина:  Ты отдаёшь себя целиком и полностью служению Богу и Его ангелам?

Дин: Да, я клянусь.


4.17. Захария возвращает Дина в реальный мир прикосновением пальцев.

Дин: Ты - ангел, верно?

Ангел:  Я - Захария.


Kanzas

*...был безумцем*

*Я слышу голоса во сне*


Кастиэль (говоря о Чаке): Этот человек - божий пророк.


Kanzas

*Они говорят мне*

*"Так держать, мой блудный сын"*


...Сэм и Дин первый раз встречаются после воскрешения Дина...


... Сэм в бункере Бобби...


... Сэм: Я пью кровь демона не ради удовольствия!


... Дин (в номере мотеля из 4.21, кивая на Руби и пытаясь образумить Сэма): Она - отрава, Сэм! Взгляни, что она с тобой сделала!


Жестокая драка между братьями из 4.21.

Дин (лежа на полу и пытаясь восстановить дыхание): Если ты выйдешь за эту дверь... Обратно не возвращайся.


Сэм, бросив взгляд на лежащего брата, уходит.


Kanzas

*"Не плачь больше"*


Надпись на экране:

«Монастырь Святой Марии.

Илчестер, Мэриленд. 1972 год.»


Сводчатый монастырский переход. От порыва ветра гаснут свечи. Сильный порыв с завыванием врывается в небольшой зал, где священник не торопясь гасит свечи. Черный дым влетает в священника и заполняет его тело.

Священник: Боже мой! Нет!


Другой день.

Тот же самый священник читает молитву перед сестрами монастыря.

Священник (повернувшись спиной к сестрам и смотря на алтарь): Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, бла-бла-бла. Не введи нас во искушение, но избави нас... от лукавого.


Эти слова заставляют одну из монахинь нахмуриться.


Священник (повернувшись к монахиням лицом):  Нет слов истиннее, верно, сёстры? Хотя иногда, кажется, трудновато понять создателя. Порой я чувствую... весьма буквально...что годами блуждал по пустыне в поисках нашего Отца.


Священник не спеша идет между рядами скамеек и подойдя к двери зала, задвигает тяжелый засов.

Священник (опять медленно идя к алтарю): Ну, не «нашего» отца. Моего. Видите ли, он в темнице. Ваш папаша запер его там. Я почти оставил надежду. Но, "вы, маловеры"...Потому что я наконец нашёл его...


Все большее количество монахинь настораживается словам своего духовного отца, некоторые настороженно переглядываются между собой.


Священник (указывая на алтарь): Или, по крайней мере, место, где открывается дверь его клетки. Оно прямо здесь... В проклятой обители, можете себе представить? Жизнь - забавная штука.


Монахиня: Святой отец?..

Священник (повысив голос и заставив всех вздрогнуть от своего крика): Закрой свой чёртов рот, потаскушка! Хотя, полагаю, в этом есть смысл. Людишки забыли, но вообще-то, мой папа - ангел. Или был им. Наверное, какой-нибудь тупой ублюдок встал тут, перебрав святой водицы, и подумал: "Построю-ка я свою фабрику монашек". Ну...


Монахини в недоумении оглядываются и начинают шептать слова молитв.


Священник (посмеиваясь): Идея была верная, а вот ангел не тот.


Священник поворачивается лицом к алтарю, берет большой нож и его глаза заволакивает желтым.


Священник:  Так что.... Если кто из вас, девчата, верит в силу молитвы, сейчас самое подходящее время начать молиться.


Камера покидает зал, откуда спустя пару мгновений разносятся дикие вопли убиваемых монахинь, и останавливается на спокойном и умиротворенном лице статуи ангела, который в смирении прикрыл глаза и сложил для молитвы ладони.



Заставка «СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ»

Сезон 4. Эпизод

"Воскрешение Люцифера"


***

Заброшенный и одинокий дом в лесу. Сэм стоит,  облокотившись о машину,  и смотрит вдаль, ничего не замечая вокруг.


Руби (подойдя сзади и привлекая к себе внимание Винчестера): Сэм? Ты в игре?

Сэм (тряхнув головой и приводя мысли в порядок): Я в порядке. Идём.

Руби: Всё нормально?

Сэм: Сказал же - да.

Руби:  Слушай, я знаю, что не слишком подхожу на роль "жилетки"... Но Дин был неправ, когда сказал это о тебе.

Сэм (без каких-либо эмоций):  Нет, он всё верно сказал. Я его не виню - после всего, что я сделал...

Руби:  Ну, как закончим, вы, парни, всё уладите. То есть, вы всегда миритесь.

Сэм (горько улыбаясь):  Ты говоришь так, будто у меня есть будущее.

Руби:  Не говори так.

Сэм:  Я чувствую это в себе, Руби. Я изменился... Бесповоротно. Теперь пути назад нет.

Руби:  Сэм...

Сэм:  Послушай... Я знаю, что должен делать. Всё нормально. Я лишь говорю... Дину лучше держаться от меня как можно дальше. В любом случае, это неважно. Давай здесь заканчивать.


Сэм и Руби садятся в красную машину.


***

Дом Бобби. Дин стоит спиной к Бобби смотрит в окно невидящим взглядом.


Бобби (пытаясь обратить на свои слова внимание старшего Винчестера): Дин? Дин. Ты слышал хоть слово из того, что я сказал?

Дин (не отрывая взгляда от окна и не оборачиваясь):  Да, я тебя слышал. Я не буду ему звонить.

Бобби:  Не заставляй меня браться за оружие, мальчик.

Дин (наконец повернувшись к Бобби):  Мы почти у чёртовой пусковой кнопки Армагеддона. Тебе не кажется, что у нас сейчас есть дела поважнее?

Бобби:  Знаю, ты в бешенстве, и я не оправдываю то, что он натворил, Но он - твоя...

Дин: Кровь? Он - моя кровь... Это ты хотел сказать?

Бобби:  Он - твой брат, и он идёт ко дну.

Дин:  Бобби, я пытался ему помочь. Пытался. И смотри, что случилось.

Бобби:  Так попытайся ещё раз.

Дин:  Уже слишком поздно.

Бобби:  Никогда не поздно.

Дин (хоть голос Винчестера и гневен, но в глазах стоят слезы):  Нет! Проклятье! Нет. Мы должны взглянуть правде в глаза... Сэм никогда не хотел быть частью этой семьи. Он ненавидел эту жизнь с детства... Сбежал в Стэнфорд при первой возможности. И сейчас всё это - словно дежа-вю. Меня тошнит от этого, я устал за ним гоняться. К чёрту его. Пусть делает, что хочет.

Бобби:  Ты несерьёзно.

Дин: Нет, я серьёзно, Бобби. Сэм ушёл. Он ушёл. Я даже не уверен, что это - всё ещё мой брат. Если он вообще был им.

Бобби (выйдя из себя и сметя одном движением все книги со стола):  Ты глупый, тупой сукин сын! Поплачь! Прости, если тебе больно, принцесса!


Дин оторопело смотрит на приступ гнева друга.


Бобби (встав напротив Дина и сильно повысив голос): Тебе сдаётся, что семья нужна, чтобы радовать тебя... Может, ещё и яблочные пироги тебе печь? Она нужна, чтобы делать твою жизнь невыносимой! На то она и семья!

Дин (тоже повышая голос):  Я сказал ему: "Выйдешь за эту дверь - не возвращайся". И он всё равно ушёл. Это был его выбор!

Бобби:  Говоришь, как сопливый нюня.


Дин устало отходит от Бобби, избегая его взгляда.


Бобби (не отставая): Нет. Говоришь, как твой отец. Ну, позволь кое-что тебе сказать... Твой отец был трусом.

Дин (не веря своим ушам):  О моём отце многое можно сказать, Бобби, но "трус"?

Бобби:  Он предпочёл оттолкнуть Сэма вместо того чтобы помочь ему. По мне, это не храбрость. Ты куда лучше своего отца. Так что окажи услугу нам обоим... Не будь им.


Пытаясь осознать слова Бобби, Дин опять подходит к окну и смотрит вдаль.  Обернувшись, он обнаруживает за своей спиной уже не комнату дома Бобби, а великолепный будуар, времен Золотого века Франции: на стенах белые с золотом панели, старинные гобелены, мебель с загнутыми ножками, бронзовые статуэтки на столиках, вместо электрического света - канделябры со свечами. Дин обходит помещение, пытаясь понять, как очутился в столь шикарном помещении.


Кастиэль (беззвучно появляясь за спиной Винчестера): Привет, Дин. Время пришло.


***

Больница.

Демон в теле девушки-медсестры вывозит из палаты, где находятся счастливые родители, малыша.


Медсестра: Мы отвезём тебя к другим деткам, сладуля. Дадим мамочке с папочкой поспать немного. Он - такой красивый ребёнок. Просто прелесть.


Идя по коридору, девушка-демон напевает песенку. Однако девушка проходит мимо палаты, где лежат все малыши, и выезжает с этажа в технические помещения.


*Пекарь, испеки пирожок,

испеки пирожок..."

*Испеки пирожок поскорей.*

*Замеси и скатай и укрась буквой "Б",*

*а потом поставь его в печь*


Глаза девушки становятся черными. Вдруг, невидимая сила отрывает ее от каталки с малышом,  уносит ее в другой конец коридора и впечатывает в стену. В коридоре появляются Сэм и Руби.


Сэм (вставая напротив пригвожденной к стене демонше): Надо поговорить.


***

Апартаменты, куда ангелы доставили Дина. Посредине комнаты, напротив шикарного камина, стоит мраморный стол и два стула. На столе пустая чаша  из красного хрусталя. На стенах картины, около камина - арфа. Дин без интереса обходит комнату, смотря вокруг исподлобья. Обернувшись к столу, он видит блюдо с гамбургерами и чашу с охлажденным пивом. Винчестер в недоумении подходит к столу и достает изо льда одну из бутылок своего любимого пива. В комнате, как всегда из ниоткуда, появляются Захария и Кастиэль, Кас стоит чуть за спиной у Захарии.


Захария (мило улыбаясь Дину): Привет, Дин. Недурственно выглядишь.

Дин (ставя бутылку на место и разводя руками вокруг):  А это что такое? "Шикарная жизнь Зака и Каса"?


Ни Захария, ни Кастиэль не оценили шутки Винчестера.


Дин (замявшись): Это... Проехали. Так что это такое? Где я, чёрт возьми?

Захария (протягивая Дину бургер):  Назовём это гримёркой. Мы близимся к громкому финалу. Хотим, чтобы ты был в безопасности, пока не начнется шоу. Попробуй бургер. Это - твои любимые. Из той прибрежной забегаловки в Делавэре. Кажется, тебе было 11.

Дин:  Я не голоден.

Захария (с видом джина, готового исполнить любое желание Дина):  Нет? Как насчет Джинджер из 2-ого сезона "Острова Гиллигана"? Ты ведь сох по ней, верно?

Дин (заведя глаза и оценивая предложение): Заманчиво. Странно.

Захария:  Мы бесплатно добавим Мэри Энн.

Дин:  Нет, нет. Давайте... погодим с симуляторами, ладно? Я хочу знать план игры.

Захария:  Предоставь нам волноваться об этом. Мы хотим, чтобы ты... сосредоточился, расслабился.

Дин:  Я, того и гляди, взбешусь и свалю, так что начинайте говорить, комики.

Захария (прохаживаясь по комнате):  Все печати сняты. Кроме одной.

Дин:  Внушительный счёт. Это... В одном ряду с "Вашингтон Дженералс".

Захария (проходя мимо Дина и похлопывая его по плечу):  По-твоему, сарказм уместен, а? Учитывая... что ты всё это начал? Но с последней печатью... будет иначе.

Дин:  Почему?

Захария:  Её должна снять Лилит. Она - единственная, кто может это сделать. Завтра ночью. В полночь.

Дин (оживившись):  Где?

Захария:  Мы над этим работаем.

Дин: Работайте усерднее.

Захария:  Мы своё дело сделаем. Ты только выполни свою часть.

Дин:  Да? И в чём именно она заключается? Если мне предначертано её остановить,

как я это сделаю? Ножом?

Захария:  Всему своё время.

Дин: А сейчас не время?

Захария:  Верь.

Дин: Что, в вас? Назови хоть одну достойную причину, почему я должен вам верить.

Захария:  Потому что ты поклялся повиноваться. Так повинуйся.


Захария подходит вплотную к Дину и пронизывает его взглядом, все это время Кас неподвижно стоит позади. Дин бросает на него взгляд, но Кас старается отвести взгляд.


***

Заброшенный дом.

В камине полыхает огонь, повсюду беспорядок, раскиданные вещи, поломанная мебель. На столе лежит медсестра-демон, никакие путы ее не связывают, но ее тело сводит судорогой боли.


Медсестра - демон (пытаясь повернуть голову и осмотреться): Что, никакой дьявольской ловушки?

Сэм (появляясь в зоне ее видимости): Они мне не нужны.

Медсестра - демон (повернув голову в сторону Сэма и улыбаясь):  Посмотрите на него... Экий качок. Прямо как Алекс Родригез и Мадонна.

Сэм:  Где Лилит?

Медсестра - демон: Я тебя не боюсь.

Сэм:  Вообще-то, боишься. И не напрасно.

Медсестра - демон: Слушай, какой мне от этого прок? Ладно, я рассказываю тебе -

ты меня убиваешь. Я тебе не рассказываю - ты всё равно меня убиваешь. Я как-то выбираюсь - Лилит наверняка меня убивает. Так какой мне интерес?

Сэм:  Думаю, тебе стоит волноваться о том, что будет прежде, чем ты умрёшь.


Сэм направляет на демона свою силу, девушку скручивает от яростной боли, она дико кричит.


***

«Гримерка», где Дин ждет призыва ангелов. Винчестер ходит по комнате, вертя в руках телефон.

Дин (тяжело вздохнув и открыв крышку телефона, набирает клавишу быстрого набора номера): А, пошло оно всё.


Голос автоответчика: "Это Сэм. Оставьте сообщение".


Дин (запинаясь и собираясь с мыслями):  Эй... Это я. Послушай, я перейду прямо к делу. Я всё ещё в бешенстве. И задолжал тебе хорошую трёпку. Но... Я не должен был так говорить. Ты же знаешь, я - не отец. Мы братья. Ты знаешь, что мы - семья. И... Как бы плохо всё ни было, это не изменится. Сэмми, я сожалею...


 На последних словах у автоответчика заканчивается лимит записи.


***

Заброшенный дом.

Сэм пытает демона в теле медсестры, девушка дико кричит и выгибается от боли.


Медсестра - демон (задыхаясь от боли): Хватит! Перестань, прошу тебя!

Сэм: Скажешь мне, где она?

Медсестра - демон: Ладно. Отлично, только... дай мне умереть.

Сэм (отводя руку от девушки и останавливая пытку):  По рукам.

Медсестра - демон (пытаясь восстановить дыхание):  Завтра ночью. В полночь. Она будет в монастыре... Святой Марии в Илчестере, Мэриленд.

Сэм:  В монастыре?

Медсестра - демон: Лилит... Собирается снять последнюю печать.

Сэм: И какова последняя печать?

Медсестра - демон:  Не знаю.


Сэм опять наводит на девушку руку и она начинает вопить от разрываемой ее боли.


Медсестра - демон:  Не знаю! Я ее знаю! Я не знаю! Клянусь! Нет! Пожалуйста! Умоляю, убей меня! Пожалуйста!

Сэм (намереваясь изгнать демона): Прекрасно.

Руби (останавливая Сэма):  Постой. Ты не можешь этого сделать.

Сэм: Почему?

Руби:  Потому что мы должны взять её с собой. Это последняя атака на "Звезду Смерти", и тебе нужно больше крови, чем я могу дать.

Медсестра - демон (в надежде смотря на Сэма): Ты обещал.

Руби: Прости, сестрёнка. Ты ходячий говорящий генератор.

Медсестра - демон (переводя взгляд на Руби): Сучка!

Руби:  Знаю. В наши дни никому нельзя верить.

Медсестра - демон (чуть улыбнувшись):  Вы не сможете вот так, запросто,

выпотрошить меня.

Руби: Неужто?

Медсестра - демон: Не забывай - ты пустишь кровь не только мне. Вообще-то, думаю, я передохну чуток в подсознании. Дам ей немного порулить.

Сэм:  О чём ты говоришь?

Медсестра - демон (безразличным голосом): Синди МаКеллен. Медсестра. Живо просыпайся!


Демон уходит глубже в сознание девушки, и тело обмякает на столе. Сэм и Руби переглядываются. Девушка приходит в себя - демон где-то в глубине нее. Синди пытается выровнять дыхание и понять, где она находится.


Синди: Что? Где я? Боже мой! Я не могу двигаться. Что происходит? Помогите! Прошу, помогите мне.

Руби (сдерживая гнев): Здорово.


Сэм лишь ошарашено переводит взгляд с Руби на девушку на столе.


***

Надпись на экране.

«Монастырь Святой Марии. Илчестер, Мэриленд. 1972 год.»   

Перед нами зал, с которого начиналась серия. Все монахини убиты - изрезаны ножом, на полу лужи крови. Одна из них в позе распятого Христа лежит на алтаре. Желтоглазый демон в теле священника преклоняет колени перед алтарем.


ЖГД (на его лице и одежде кровь убитых женщин):  Слушай, отче... Я не из тех, кто молится, и всё же... Я принёс жертву. У меня для тебя целая куча монашек. Так... Ты слышишь меня? Можешь прошептать через дверь?


Свечи чуть колыхаются от ветра. ЖГД улыбается - отец услышал его. Вдруг монахиня, распятая на алтаре, глубоко вздыхает и чуть подрагивает. Из ее рта доносится утробный голос.


Голос: Я здесь, сын мой.

ЖГД (не вставая с колен):  Я так рад слышать твой голос, падре. Я так долго тебя искал. Ты и понятия не имеешь. Другие утратили веру. Жалкие безбожники. Но не я.

Голос: Хорошая работа.

ЖГД: Так...Как мне тебя освободить?

Голос: Лилит.

ЖГД: Лилит? Отец, она... Заперта в самых глубинах ада. Это будет непросто.

Голос: Лилит. Лилит может снять печати.

ЖГД:  Да, хорошо. Но что мне делать?

Голос: Ты должен найти мне ребёнка. Очень особенного ребёнка.

ЖГД:  Что ты имеешь в виду? Какого ребёнка?


***

Заброшенный дом.

Сэм изучает информацию на мониторе ноутбука.


Сэм: Что за шуточки?

Руби: Что?

Сэм (изучая местную газету Илчестера, на фотографии изображен священник, в которого вселился ЖГД):  Слушай. Монастырь Святой Марии закрылся в 1972-ом. После того, как священник распотрошил восемь монахинь.

Руби (стоя спиной к Сэму и перебирая оружие на столе):  Этюд в черных, белых и красных тонах?

Сэм:  Это не смешно. Священник заявил, что невиновен. Сказал, что его заставил демон. И что он даже помнит имя этого демона.

Руби:  И?

Сэм: Азазель.

Руби (вскинув брови и подойдя к Сэму): Значит, Лилит, Желтоглазый... Все звёзды отметились. Определённо придаёт вес местечку.

Сэм: Там будет снята последняя печать.

Руби: Для меня этого достаточно. Упакуем сестричку Бетти - и в путь.

Сэм:  Эй, может быть... Послушай...

Руби: Что?

Сэм (бросив на бездыханное тело медсестры на столе): Может, найдём другого демона?

Руби:  Сэм, нет. Все эти уговоры "не трогайте меня" - сплошь притворство. Она с тобой играет.

Сэм: Я не уверен.

Руби:  Если и нет, в ней всё ещё дремлет адская стерва. Да ладно тебе. Не то,

чтобы ты раньше такого не делал.


Некоторое время спустя. Сэм практически волочит за собой сопротивляющуюся Синди к машине.


Синди: Нет! Прошу вас, не надо! Выслушайте меня. Я Синди МакКеллен, детская медсестра из окружной больницы Энфилда. У меня есть муж, Мэтью. Мы женаты шесть лет. Он будет жутко беспокоиться. И я даже не знаю, кто вы. Я никому ни слова не скажу.


Не обращая на слова медсестры никакого внимания, Сэм пытается затолкать ее в багажник машины, где на днище нарисована дьявольская ловушка.

Синди (крича и пытаясь вырваться): Прошу, просто отпустите меня. Нет! Нет!


Однако Сэм оказывается сильнее и из багажника доносятся приглушенные вопли медсестры.


Синди: Нет! Пожалуйста! Помогите!


***

«Гримерка», где Дин ждет призыва ангелов. Винчестер все также накручивает круги по комнате. Подойди к одной из фарфоровой статуэтки, изображающей ангела, он делает вид, что случайно задевает фигурку, и она с дребезгом разбивается, при этом Дин делает совершенно невинное лицо и невозмутимо наблюдает за падением статуэтки.


Кастиэль (появившись как всегда из ниоткуда): Ты хотел меня видеть?


По лицу Дина видно, что он связал падение статуэтки ангела с появлением Каса.


Дин: Да, слушай, мне кое-что нужно.

Кастиэль: Всё, что пожелаешь.

Дин:  Мне нужно, чтобы ты взял меня к Сэму.

Кастиэль: Зачем?

Дин:  Я должен с ним кое о чём поговорить.

Кастиэль: О чём?

Дин: Об утреннем сидении на толчке. Какая тебе разница? Просто исполни это в темпе.

Кастиэль: Не думаю, что это разумно.

Дин:  Я не спрашивал твоего мнения.

Кастиэль: Забыл, что случилось в последний раз, когда вы виделись?

Дин:  Нет. В этом всё и дело. Слушай, я сделаю всё, что вы хотите, ладно? Мне только надо уладить одно-единственное дело. Пять минут - это всё, что мне нужно.

Кастиэль: Нет.

Дин:  Что значит "нет"? Ты говоришь, что я здесь заперт?

Кастиэль: Ты можешь идти, куда пожелаешь.

Дин:  Супер. Я желаю увидеться с Сэмом.

Кастиэль: Кроме как туда.

Дин:  Я хочу прогуляться.

Кастиэль: Замечательно. Я пойду с тобой.

Дин:  Один.

Кастиэль: Нет.

Дин (направляясь к двери):  Знаешь что? К чёрту болтовню. Я сваливаю отсюда.

Кастиэль: Через эту дверь?


Дин обернувшись к Касу, а потом обратно к двери, видит, что вместо двери появилась стена. Кас опять исчезает из комнаты.


Дин:  Проклятье.


***

Руби и Сэм едут в машине.

Сэм в нерешительности держит перед собой смартфон, где на экране мигает надпись:

«1 голосовое сообщение от Дина.» Сэм долго смотрит на смартфон, не решаясь прослушать сообщение. В салоне автомобиля слышны вопли демона из багажника.


Руби (оборачиваясь от дороги и кинув взгляд на Сэма): Ты как 12-летняя девчонка.

Просто прослушай его - и дело с концом.

Сэм:  Не лезь не в своё дело.

Синди:  Выпустите меня!

Сэм:  Боже, хотел бы я, чтобы она уж заткнулась, наконец.

Руби:  Ну, это можно организовать. Я не понимаю. Демоны, которых ты убил ножом... Что, по-твоему, стало с телами их хозяев? В чём разница?

Сэм: Мне должно от этого полегчать?

Руби:  Знаю, тебе тяжело приходится, Сэм. Но мы - у финишной прямой. Не время быть бабой.

Сэм: Ты прекратишь? Я собираюсь выпить кровь невинной женщины, пока она смотрит.

Руби:  И в результате спасёшь мир.

Сэм (в сомнении качая головой): Не знаю, просто... Я начинаю думать... Может, Дин был прав.

Руби: В чём?

Сэм: Во всём.

Руби:  Мы доведём дело до конца, так ведь, Сэм? Сэм?


Вопли Синди не прекращаются.


***

Апартаменты.

Дин крушит стену канделябром. Но дыра моментально исчезает и стена снова не имеет каких-либо повреждений.


Дин (проведя ладонью по целой стене и отбрасывая канделябр): Сукин сын.

Захария (возникнув за спиной Дина):  Кончай кидаться дерьмом, как обезьяна-ревун, а? Это неприлично.

Дин (подходя вплотную к ангелу и еле сдерживая ярость): Выпусти меня отсюда.

Захария:  Как я и сказал - снаружи опасно. Кругом рыскают демоны.

Дин:  Мне весь год надирали задницу, а теперь вы паритесь о моей безопасности? Ты врёшь. Я хочу видеть своего брата.

Захария:  Это... неблагоразумно.

Дин: Меня тошнит от твоих дерьмовых загадок. И от твоей самодовольной жирной рожи. Какого чёрта здесь творится, а? Почему я не могу видеть Сэма? И как я убью Лилит?

Захария: Никак. Ты не убьёшь Лилит.

Дин (в недоумении): Что?

Захария:  Лилит снимет последнюю печать. Это свершившийся факт. Поезд отошёл от перрона.

Дин:  Но мы с Сэмом, мы можем остановить...


Догадка пробегает по лицу Винчестера. Захария удобно устраивается на одном из диванчиков.


Дин: Ты не хочешь остановить это, верно?

Захария (ангел отражается в десятке зеркал, образующих анфиладу): Нет, никогда не хотел. Конец близок. Апокалипсис идёт, малыш. В ближайшем кинозале.

Дин:  Тогда к чему было всё это дерьмо о спасении печатей?

Захария: Наша пехота на земле...  Мы не могли выложить им всю правду. Иначе тут была бы революция. Подумай, разве позволили бы мы снять 65 печатей, если бы этого не хотело высшее руководство?

Дин (тяжело опираясь на спинку стула):  Но зачем?

Захария: А почему бы и нет? Апокалипсис. Неудачное название, плохая реклама... Это отталкивает людей. Тогда как это всё равно, что бой Али и Формана. Только размах чуть побольше. И у нас неплохие шансы.


Дин впервые обращает внимание на картины на стене, большая часть из них изображают сюжеты из Библии о конце света: ангелы и демоны, люди и кровь, страдание и боль.


Захария: Когда наша сторона победит, а так оно и будет... Наступит рай на земле.

Что тут может не нравиться?

Дин:  Что станет с людьми во время вашей маленькой разборки?

Захария:  Ну... Не разбив яиц, яичницу не приготовишь. В этом случае... целый воз яиц, но суть ты ухватил. Послушай...  Это случится. Нам не впервой ставить планете такую клизму.


Дин бросает взгляд на одну из тяжеленных бронзовых фигурок на столике у стены.


Захария: Нет, Дин. Лучше не пытайся раскроить мне череп этой штукой. Для тебя это может закончиться не слишком приятно.

Дин:  Что насчёт Сэма? Он не утихомирится, он остановит Лилит.

Захария (вздохнув): Сэм - часть игры. Очень важная часть. Его, возможно, требуется подтолкнуть в нужном направлении, но я приму меры, чтобы он исполнил свою роль.

Дин:  Что это значит? Что ты собрался с ним сделать?

Захария:  Сэм, Сэм, Сэм. Марша, Марша, Марша. Забудь о нём, а? У тебя есть заботы поважнее. Почему, думаешь, я тебе открылся? Ты, правда, жизненно важен, Дин. Мы не лгали насчёт твоей судьбы. Просто опустили несколько существенных деталей. Но ничего не изменилось. Ты - избранный. Ты можешь это остановить. Только «это» - не Лилит или Апокалипсис. Вот и всё.

Дин:  Тогда остаётся?


Ангел и Винчестер смотрят на картину Йосу Лиферинкса "Архангел Михаил, убивающий зверя".

Захария (восхищенно смотря на картину):  Люцифер. Ты остановишь Люцифера. Ты - наш маленький Рассел Кроу. И такой же грубиян. И когда всё это закончится... И ты победишь, награда будет... Невообразимой. Мир, счастье... Две девственницы и 70 шлюх.


Дин смотрит на ангела, как на помешенного.


Захария:  Поверь мне, когда-нибудь мы будем со смехом вспоминать об этом.

Дин:  Скажи мне кое-что. Каким боком тут Бог?

Захария:  Бог? Бог закончил шоу.


После этих слов Захария опять исчезает. Дин переводит взгляд на картину, изображающую Архангела и пытается осознать происходящее.


***

Ночь. Монастырь Святой Марии. Илчестер, Мэриленд.

Монастырь заброшен и опустел, по коридору лишь одиноко прогуливается охранник с фонариком в руках. По пустым коридорам разбросан мусор, листья, в углах пыль и паутина.

Сзади охранника бесшумно появляется Лилит в своем последнем теле блондинки, на ней облегающее белое платье с глубоким вырезом.


Лилит (широко улыбаясь): Как дела?

Охранник (наведя луч света на нее): Леди, это частная собственность. Вам не следует здесь находиться.

Лилит:  Но я пришла на мессу, и ты тоже.


Глаза Лилит заволакивает белым, а охранник хрипит в предсмертных муках.


***

Апартаменты.

Дин пытается дозвониться до Сэма, однако в трубке лишь сильные помехи.


Кастиэль (появляясь за Дином): Тебе до него не дозвониться, Дин. Ты вне зоны приёма.

Дин:  Что вы собрались делать с Сэмом?

Кастиэль:  Ничего. Он сам всё сделает.

Дин: И что это должно значить? Точно, конечно же. Надо блюсти политику компании. Почему ты здесь, Кас?

Кастиэль:  Мы через многое прошли вместе. Я просто хочу сказать: сожалею, что всё так закончилось.

Дин:  Сожалеешь?


Дин наносит Кастиэлю удар в челюсть, однако ангел лишь отводит в сторону лицо, а Дин хватается за ушибленную руку.


Дин: Это Армагеддон, Кас. Одним сожалением тут не отделаешься.

Кастиэль:  Постарайся понять. Это - предначертание. Это - твоя...

Дин: Судьба? Не впаривай мне это "святое" дерьмо. Судьба, Божий замысел... Это всё сплошная ложь, жалкий тупой ублюдок! Средство для твоих боссов держать нас с тобой на коротком поводке. Знаешь, что реально? Люди, семьи. Это - настоящее. И ты будешь смотреть, как все они сгорят?

Кастиэль:  Что здесь стоит спасать? Я не вижу здесь ничего, кроме боли. Я смотрю тебе в душу и вижу муки совести, гнев, сумятицу... В раю всё прощено. Там ты будешь в мире. Даже с Сэмом.

Дин:  Можешь взять свой мир и засунуть в свой невинный зад. Я предпочту боль и муки совести, я даже приму Сэма таким как есть. Это куда лучше, чем быть степфордской сукой в Раю! Всё просто, Кас! Хватит этой фигни насчет "хорошего солдата". Есть правильное и неправильное, и ты это знаешь.


Кас устав слушать Дина, поворачивается к нему спиной, однако Дин решительно разворачивает ангела к себе лицом.


Дин: Посмотри на меня! Ты это знаешь! Ты тогда собирался мне помочь, верно? Ты собирался предупредить меня, прежде чем тебя утянули назад в библейский лагерь. Помоги мне... сейчас. Прошу тебя.

Кастиэль (в сомнении):  Чего ты от меня хочешь?

Дин:  Возьми меня к Сэму. Мы можем остановить это, пока не поздно. Если я это сделаю, на нас всех объявят охоту. Нас всех убьют.

Дин:  Если за что и стоит умереть... Так именно за это. Ты бесхребетный, бездушный сукин сын. С чего тебя заботит смерть? Ты уже мёртв. Всё, довольно.

Кастиэль:  Дин.

Дин (обреченно отходя в сторону и поворачиваясь к Кассу спиной): С меня хватит.


Повернувшись, Винчестер видит, что ангел опять исчез без каких-либо объяснений.



***

Сэм и Руби на дороге, ведущей к монастырю. На старом, запыленном и облезшем указателе надпись: «Монастырь Святой Марии, 3 километра». Сэм в нерешительности застыл перед указателем.


Руби (в нетерпении поигрывая ножом):  Сэм, пора. Так мы действуем или нет?

Сэм:  Дай мне подумать минутку.

Руби: Сэм...

Сэм (выходя из себя):  Дай мне чёртову минуту, Руби!

Руби:  Лучше думай быстрее.


Сэм достает из кармана смартфон и слушает сообщение от Дина.

Голос автоответчика: «Первое непрослушанное сообщение».


Голос Дина в трубке: Слушай меня, ты, кровосос уродский. Отец велел мне спасти тебя или убить. Предупреждаю тебя сразу. Я сыт по горло попытками спасти тебя.

Ты - монстр, Сэм. Вампир. Ты перестал быть собой. И возврата нет.


С каждым словом «якобы Дина» в трубке, лицо Сэма становится все ожесточеннее и ему все труднее сдерживать слезы. Руби кротко улыбается за его спиной.


Сэм: Начнём.

Руби (направляясь к багажнику, откуда разносятся крики Синди): Слава Богу.


***

Апартаменты. Дин мечется по шикарной комнате, как лев в клетке. На столе все также стоит пиво и гора бургеров, проходя в очередной раз мимо тарелки с бутербродами, Дин берет один и подносит ко рту. Вдруг за его спиной появляется Кастиэль и с силой припечатывает Винчестера к стене и закрывает ему рот рукой. Дин в непонимании смотрит на ангела, а тот в свою очередь достает нож и при молчаливом согласии Дина делает надрез на своем запястье, затем чертит кровью знак на стене. В комнате появляется Захария.


Захария (негодуя): Кастиэль! Не против объяснить, какого чёрта ты творишь?


Кастиэль, не обращая внимания на ангела, продолжает чертить знак, и когда Захария приближается вплотную к Кастиэлю, дабы заставить прекратить его рисовать символ, Кас прикладывает окровавленную ладонь к символу и Захария исчезает в белом свете.


Кастиэль (протягивая Дину нож): Он исчез ненадолго. Мы должны быстро найти Сэма.

Дин:  Где он?

Кастиэль: Я не в курсе, но знаю того, кто в курсе. Мы должны остановить его, Дин. Он не должен убить Лилит.

Дин:  Но Лилит снимет последнюю печать.

Кастиэль: Лилит и есть последняя печать. Если она умрёт, наступит конец.


***

Дом пророка Чака. Комната завалена всяким мусором, журналами, книгами. Надпись на мониторе: «Воскрешение Люцифера» Карвера Эдлунда


Чак (разговаривая по телефону и прохаживая по комнате): Да? Одновременно? Серьёзно? Ничего себе! Звучит захватывающе.

Женский голос в трубке:  Это же Кэнди.

Чак: А какие у вас расценки?

Женский голос в трубке:  Мы можем предоставить одну девушку - по 1000 долларов за час.

Чак:  Ладно, тогда я возьму 20 девушек на всю ночь.

Женский голос в трубке: Сэр, я не уверена, что вы можете себе это позволить.

Чак:  Леди, иногда надо жить так, будто завтра не наступит.


В комнате появляются из ниоткуда ошалелый Дин и спокойный Кастиэль. Видя их, Чак приходит в изумление.


Чак (обращаясь к ангелу и Дину): Погодите. Этого не должно было случиться. 

Женский голос в трубке:  Сэр?

Чак:  Нет, леди, это определённо должно случиться, я чуть позже перезвоню. Я...


***

Монастырь Святой Марии. Вдоль сводчатого потолка длинного коридора стоят демоны в человеческих телах в стойке «смирно», молодой человек несет древнюю чашу, наполненную кровью к алтарю. На алтаре все приготовлено для ритуала - канделябр со свечами, дающими свет, книга заклинаний, запыленные банки с отвратительным содержимым. Лилит оборачивается к молодому человеку и принимает из его рук чашу. Руки молодого человека заметно трясутся.


Лилит: Не бойся, мы спасём мир.


Повернувшись к алтарю, Лилит ставит чашу на каменную поверхность, демонша оборачивается в коридор и все демоны в человеческих телах падают замертво. И вдруг в конце коридора появляется Сэм, за ним следует Руби. Лилит захлопывает тяжелые двери перед ними.


***

Дом Чака.

Дин изучает рукописи пророка.


Дин: "Святая Мария", это что, монастырь?

Чак: Да, но вас там быть не должно, парни. Вас нет в этой истории.

Кастиэль: Да... Ну, мы её подправим на ходу.


На мониторе появляются помехи, и изображение начинает мигать, двери шкафов сами открываются, из них падают вещи, в окне - яркий белый свет.


Чак: Боже! Опять!

Кастиэль (перекрикивая грохот падающих вещей):  Это архангел. Я задержу его! Я всех их задержу. Только останови Сэма!


Кастиэль отправляет Дина в очередное путешествие в пространстве одним прикосновением. Винчестер открывает глаза уже в монастыре Святой Марии.


В доме Чака ангельский свет пробивается сквозь окна дома. Кастиэль и Чак смотрят на свет, пророк сочувственно кладет руку на плечо ангела, тот лишь смотрит в его сторону.


***

Монастырь Святой Марии.

Сэм одним движением руки отворяет тяжелые врата в алтарную комнату, где Лилит готовится к ритуалу. Переведя силу удара на Лилит, Сэм отбрасывает демоншу к алтарю и та, вскрикнув от боли,  сильно ударяется головой. Сэм припечатывает Лилит к алтарю. В это время Дин появляется в том сводчатом коридоре, усеянном трупами людей, и видит Сэма, который заставляет Лилит корчится от боли. Но первой старшего Винчестера замечает Руби и, улыбнувшись, опять закрывает врата.

Сэм приближается к Лилит, в его ушах - звук пульсирующей крови.


Сэм: Я так давно... этого ждал.

Лилит: Тогда покажи, на что способен.


Сэм направляет свою силу на Лилит и на ее груди зажигается пламя и сжигает демона изнутри.


Дин (его голос приглушен и еле слышен из-за толстых стен и створок двери): Сэм! Сэм!


Услышав голос брата, Сэм на мгновение прекращает изгнание Лилит. Пульсация в голове Сэма не прекращается. Все прекращает свое движение для него и он воспринимает окружающую действительность в замедленном режиме.


Дин (изо всех сил колотя в дверь): Сэмми! Сэм!

Сэм (в недоумении оборачиваясь на дверь): Дин?


Руби (ее истеричный голос доносится до него издалека):  Чего ты ждёшь?! Убей её!

Дин:  Сэм!

Руби:  Сэм, давай!


Пульсация в голове Сэма становится все громче, заглушая крики брата и Руби, Винчестер переводит взгляд то на Руби, то на дверь.


Лилит (все также пригвожденная к алтарю, задыхаясь от смеха): Ты обратился во фрика. В монстра. А теперь не хочешь кусаться? Прошу прощения, но это и впрямь очаровательно.


Сэм опять наводит свою силу на Лилит, глаза Винчестера заволакивает черный цвет. Пульсация крови набирает неистовый темп, Сэм с ненавистью выжигает душу Лилит из тела. Лилит хрипит и корчится от боли. Яркий свет из ее тела пытается выбраться наружу. Безжизненное тело Лилит падает на каменный пол и из ее рта течет алая струйка крови. Глаза Сэма принимают естественный цвет. Кровь Лилит течет по кругу по каменным плитам и собирается в определенный узор.


Сэм (в ужасе смотря на кровь): Какого чёрта?

Руби (не сводя восхищенного взгляда с кровавого узора):  Поверить не могу.

Сэм (пытаясь обратить на себя внимание Руби):  Что происходит, Руби?

Руби:  У тебя получилось. Правда, всё чуть было не сорвалось, но... ты справился.

Сэм:  Что? С чем я справился?

Руби:  Ты открыл дверь. И теперь он, наконец, свободен. Наконец он свободен.

Сэм: Нет, нет, нет... Нет, он... Лилит... я её остановил. Я убил её!

Руби (восторженно):  "Ибо сказано, что первый демон станет последней печатью". И ты её снял. Теперь угадай, кто придёт на обед?

Сэм (в ужасе от совершенной ошибки):  О, Господи!

Руби (иронично):  Подумай получше.


Дин пытается вышибить тяжелые двери напольным канделябром.


Руби (повышая голос и переходя на крик): Ты понятия не имеешь, как это было тяжело. Все эти демоны по мою душу... Ни один не знал. Я была лучшей из этих ублюдков! Самой преданной! Даже Аластар не знал! Только Лилит! Знаю, ты сейчас немного зол, но брось, Сэм! Даже ты должен признать - я... я бесподобна!

Сэм (не сдерживая гнева):  Ты - сука! Лживая сука!


Сэм пытается изгнать демона из тела девушки, но лишь падает на каменный пол от бессилия.


Руби: Не поранься, Сэмми. Это бесполезно. Ты весь заряд потратил на босса.

Сэм (пытаясь прийти в себя):  Кровь? Ты меня отравила.

Руби:  Нет, это была не кровь. Это был ты... и твои решения. Я лишь предлагала тебе выбор, и ты всегда выбирал правильно. Тебе не нужны перья, чтобы летать. Ты всегда это мог, Дамбо. Знаю, сейчас это тяжело понять... Но это чудо. Такое долгожданное. Всё, что сделали Азазель и Лилит, только бы привести тебя сюда... И ты был единственным, кто мог это сделать.

Сэм:  Почему? Почему я?

Руби (присев к Сэму и проведя по его лицу рукой, пытаясь его успокоить): Потому что... Потому что это должен был быть ты, Сэмми. Всё дело всегда было в тебе. Ты спас нас. Ты освободил его. И он отблагодарит тебя. Ты даже не представляешь, как он тебе отплатит.


Наконец, Дин выламывает двери и врывается в алтарную комнату, выхватывая из-за пазухи нож.


Руби (заслоняя собой Сэма): Ты опоздал.

Дин (не обращая внимания ни на что, кроме Руби): Мне плевать.


В этот момент Сэм поднимается и сцепляет руки Руби за спиной, чтобы Дину удобнее было нанести удар. Дин вонзает нож в тело Руби, и яркий свет жжет демона изнутри. Сэм отталкивает от себя мертвое тело Руби. Братья впервые скрещивают взгляды - взгляд Сэм полон скорби и осознания своей ошибки, взгляд Дина - гневен и безжалостен.


Сэм (с трудом произнося): Прости.


Кровь Лилит, наконец, замыкается в адском символе, и из самой середины круга вырывается яркий белый свет, сопровождающийся грохотом и тряской. Винчестеры, не сводя взгляда со света, хватая друг друга за одежду, пытаясь устоять на шатающемся полу,  в ужасе смотрят на свет.


Дин: Сэмми, пошли отсюда.

Сэм: Дин...


Круг все расширяется, и свет заполняет все большее пространство алтарной комнаты.


Сэм (не сводя взгляд с круга): Он идёт.


Белый свет заполняет всю комнату.



Дата публикации: 07/10/2009
Прочитано: 2640 раз
Дополнительно на данную тему:
4.16. На кончике иглы / On The Head Of A Pin
4.17. Its A Terrible Life / Эта ужасная жизнь
4.18. The Monster At The End Of This Book / Монстр на последней странице
4.19. Jump The Shark / Крушение иллюзий
4.20. The Rapture / Ради благой цели
4.21. When The Levee Breaks / Когда плотина рухнет
4.01. Воскрешение Лазаря / Lazarus Rising
4.02. Ты там, Господи? Это я, Дин Винчестер
4.03. В начале / In The Beginning
4.03. В начале / In The Beginning. Комментарии

Назад | Начало | Наверх
Supernatural является собственностью The WB Television Network и The CW Television Network. Все текстовые, графические и мультимедиа материалы, размещённые на сайте, принадлежат их авторам и демонстрируются исключительно в ознакомительных целях. Оригинальные материалы являются собственностью сайта, любое их использование (или модификация) за пределами сайта только с письменного разрешения администрации.


Supernatural Russia © 2006-2013 Silence & Marta

:: fiblack phpbb2 style by Daz :: PHP-Nuke theme by www.hellhole.org ::

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
The Russian localization - project Rus-PhpNuke.com