Привет, Гость!
Меню
· Главная
· Старый форум
· Магазин
· Форум магазина

Тексты
· Архив статей
· Эпизоды
· Обзоры
· Фанфики
· Пресса
· Транскрипты
· Энциклопедия

Медиа
· Галерея
· Русские субтитры
· Видео
· Музыка
· Прочее

Общение
· Форумы
· Чат
· Личные сообщения
· Связаться
  с администрацией

Прочее
· Поиск по сайту
· Список посетителей
 
Наш сайт в сети

 Supernatural.ru В Контакте 
 
Supernatural.ru в Diary

Supernatural.ru в Live Journal 
   
Supernatural.ru на Facebook
   
 Supernatural.ru на Twitter

 
Уголок юзера
Добро пожаловать, Гость
Логин
Пароль
Секретный код: Секретный код
Повторить код

(Регистр)
Зарегистрировались:
Последний: MarcCowle
Сегодня: 0
Вчера: 0
Всего: 94780

Посетителей онлайн:
Гостей: 3
Членов: 0
Всего: 3
 
Счётчики

Хотите разместить нашу кнопочку на своём сайте или в блоге? Пожалуйста!
Самый полный русскоязычный сайт о сериале Supernatural






Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

 
Российское ТВ

"Сверхъестественное"
в России




4 СЕЗОН

ПОНЕДЕЛЬНИКА ПО ЧЕТВЕРГ
В 1.45

Трейлер | Форум





AXN Sci-Fi

6 СЕЗОН

ПО БУДНЯМ В 22.15





 
Команда сайта

Администрация

SilenceMarta

Форум, Diary.ru
 Лучница, Nadin7
Jozefa, DestinyV,
SerJo, Dashita
Koryuu

Эпизоды, Субтитры
chandler, oncilla

В Контакте, Twitter,
LJ, Facebook
Marta, Nadin7

Переводчики
haven, Nadin7,
Лучница  chandler

Оформление

Nadin7

 

Почти повести
Впрочем, почему "почти"? Некоторые тянут даже на роман. Убедитесь сами.

Вот и все - Часть 9

Продолжение. Начало в Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5, Часть 6, Часть 7, Часть 8



 

wwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwww
Комментарий Mizpah к Главе 9:
Дин встречает нежданного союзника, а мы узнаём больше о болезни Сэма...
wwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwww

Глава 9

Особняк Монро
«Пилл Хилл»
Хавр, Монтана
16:43, 14 ноября 2011 г.

Блэйк выпрямился во весь рост.

- Ни черта я тебе не скажу! А теперь убирайся обратно в ту дыру, из которой выполз, и не смей возвращаться сюда.

- Я имею право знать, что случилось с моим братом!

- Ты утратил это право, когда отправил его в больницу, избив до полусмерти!

- А теперь послушай меня, паршивый святоша...

- Блэйк? Что здесь происходит?

Мягкий женский голос заставил обоих мужчин обернуться в сторону дома. На крыльце, положив на перила изящную руку, стояла стройная черноволосая женщина и встревожено смотрела на двух агрессивных спорщиков.

Сглотнув, Блэйк встал между Дином и неожиданной свидетельницей их стычки.

- Джинни, ступай в дом. Я сам  с этим разберусь.

Губы Дина скривились в презрительной усмешке.

- Кто этот молодой человек и о чем вы спорите?

- Я сказал, что разберусь. А сейчас иди домой!

Вирджиния Монро нахмурилась, встретившись взглядом с Дином. Спустившись по лестнице, она подошла к высокому охотнику, и в ее изумрудно-зеленых глазах мелькнула догадка.

- Я узнала вас по фотографии. Ведь вы Дин, не так ли? Брат Сэма.

Охотник коротко кивнул подошедшей к нему женщине.

- Ага. Да, мэм.

- Джинни... - предостерегающе начал Блэйк.

Джинни махнула рукой, прерывая мужа.

- А почему вы спорите с моим мужем, Дин?

Дин поежился под пристальным женским взглядом, чувствуя себя, словно провинившийся школьник.

- Не сошлись во мнениях.

- И, насколько я понимаю, ваши мнения разошлись из-за Сэма?

- Да, мэм.

Взяв охотника за руки, Джинни долго смотрела в его настороженные глаза, читая в их зеленой глубине гнев, страх и боль.

- Сколько времени прошло с тех пор, как исчез Сэм? - тихо спросила она.

Дин с трудом сглотнул.

- Два года.

- Вы ведь не знали про рак, да?

- Нет, мэм, я выяснил это только сегодня днем, - старший Винчестер почувствовал, что у него защипало глаза. - Я даже не знал, что Сэм все еще жив, пока не увидел его утром в закусочной.

- Потрясающий способ поприветствовать брата после долгой разлуки, - запальчиво вмешался Блэйк. - Уложить его на больничную койку с подозрением на травму черепа!

Упрек вонзился Дину прямо в сердце, и Джинни почувствовала, как он содрогнулся. Сжав его руку, она мельком взглянула на пораненные суставы охотника, после чего подняла голову и еще раз пристально посмотрела ему в лицо.

- Это правда?

Дин кивнул, закусив губу.

- Мы... э-э... получилось не особо... мы поспорили... ситуация вышла из-под контроля. Я не в смысле... я не знаю... - он умолк, опустив взгляд на аккуратно подстриженный кустарник вдоль дорожки.

Какое-то время брюнетка оценивающе смотрела на него, а потом решительно кивнула.

- В этой истории еще не все понятно. Думаю, вам лучше зайти к нам.

- Джинни... - протестующе подняв руку, Блэйк шагнул вперед.

- Я принесу вам кофе - только что сварила. Блэйк, отведи Дина в кабинет, я уже разожгла камин, вам будет уютно и тепло, - игнорируя негодующее ворчание врача, Джинни взяла Дина под руку и повела его к дому.

Направляясь за хозяевами в удобный и просторный кабинет, озадаченный охотник осматривался вокруг, подмечая особенности интерьера. Здесь чувствовался покой, который присущ именно дому, а не просто жилому помещению. Картины на стенах; фотографии и изящные безделушки, со вкусом расставленные на столах и книжных полках; ваза с цветами на овальном обеденном столе, мелькнувшем в открытой двери - на всем этом лежал отпечаток женственности Джинни. Кабинет, безусловно, был мужской территорией. Массивный дубовый стол с придвинутым к нему роскошным кожаным креслом; невысокий стеллаж под окном, забитый медицинскими изданиями, справочниками и журналами с моделями яхт; сертификаты и врачебные дипломы в рамках, развешанные по стенам - всё, вплоть до черного кожаного диванчика, на который Джинни усадила Дина, подчеркивало личность хозяина дома.

Блэйк вошел следом за ними и, перейдя к противоположной стене, прислонился боком к столу. Как только жена оставила их наедине, он скрестил на груди руки и с отвращением воззрился на Дина. Несколько напряженных минут он рассматривал охотника с головы до пят, пока, наконец, не остановил многозначительный взгляд на его израненных руках.

- Надеюсь, тебе чертовски больно.

На щеке Дина дернулся мускул.

- А как же ваша клятва Гиппократа, Док?

- Она не распространяется на таких негодяев, как ты.

- Блэйк, - тихо, но строго одернула его Джинни, появляясь в дверях.

Подойдя к жене, онколог забрал у нее тяжелый поднос и поставил его на стол. Присев на край столешницы, он взял протянутую ему полную кружку и сделал глоток, не сводя холодных голубых глаз со своего незваного гостя.

Джинни передала вторую кружку Дину и села рядом с ним, к большому неудовольствию мужа. Ловко удерживая на колене свою чашку, она посмотрела в расстроенные глаза охотника.

- Что произошло между вами и Сэмом?

Чувствуя пристальное внимание хозяйки, Дин с минуту ерзал, прежде чем поймать ее спокойный взгляд. В этих глазах было нечто такое, отчего ему захотелось махнуть на все рукой и излить ей душу. Рассказать о той боли и тревоге, которые не отпускали его с тех пор, как исчез Сэм; об одуряющей смеси гнева и облегчения, накативших на него при виде живого брата; о горечи предательства после очередной лжи Сэма. Глотнув кофе, чтобы взять себя в руки, он расправил плечи и сделал глубокий вдох, прежде чем ответить.

- Как я уже сказал, я не видел его два года. Случилась... случилась одна очень скверная история, и мы угодили в самый центр этой передряги. Когда все закончилось, он сбежал - оставил мне записку, в которой говорилось, что я не должен пытаться его найти.

- Но вы все равно пытались, - проницательно заметила Джинни.

- Ну да, пытался, только все было без толку. Казалось, он просто исчез с лица земли, - Дин сделал паузу, чтобы собраться с мыслями. - А сегодня утром я завтракал в закусочной, оказавшись здесь просто проездом, и тут вошел он. Я последовал за ним, мы поговорили, пошли к нему домой, а потом... мы просто... я обнаружил одну вещь...

- Какую вещь?

- Он... я спросил его о том, чем он занимался, а он... он солгал мне. Я так разозлился... - охотник прервался, залившись краской. - Я просто потерял голову. Он втянул меня в драку... смеялся мне в лицо и все такое. И я не знаю почему. Когда я сообразил, что он сделал это нарочно, я вернулся к нему домой, но... он был на полу, без сознания. Я позвонил девять-один-один, - Дин метнул взгляд на разгневанного врача. - Остальное вы, вероятно, знаете.

Джинни легонько провела пальцем по окровавленным суставам Дина.

- Это кровь Сэма?

- Не только, - дернув широким плечом, Дин уставился на свой кофе. - Я вроде как слегка разозлился еще до того, как мы пошли к нему домой... я врезал кулаком по мусорному контейнеру.

Не обращая внимания на недоверчивые смешки Блэйка, женщина вышла из комнаты и вернулась через пару минут с медицинскими тампонами.

- Вот, возьмите.

- Спасибо, - зажав кружку между коленей, Дин вытер с рук кровь, скомкал использованные тампоны и бросил их на кофейный поднос. - Так что случилось с моим  братом?

Бросив на мужа многозначительный взгляд, Джинни пресекла его невнятный протест.

- Он появился в городе в самом начале сентября прошлого года. Я не знаю, сколько он пробыл здесь до того, как Эмили Норвуд - тетушка Эм из закусочной - нашла его лежащим на улице с носовым кровотечением и сильным жаром. Она привела его к себе домой и сбила температуру, но у нее возникло ощущение, что дело не только в том, что он был одет не по сезону и питался кое-как. Причина была серьезней. Когда она наткнулась на Сэма, у него в кармане были мощные обезболивающие, и она видела, что он страдает от жестоких мигреней. Казалось, ни одно лекарство не действовало на него достаточно долго. Поэтому, спустя несколько дней, она позвонила мне.

Женщина наклонилась вперед, обхватив изящными руками свою полупустую чашку.

- Когда я впервые увидела Сэма - ну, Джона Кэмпбелла, как он сам себя называл - он был худым, измученным и ужасно взвинченным. Я чувствовала, что он чего-то боится, только не понимала чего именно. И его глаза - я еще ни разу в жизни не видела в человеческом взгляде такой печали и такой боли. Создавалось впечатление, что его мир развалился на части, и он, спотыкаясь, бродит среди этих обломков.

Дин медленно кивнул, поразившись женской проницательности. Это было абсолютно точное определение тому, что с ними случилось. Кашлянув, он отхлебнул кофе, раздумывая, не заметила ли она и в его глазах нечто подобное.

- Сначала он не хотел никакой помощи - ему было неуютно среди людей. Но потом я увидела, как у него течет кровь из носа, и уговорила его показаться Блэйку.

Онколог неохотно продолжил рассказ.

- Мы положили его в больницу и провели обследование, которое выявило опухоль мозга. Не буду утомлять вас профессиональными тонкостями, - снисходительно добавил он, - скажу только, что она была большой, злокачественной и агрессивной.

У Дина вся кровь отхлынула от лица.

Джинни придвинулась чуть ближе к потрясенному охотнику.

- Когда мы сказали об этом Джону - Сэму - вполне понятно, что сначала он был ошарашен. Однако потом стало казаться, что он смирился, как будто чувствуя свою судьбу. Мы пытались уговорить его остаться у нас, чтобы помочь ему пережить операцию и облучение, но он предпочел одиночество. Приятель Блэйка по яхт-клубу занимается недвижимостью, это он рассказал нам о бунгало на Саммит Авеню. Похоже, такой вариант идеально подходил Джону - до больницы не слишком далеко, да и мы с Эм под боком на случай, если ему срочно понадобится помощь кого-то из нас. Двадцатого сентября мы помогли ему переехать. Он даже устроился подрабатывать в библиотеке колледжа, чтобы оплатить лечение. Мы предлагали свою помощь, но он не хотел подачек, продолжая настаивать, что за все заплатит сам.

- Ага... это... это похоже на Сэмми, - хрипло пробормотал Дин. - Всегда хочет все сделать по-своему.

Блэйк приподнял бровь, услышав детское прозвище.

- Операция была назначена на двадцать первое октября. Мы полностью удалили опухоль, что было просто чудом, учитывая ее размеры и расположение. Спустя две недели начались сеансы лучевой терапии. Лечение закончилось за пару дней до Рождества. До сих пор не было никаких признаков рецидива, но мы регулярно делаем томограммы, чтобы точно знать, что все в порядке.

- И все это время он жил здесь?

- Да, - тихо ответила Джинни, обменявшись с мужем встревоженным взглядом. - Ну, если это можно так назвать. Он с головой окунулся в повседневные дела и внешне выглядел вполне счастливым, но... это была одинокая жизнь, Дин. Сэм ни с кем не сближался.

Дин кивнул, потирая шею.

- Да, - я тоже... - А как вы узнали настоящее имя Сэма?

- Ночные кошмары, - напрямик ответил Блэйк, немного подавшись вперед. - Он очень тяжело переносил лекарства и облучение - так бывает со всеми. Уже не остается сил на то, чтобы что-то скрывать. У него выдались две скверные ночи, когда он с криком просыпался; его приходилось накачивать успокоительным... и привязывать для его же собственной безопасности. Я был с ним в одну из этих ночей, - онколог сделал глубокий вдох. - Он повторял снова и снова: «Нет, Дин... пожалуйста, не надо... это я, Сэмми». Я быстро сообразил, что «Джон Кэмпбелл» - это псевдоним, а из-за этого таинственного «Дина» он живет в постоянном страхе и прячется под вымышленным именем. Когда я спросил его об этом, он ничего мне сказал.  

- Но он сказал мне, - решительно вмешалась черноволосая женщина, сурово взглянув на врача. - Расскажи Дину о других ночных кошмарах, Блэйк. О тех, когда он просыпался, выкрикивая имя своего брата - умоляя, чтобы кто-нибудь нашел Дина и привел к нему.

Непроизвольно сглотнув, зеленоглазый охотник стиснул ноющими руками остывшую чашку с кофе, вспоминая подробности дневниковых записей.

- В конце концов, он признался мне, что у него есть брат и что вы с ним крупно повздорили. Я пыталась уговорить его разрешить мне созвониться с вами, но он умолял меня не делать этого. У меня прямо сердце разрывалось, когда я видела его таким запутавшимся - он так боялся вас и в то же время так отчаянно хотел, чтобы вы были рядом, - Джинни тихо вздохнула. - У него... у него было несколько тяжелых дней незадолго до окончания курса облучения. Мы до сих пор точно не знаем, что именно выбило его из колеи, но однажды вечером он пошел в бар, напился и затеял драку с компанией местных. Одна из медсестер нашего отделения встречалась там со своими друзьями, она-то и позвонила Блэйку. К тому времени, как он приехал туда, Сэм уже потерял сознание - он был сильно избит, так же как и двое из трех парней, с которыми он дрался. Третий парень едва держался на ногах, но Сэму пришлось намного хуже.

- Господи... - Дин потер большим пальцем нижнюю губу. - Насколько плохи были дела?

- Сломанное ребро, изрезанные лицо и руки - несколько ран оказались настолько глубокими, что пришлось зашивать, ушибы по всему телу, здоровенная шишка на затылке. Именно она внушала нам самые серьезные опасения, - Блэйк застонал от досады. - Глупый паршивец пропустил такой жестокий удар по голове, что несколько часов провалялся без сознания. В какой-то момент мы подумали, что он впадает в кому.

О, Боже... Охотник почувствовал, будто ледяная рука сжала ему сердце, когда он вспомнил утреннюю драку и последующую долгую отключку Сэма. Сэмми, о чем ты, черт возьми, думал? Что за хрень ты вынудил меня сделать?  Изо всех сил стараясь удержаться, чтобы не исторгнуть обратно выпитый кофе, Дин заставил себя отбросить мрачные мысли и сосредоточить внимание на хозяевах этого дома.

- Кэтрин сказала, что он звал вас перед тем, как упасть без сознания, - тихо добавила Джинни. - А, очнувшись в больнице, пытался вас найти - его пришлось снова усыпить. Это задержало его выздоровление на пару недель.

Дин поморщился; раскаяние все сильнее давило на него, и он уже решил, что сейчас провалится сквозь диванчик прямо на пол. Внезапно он вскочил с места, чувствуя настоятельную необходимость куда-то деться - куда угодно, лишь бы не чувствовать на себе пристальный взгляд всепонимающих глаз Вирджинии Монро и обвиняющий взгляд ее мужа. Ему нужно было к своему брату.

- Я должен его увидеть.

- Исключено, - поднявшись с места, Блэйк поставил пустую чашку на поднос и повернулся лицом к взволнованному старшему Винчестеру. - Пока еще я не услышал и не увидел ничего, убедившего меня в том, что будет разумным пустить вас к нему. И, кроме того, ему ввели снотворное, и он спокойно спит. Я не хочу, чтобы его беспокоили или  расстраивали до тех пор, пока я не определю степень повреждения, причиненного ему этим милым семейным воссоединением.

- Он мой брат!

- И мой пациент! - врач вынужден был запрокинуть голову, чтобы посмотреть в глаза Дину, когда высокий охотник угрожающе надвинулся на него. - А раз так, то я отвечаю за него! Это не тот случай, когда я могу схалтурить!

Внезапно Джинни встала между ними; одна тонкая рука сжала предплечье Блэйка, другая - плечо Дина.

- В моем доме не будет споров, - заявила она тихо, но решительно. - Тем более на эту тему. У вас обоих одна цель - благополучие Сэма. Я не позволю вам переругаться из-за двух разных подходов к одной и той же проблеме.

Дин отпрянул первым, всем своим видом выражая раскаяние. Блэйк быстро опустил взгляд и сделал шаг назад, стараясь не смотреть в глаза жене.

- Я... я лучше пойду, - пробормотал Дин и, поставив чашку на стол, направился к двери. Он подскочил от удивления, почувствовав, как теплая ладонь берет его под руку.

- Я провожу вас, - Джинни вышла на крыльцо вместе с гостем. Когда Дин готов был уже повернуться и уйти, она потянула его за руку, разворачивая к себе лицом. - Блэйк желает Сэму добра. Я понимаю, вам трудно в это поверить, но он очень заботится о своих пациентах. Может, порой он перебарщивает. А Сэм... ну, мы оба очень к нему привязались.

Дин неохотно кивнул.

- Да, я догадываюсь. Послушайте... спасибо... за кофе. И... за то что присматриваете за Сэмми... в смысле, за Сэмом.

Джинни просияла.

- Нет, я думаю, вы хотели сказать именно «Сэмми», - внезапно она всхлипнула, не отпуская руку охотника. - Я рада, что смогла помочь. Я знаю, что ему пришлось вынести - знаю по собственному опыту.

- У вас... у вас рак?

- Именно так я познакомилась с Блэйком. Его первая жена умерла от рака груди. Спустя несколько лет после этого, меня направили к нему из-за сомнительных результатов томографии, и мы сразу понравились друг другу. Мы поженились прямо перед тем, как я легла в больницу, поэтому в день свадьбы мои волосы были еще при мне.

- Простите, - Дин взглянул в изумрудные глаза Джинни - они искрились жизнью. Он не мог представить себе эту энергичную женщину во власти смертельно опасной болезни.

- Не берите в голову. Я уже больше пяти лет в ремиссии. Каждый день для меня - это бесценный дар, - мельком глянув через плечо, Джинни нахмурилась и снова повернулась к своему гостю. - Не обращайте внимания на Блэйка и постарайтесь не беспокоиться о Сэме - ваш брат в хороших руках, - она наклонилась вперед и, понизив голос, добавила: - Дайте мне номер вашего сотового.

Сбитый с толку охотник, порывшись в карманах, достал ручку и клочок бумаги. Недоуменно сморщив лоб, он нацарапал свой номер и вручил записку женщине.

- Ступайте к Сэму домой и передохните. Предоставьте Блэйка мне, - пояснила Джинни, в ее глазах светились уверенность. Она приложила ладонь к небритой щеке Дина и ободряюще ему улыбнулась. - Все будет хорошо, Дин, обещаю. Верьте мне.

Проследив, как ее новый знакомый пересек лужайку и подошел к своему Шевеллу, Джинни вернулась в дом. Она вошла в кабинет и, вызывающе уперев руки в бока, выдержала раздраженный взгляд мужа.

- Надо позволить ему увидеться с братом.

Непреклонно сжав губы, Блэйк замотал головой.

- Нет. Не думаю, что для Сэма это будет лучшим вариантом.

Джинни покачала головой, ее взгляд затуманился.

- Ты ошибаешься, Блэйк. Эти молодые люди нужны друг другу. У них один и тот же взгляд - мне кажется, они видели нечто такое, чего не видел еще ни один нормальный человек. А раз так, значит никто, кроме таких же, как они сами, не сможет в полной мере понять их чувства или оказать нужную им помощь. Думаю, поодиночке у каждого из этих парней всегда будет такое чувство, будто они потеряли часть себя. Серьезно ошибается тот, кто их разделяет.

Она повернулась на каблуках и плотно прикрыла за собой дверь, оставляя Блэйка в смятении кусать нижнюю губу, уставившись на пустой диван. 

*     *     *     *     *

Дом Кэмпбелла,
Саммит Авеню,
Хавр, Монтана
18:05, 14 ноября 2011 г.

Отперев замок, Дин вошел в скромный домик и закрыл локтем дверь, одновременно проводя ладонью по стене, чтобы включить свет. Он снял куртку и, слегка дрожа от ночного холода, направился к небольшому камину, устроенному в углу маленькой гостиной. Обнаружив у стены металлическое ведерко, полное заготовленных чурбачков, он стал разводить огонь. Уже скоро по комнате поплыл живительный аромат горящей сосны. Охотник поднялся с корточек и, вытирая руки о джинсы, направился в кухню.

Готовя себе крепкий кофе, Дин в какой-то мере чувствовал себя самозванцем в доме брата, особенно после всего, что случилось, но он быстро поборол неловкость. Ему больше некуда было пойти, поскольку в больницу его по-прежнему не пускали, а кроме больницы он идти никуда не хотел. Во всяком случае, до тех пор, пока не убедится, что с Сэмом все будет в порядке.

Раскаяние и чувство собственного бессилия не давали ему покоя. Скрестив на груди руки, он привалился к кухонной столешнице, ожидая пока сварится кофе. Супруги Монро поведали ему только малую толику истории двухлетнего отсутствия брата. Он хотел знать больше - ему нужна была полная картина. А это означало, что он должен будет снова заглянуть в электронный дневник, закрытый паролем на жестком диске лэптопа.

Забулькал кофейник, и Дин открыл буфет с немногочисленными запасами кухонной утвари Сэма. Еще раз поразившись, насколько одинокой и унылой казалась жизнь брата, он покачал головой, достал чашку и наполнил ее ароматным напитком, прежде чем вернуться к столу.

Одним прикосновением Дин вывел лэптоп из спящего режима и приподнял бровь, когда на экране появилось сообщение: «Введите пароль».

- Защита паролем, даже на тот случай, если ты отлучишься на время, а? Обезопасился на все сто, Сэмми, - быстро введя требуемую комбинацию из букв и цифр, он восстановил доступ к дневнику брата и нашел то место, на котором прервал чтение.

Суббота, 23.10.2010 - вторая запись

Заходил Блэйк, чтобы рассказать о результатах томографии. Сказал, что им удалось полностью удалить всю опухоль, и что он очень доволен тем, как прошла операция. Еще он сказал, что следующим шагом будет использование этой информации в качестве основы для определения дозы облучения. Шэрон улыбалась, как дурочка, и кидалась на шею всем, кто был в палате. Я еще не достаточно оклемался, чтобы всем этим интересоваться.

SWSWSWSWSW

Понедельник, 25.10.2010

Прошло два дня с тех пор, как я сделал последнюю запись. Я очень много спал; анестезия сказалась на мне не лучшим образом. Блэйк пояснил, что после операций на головном мозге пациентов обычно держат на легком снотворном из-за образующегося отека. Он сказал, что отек мозга вызывает чудовищные головные боли, поэтому лучше в это время спать. Чудовищная головная боль мне очень хорошо знакома, но я был счастлив пережить ее приступ во сне.

Жду не дождусь, когда с меня снимут все эти трубки и провода. Пока мне разрешают только несколько глоточков воды. Обычно Дин тоже так поступал, когда я выздоравливал после болезни или ранения. В детстве он всегда поил меня через разноцветные соломинки. Я думаю, он воровал их из закусочных. А здесь соломинки из белого пластика. Совсем не интересно.

SWSWSWSWSW

Дин вскинул брови.

- Ха! Ты помнишь те соломинки, - он взглянул на предыдущую запись и с облегчением вздохнул. - Слава Богу, они ее всю удалили. А значит, с тобой все в порядке, верно?

Вторник, 26.10.2010

Прошло пять дней после операции, из которых первые четыре запомнились мне лишь туманом перед глазами и страшной головной болью во время кратковременных возвращений сознания. А еще тошнотой. Каждый раз после анестезии меня настигает этот отвратительный побочный эффект. Понятия не имею, кто держал мою голову и тазик. Знаю только, что это был не Дин, а до остальных мне нет дела. Я просто спал бóльшую часть из тех четырех дней. Воистину блаженный способ забыться. Ни боли, ни одиночества, ни страха.

Когда лежишь в искусственной коме или просто отключаешься, окончательно измучившись, уже не надо оборачиваться через плечо, опасаясь, что кто-то сидит у тебя на хвосте. А люди на стоянке все так же снуют, торопясь по своим делам. Как муравьи.

SWSWSWSWSW

Среда, 27.10.2010

День шестой, и, слава Богу, все трубки сняли. Оставили только одну капельницу, наверное, для того, чтобы накачивать меня коктейлем из лекарств, но остальные две и кардиомонитор отключили. Теперь можно двигаться без ощущения, что связан по рукам и ногам. К тому же это позволяет мне самому дойти до туалета. Даже думать не хочу о том, кто вытаскивал тот катетер. За возможность принять душ я готов убить.

В моей комнате стоят цветы - судя по всему, заходили Мэйбл или Уилла. Не могу представить, что цветы принесли Блэйк или Джинни. Неотрывно смотрю на пустой стул и мечтаю.

SWSWSWSWSW

Четверг, 28.10.2010

После операции прошло семь дней, и я чувствую себя вполне сносно. Швы на голове тянут, но теперь уже не болят. Какое же это облегчение, когда весь день не трещит голова - хоть из-за рака, хоть из-за операции. Проплешина на том месте, где мне вскрывали череп, уже покрылась щетиной, а значит можно надеяться, что мои волосы вскоре отрастут.

Блэйк отпускает меня домой на пару недель, оставшихся до начала лучевой терапии, и я уже предвкушаю момент, когда  буду предоставлен сам себе. После такого долгого пребывания в одиночестве все эти люди окружили меня своей заботой, и я чувствую себя в центре внимания. Никогда не думал, что во мне проявится типично винчестерская черта. Ведь страстная тяга к одиночеству и нежелание быть среди людей - это настоящая визитная карточка папы и Дина. По-моему, я стал таким же - хочу быть для всех незаметным и остаться один.

SWSWSWSWSW

- Так значит, они отхватили клок из твоей шевелюры? - сжав губы, Дин машинально водил пальцами по столу, вычерчивая невидимый узор. - Могу поспорить, медсестры тоже ждут, когда они отрастут. Всем цыпочкам нравятся твои патлы, старик.

Он потянулся, по-прежнему не отрывая взгляд от экрана компьютера.

- Да, я могу понять, почему ты так стремился избавиться от опеки. Я знаю, как ты ненавидишь больницы, особенно после папы... и меня. А, учитывая, что тебе пришлось пережить...

Несколькими глотками он допил кофе, поставил пустую чашку на стол и продолжил чтение.

Четверг, 28.10.2010 - вторая запись

Пишу сегодня во второй раз, потому что мой череп и взвинченное состояние меня уже доконали. Когда валяешься на больничной койке, а читать тебе не разрешают, недолго и свихнуться. Все равно в последнюю неделю я только и делал, что спал.

Но я должен вернуться. Мне снова нужно попасть в библиотеку, потому что я хочу найти ответы на новые вопросы, к тому же, поскольку я не работал, у меня заканчиваются деньги на оплату дома. Я уж не говорю о том, что нужно нарыть побольше информации для Феникса и пополнить свой «инвестиционный» счет, сыграв пару-тройку партий в бильярд или в покер. Кстати, на следующей неделе мне нужно предпринять вылазку из города, пока не начались сеансы облучения, и побочные эффекты не выбили меня из колеи. Мне нужно собраться с силами и все провернуть, пока я не расклеился или не свалился окончательно. Третья книга уже лежит у Феникса в условленном месте, и мне надо ее забрать. Шевели задницей, Винчестер.

SWSWSWSWSW

Дин раздраженно фыркнул при упоминании о третьей книге из библиотеки Бобби. Ему не нравилось, что Сэм считал необходимым затевать какие-то авантюры, чтобы передать ему деньги - как будто брат считал, что он не в состоянии сам себя обеспечить. Покачав головой, Дин стал читать дальше.

Пятница, 29.10.2010

Всё, можно сваливать. Две недели уединения, исследований и полного отсутствия людей, заставляющих меня есть по три раза в день, обещают мне рай на земле. При первой же возможности я свяжусь с Уиллой и Фениксом и заживу по-прежнему. Что ж, Джон Кэмпбелл, все возвращается на круги своя.

Я уже упаковал все свои вещи, включая ведьминские мешочки, и теперь жду Джинни, которая отвезет меня домой. Я благодарен ей за помощь, но, надеюсь, она не останется, чтобы посидеть со мной. Не думаю, что она захочет. У нее очень хорошо развита интуиция и, по-моему, она меня понимает.

SWSWSWSWSW

Зеленоглазый охотник серьезно кивнул.

- Да, думаю, она отлично тебя понимает, старик. Это очень умная леди.

Пятница, 29.10.2010 - вторая запись

После обеда заходили Блэйк и Джинни. Они пришли еще раз, потому что волновались. Меня смущает их внимание, но, по крайней мере, им не все равно. Просто спустя такое долгое время очень непривычно сознавать, что кто-то беспокоится обо мне. Очень странно сознавать, что этот «кто-то» - не Дин. Я знаю, что и папа, и Джесс заботились обо мне, но только какое-то время. Не всю мою жизнь, как Дин.

Они рассказали мне еще кое-что о лучевой терапии, но я знаю, чего ждать. Я сам все разузнал. Думаю, они пытались подготовить меня морально, потому что Джинни в курсе всех этих дел, и она беспокоится. Предстоящее меня не особо радует, но мне известно, что произойдет.

Я могу пересказать все факты, словно любое досье, подготовленное к предстоящей охоте. Папе всегда нужно было иметь под рукой такие досье, и я мог отбарабанить текст, как заученный урок. Отец внушил нам, что ты хорош ровно настолько, насколько хороша твоя домашняя заготовка. И хоть я ненавидел его постоянные придирки, этот урок тыщу раз спасал наши шкуры. У нас частенько случались обломы именно из-за ошибок при составлении этих досье или из-за неполной информации. Ох, и доставалось же нам от папы за такое!  

Дин в полной мере перенял эту въедливость. Хотел бы я получать доллар каждый раз, когда он говорил: «Сэм, расскажи мне снова о таком-то существе». Для брата у меня тоже всегда был готов ответ. И он есть у меня сейчас: головная боль, отек мозга, тошнота, рвота, сыпь. Но это еще мелочи. Я очень надеюсь, что серьезные проблемы - потеря слуха и полное истощение, проблемы с речью и с памятью, припадки и выпадение волос - минуют меня.

Вообще-то я всегда, словно магнит, притягивал к себе любое дерьмо. Я уверен, что все на свете считают, что я этого заслуживаю. Боюсь, что я не смогу обороняться, если эти побочные эффекты сломят меня окончательно. Я знаю, что защитные знаки и дорожки из соли уберегут меня от сверхъестественных тварей, а колдовские мешочки укроют от ангелов. Но мне не справиться с людьми. С другими охотниками. И со своим братом. Для этого мне нужен мой интеллект.

Я только молюсь, чтобы первым меня нашел Дин, а не остальные охотники. По крайней мере, он будет милосерден и быстро покончит с этим делом. Он не жестокий, ничуточки. Просто он знает, что должен сделать свою работу. Я понимаю, что меньше, чем кто-либо, заслуживаю снисхождения, но кому захочется паршивой смерти!

SWSWSWSWSW

- Вот черт! Да что это с тобой? - Дин в возбуждении вскочил на ноги, оттолкнув стул, и ворвался на кухню. Сполоснув кофейник, он снова наполнил его и поставил на плиту. - Я вывез тебя из Сталла, заботился о тебе, нянчился с тобой, пока ты болел - почему, черт возьми, ты до сих пор считаешь, что я собираюсь тебя убить? Какая хрень должна была произойти у тех ворот, чтобы ты так думал, Сэм? Какие секреты ты все еще хранишь, а?

Обижено вздохнув, Дин вернулся в потайную каморку. Остановившись позади стула, он наклонился вперед и, опершись руками на спинку, стал читать следующую запись в дневнике.

Суббота, 30.10.2010

Первый день дома. Несколько дней на работу выходить не буду. Уилла вообще ждала меня обратно только после операции и последующего курса лечения, но я сказал ей, чтобы она записала за мной пару рабочих дней в неделю на период этих сеансов. Мне надо будет с головой окунуться в повседневные дела, если я собираюсь пережить это мероприятие и не свихнуться.

Мы вроде бы договорились, что будем действовать по обстановке. Посмотрим, как я прореагирую на химию. На этой неделе я попробую поработать часа по два каждое утро. Проверим, что я сумею сделать, прежде чем свалюсь, как последний слабак.

В данный момент я хочу лишь одного - спать, а ведь я на ногах всего только час с небольшим. Прежде всего, мне нужны обезболивающие. Стóит мне посуетиться минут десять, как в голове сразу начинает глухо пульсировать боль, а перед глазами все плывет. Я знал, что ослабею, но, Боже мой, как физическая усталость, так и умственное истощение просто невыносимы. Свою электронную почту я проверю после того, как посплю несколько часов. Потом схожу к Мэйбл поужинать и выпью у нее свой любимый кофе. Итак, начались две недели «обычной жизни Джона Кэмпбелла».

SWSWSWSWSW

Воскресенье, 31.10.2010

Сегодня утром я проснулся с тревожной мыслью: кто позаботится обо мне, если у меня проявится один из тех серьезных побочных эффектов? Я знаю, что Эм согласилась бы снова поселить меня в своем доме. Я знаю, что Джинни и Блэйк тоже готовы взять меня к себе -  они постоянно об этом твердят, но я не хочу. Джинни говорила мне, что на время операции и лечения нельзя оставаться одному, и я уверен, что это была не просто дружеская любезность. Она говорила искренне. Она знала, что случится со мной, потому что с ней случилось то же самое. Супер. Она считает, что я превращусь в полутруп.

Джинни знает, что у меня нет никого, кто позаботится обо мне, если я стану беспомощным. Как заботился о ней Блэйк. Как заботился обо мне брат. Как заботился обо мне брат, пока я не предпочел ему демона. Что ж, я не заслуживаю ничего лучшего, чем одиночество. Обуза в чужой семье - вот до чего я докатился. Теперь я уже забываю про собственную гордость. Ну, её-то я все равно лишусь вместе со своими волосами. Еще один побочный эффект, о котором я даже думать не хочу.

С практической точки зрения, отсутствие волос сделает меня очень заметным в толпе. Лысый парень ростом шесть футов и четыре дюйма, да еще без бровей, среди прохожих определенно не затеряется. Но в душе я знаю, что волосы всю жизнь были моей фишкой. Джесс их любила, и папе с Дином они тоже нравились, несмотря на все их подколки.

Помню, когда я учился в шестом классе, Дин перестал меня стричь ножницами из аптечки. В тот день он нашел меня в туалете, а на полу уже валялись два амбала. Я был жутко зол и расстроен, потому что пацаны из моей новой школы дразнили меня девчонкой и пытались загнать в девчачий туалет. Я помню, как Дин сказал мне, что я нормальный парень и что моя внешность - это мое личное дело. «Никогда не пляши под чужую дудку, Сэм», - сказал он. Почему же я прислушался к тем его словам, будучи ребенком, но не поверил ему, став взрослым, когда речь зашла о вещах гораздо более серьезных? Боже, какой я идиот.

После того случая Дин навсегда убрал ножницы и долго не подкалывал меня из-за прически. Со стороны мои рассуждения о волосах должны казаться очень эгоистичными и мелочными, учитывая, что я пытался устроить конец света и сбежал от своего единственного родственника. Просто я думал, что гордость - это та единственная соломинка, за которую я могу уцепиться. Очевидно, нет.

SWSWSWSWSW

Дин скривил губы.

- Да, ты идиот. И я ненавижу твои патлы. Вечно они лезут тебе в глаза, и ты постоянно теребишь их, как девчонка. Они лезут из тебя, как из какого-то дурацкого персидского кота - забивают сток душа в номере мотеля, остаются на полу и на подушках, а уж когда ты однажды причесался моей расческой...

Он помедлил, вспоминая как тыщу раз высматривал в толпе эту характерную копну непослушных каштановых волос. Вспоминая, как смотрели на мир из-под этих прядей выразительные глаза братишки, пока он не начал зачесывать их набок, став постарше. Как Сэм терял дар речи и краснел от смущения, когда девушка запускала пальцы в его мягкие кудри на шее под затылком. Как эти шелковистые волосы всегда щекотали шею Дина, когда малыш Сэмми заползал к нему на колени. Как его брату - настоящему Йетти - удавалось по-прежнему выглядеть мальчишкой, когда не в меру длинные лохмы падали ему на глаза.

Дин сдавил переносицу.

 - Господи, надеюсь, он не лишился своих волос, - забыв на время про кофе, он вывел на экран следующую запись.

Понедельник, 01.11.2010

Куда я попал, когда умер? Должен ли я об этом знать? Ненавижу неизвестность. Я знаю, где оказался Дин. Дин знает, где оказался Дин. Я знаю, где оказался папа, потому что мы видели, как он выбрался наружу, когда открылись Врата Ада. И я довольно четко представляю себе, где он сейчас, поскольку непохоже, что отца силком загоняли в поглотивший его луч света. Свет казался мирным, и папа выглядел умиротворенным, когда растворился в нем.  

Молли ушла в тот мирный свет. [1]  Дин говорил Памеле, что она идет лучший мир. А как насчет меня? Сработал гребаный принцип «информация для служебного пользования»? У меня нет допуска? Давайте не скажем Сэму, что случится, когда один безумец пырнет его ножом в спину. Все это выглядит сплошным «белым пятном» и мне отвратительна неизвестность.

Безусловно, я был недостаточно хорош для Жемчужных Врат. Такое я бы запомнил. Неважно, что ты честно прожил свою жизнь -  спасая других, молясь и не теряя веры -  если в твоих венах течет кровь демона. Неважно, что я не выбирал для себя демонскую кровь, и что Желтоглазый Демон насильно влил ее в меня, следуя своим извращенным планам. Демону Перекрестка ни за что не удалось бы войти в те сияющие врата, чтобы вытащить меня и вернуть на свет Божий. Он не смог бы миновать охрану. Нет, я абсолютно уверен, что был не там.  

Но и в Аду я был не нужен. Я пытался торговаться в те четыре месяца, когда Дин загибался там, внизу, а я загибался здесь, наверху. Они не пожелали меня забрать, откровенно послали меня подальше, когда я практически сам бросился к ним в объятия.

Может, я был где-то еще? Есть же какая-то приемная, где ты дожидаешься решения своей судьбы? Аду позарез был нужен Дин. Те сволочные ублюдки все подстроили так, чтобы заполучить его. Мою смерть, все - только бы Дин заключил сделку. Могу поспорить, они засунули меня в этот предбанник и ждали, пока Дин не уйдет, понимая, что тот заключит сделку. Никчемного Сэма снова пустили в оборот. Просто подергаем Сэма за ниточки, как марионетку, потому что он достаточно тупой и сделает то, что нужно. Выпустим его из комнаты ожидания, как только Дин обречет себя на адские муки за то, что вернул обратно несчастную задницу своего брата.

Воистину отличный способ провести утро у себя дома накануне лечения, которое поджарит твой мозг: порассуждать, заслуживаешь ли ты того, чтобы из-за тебя перегрызлись Ад и Небеса, и убедиться, что на фиг ты им сдался.

SWSWSWSWSW

Охотник отошел от стола и в полном смятении отправился на кухню. Налив себе кофе, он, наконец, остановился у небольшого окна и уставился на погружающийся в темноту двор. Он никогда всерьез не задумывался над тем, где оказался Сэм - для этого Дин был слишком занят, возвращая брата назад, и слишком рад, обнаружив его живым по возвращении в ту лачугу, где он оставил тело младшего.

Вполне естественно, что Сэм с его аналитическим умом и склонностью к размышлениям все хорошенько обмозговал и построил довольно убедительную теорию. Дин глотнул кофе и уставился в пространство невидящим взором, вспоминая подробности последней дневниковой записи. Идея была достаточно здравой: Сэма где-то держали до тех пор, пока Дин не совершит свой неизбежный, отчаянный поступок. Ни демон, ни даже сам Люцифер, не смог бы уволочь душу с Небес.

Дин содрогнулся при мысли, что демоны держали в плену душу его брата. Прокрутив в голове двенадцать месяцев, прошедших между возвращением Сэма в мир живых и  своей собственной смертью, он почувствовал тошноту. Вдруг они что-то сделали с Сэмом, пока держали его в заточении? Сэм изменился, после своего воскрешения. Он стал чуть более жестким, решительным, энергичным. Втайне отчаявшимся. Что если такие перемены вызвало не грядущее отбытие Дина в Ад, а что-то другое? Что если Желтоглазый действительно намекал на нечто реальное, когда спрашивал Дина, уверен ли он, что обратно вернулся тот же Сэм - на все сто процентов?

Об этом могли знать ангелы. Другой вопрос - рассказали бы они правду. Никто из них, даже Кас, не был вполне откровенен с Винчестерами за все время их общения. Особенно, когда дело касалось Сэма.

Ругнувшись вполголоса, Дин прижался лбом к оконному стеклу и закрыл глаза.

- Небеса и Ад поимели нас обоих, братишка, - горько прошептал он.

*     *     *     *    *

Онкологическое отделение «Би»
Больница Северной Монтаны
Хавр, Монтана
19:22, 14 ноября 2011 г.

Чья-то рука гладила его по волосам медленными плавными движениями, и он повернул голову навстречу прикосновению, поморщившись от боли в голове.

- Дии... - еле слышно прошептал он, силясь открыть глаза. - Дин...

- Это я, Джон, - откликнулся нежный женский голос, и он в замешательстве нахмурился. - Это Шэрон.

Сэм наконец-то приподнял тяжелые веки и подслеповато уставился на милое личико, склонившееся над ним. На него с беспокойством смотрели ласковые карие глаза.

- Ш-шэрон?

- Я задержалась после смены, - мягко пояснила молодая женщина, проведя свободной рукой по своим коротким рыжеватым волосам. - Должна же я была убедиться, что с нашим любимым пациентом все будет в порядке.

- Г-где...

- Ты снова в нашем отделении.

Кареглазый Винчестер почувствовал, как по его избитому телу волной прокатилась тревога.

- Никакого... об-облучения...

Шэрон поспешно вскочила с места, склоняясь над взволнованным парнем.

- Нет-нет-нет, облучения не будет. Ты был ранен, помнишь? Мы думаем, что на тебя напал грабитель. Твой приятель нашел тебя без сознания и вызвал парамедиков. Блэйк положил тебя к нам в отделение на обследование. Ты помнишь, что случилось, Джон?

- Пом... - Сэм прикусил губу, мысленно пытаясь пробиться сквозь плотный туман, который, казалось, окутывал его мозг. - Нападение? - он поморщился, когда острая боль пронзила голову. Где же был Дин? Наверное, Дин был там. Наверное, Дин прикрывал его. На Дина тоже напали? - Где... брат? 

Медсестра недоуменно наморщила лоб.

- Что?

- М' брат... где... м' брат?

Дин был там - Дин нашел его. Они разговаривали - он был в этом уверен. Пили кофе в гостиной его домика. Сэм закусил губу; его мучения усиливались по мере того, как прояснялись образы в голове. Дин был ранен. У него кровоточила рука. Он помнил, как перевязывал Дину разбитые суставы.

Младший Винчестер сдержал стон, пытаясь сесть. Он должен был найти Дина.

- Мой брат...

Шэрон медленно покачала головой.

- Джон, у тебя нет брата.

Мгновенно вернулась память, и пораженный охотник упал на подушки. Полные ненависти зеленые глаза, стальные кулаки, обрабатывающие его лицо и тело, низкий язвительный голос.

У меня нет брата.

Сэм сглотнул, чувствуя, как слезы щиплют ему глаза. Отвернувшись, он уставился в темное окно.

Рука вернулась на его раскалывающуюся от боли голову, пытаясь успокоить, но это только довело до предела душевные страдания Сэма.

- Джон, ты в порядке?

Он закрыл глаза, взмолившись про себя, чтобы девушка ушла и оставила его одного.

- Джон?

Боль снова пронзила его. Сэм  вцепился в матрас и, не сдержавшись, тихо застонал.

- Потерпи, сейчас принесу обезболивающее.

Судя по звуку, Шэрон обошла кровать, и через несколько секунд Сэм услышал шуршание полиэтиленовой обертки и тихий щелчок. Его левую руку вытащили из-под одеяла, и что-то холодное заструилось по венам, загоняя боль в самые глубокие уголки сознания. Мир ускользал; успокаивающий голос медсестры становился все тише, превращаясь в слабое жужжание.

Шэрон проследила, как напряженные мышцы вихрастого парня медленно расслабились, уступая двойному действию успокаивающего и обезболивающего препарата. Его голова перекатилась по подушке, из правого глаза выкатилась слезинка и сбежала вниз по щеке. Она бережно стерла ее большим пальцем, а потом сделала запись в карте, вывешенной на спинке кровати.

Бросив последний встревоженный взгляд на уснувшего пациента, Шэрон вышла из палаты и осторожно закрыла за собой дверь. Она быстро подошла к сестринскому посту, сняла телефонную трубку и набрала номер, беспокойно барабаня пальцами по стойке в ожидании ответа.

- Доктор, это Шэрон. Мне пришлось сделать Джону еще один укол обезболивающего. Он был растерян и расстроен, а еще он сказал нечто странное - спросил, где его брат. Но ведь у Джона нет брата, да? Он никогда не говорил, что у него есть родственники.

Какое-то время медсестра слушала, а затем кивнула.

- Да, он умолял, чтобы привели какого-то Дина... да, буду... нет, сейчас я ухожу домой. Я хотела подождать, пока он очнется - думала, будет лучше, если он увидит знакомое лицо... я сделала запись в его карте и предупредила медсестру вечерней смены - Зоуи присмотрит за ним... спасибо, доктор, увидимся утром.

*     *     *     *     *

Особняк Монро
«Пилл Хилл»
Хавр, Монтана
19:35, 14 ноября 2011 г.

Блэйк Монро повесил трубку и вернулся в столовую. Он сел на стул, с которого вставал, чтобы ответить на телефонный звонок, и, в смятении закусив губу, взял нож и вилку.

- Звонили из больницы.

Джинни ответила не сразу, ее изумрудные глаза расширились от беспокойства.

- Сэм?

- Мучается от боли, взбудоражен. И слегка путается.

Черноволосая женщина аккуратно положила столовые приборы на тарелку с недоеденным ужином.

 - Он звал Дина?

Слегка вздрогнув, онколог опустил взгляд.

- Блэйк.

Блэйк чуть заметно вздохнул.

 - Да.

Встав с места, Джинни взяла свою тарелку и пошла на кухню, по пути задержавшись рядом с мужем.

- Дорогой, я никогда не оспаривала твое мнение и никогда бы не придралась к твоей профессиональной компетентности. Но в данном случае вынуждена сказать, что ты ошибаешься. Ты должен позволить Дину увидеться с Сэмом.

Врач покачал головой.

- Нет, Джинни. Именно Дин отправил его в больницу. Этот парень - головорез. Я не могу рисковать безопасностью Сэма.

- Бывает, что братья дерутся.

- Ну не так же.

Джинни приподняла тонкую бровь.

- А разве не ты три года назад на поминках дяди Тэда затеял разборку со своим братом, в результате чего вы оба угодили в местную больницу? Риган тогда отделался вывихом плеча, а у тебя над глазом была рана, на которую наложили шесть стежков. Прости, видимо, я что-то перепутала.

Изящная женщина с достоинством покинула комнату, оставив мужа в одиночестве сидеть за столом. Удрученно вздохнув, Блэйк отодвинул в сторону остатки ужина и потер висок.

*     *     *     *     *

Дом Кэмпбелла,
Саммит Авеню,
Хавр, Монтана
19:53, 14 ноября 2011 г.

Вторник, 02.11.2010

Не могу выбросить из головы ангелов. Вчерашняя запись всколыхнула череду мыслей, от которых я никогда не мог избавиться. Чтобы больше не задумываться, я надежно запечатал их, похоронил в себе, но история с дневником выпустила их на волю. Наверняка Блэйк совсем не это имел в виду, когда предположил, что «избавление от таких мыслей окажет терапевтическое воздействие». Эта фигня меня уже достала. Достала до кишок.  

Я не хочу думать о том, почему ангелы стали для Дина важнее, чем я. О том, как он обсуждал меня с ними, а потом даже не считал необходимым поделиться со мной. Я не хочу вспоминать, что именно ангел угрожал стереть меня в порошок, как только я стану им не нужен. Как тот лицемерный подлец с издевкой напоминал мне о Джесс и о маме, несмотря на то, что я не позволил Самайну учинить бойню. Я сказал Уриэлю, что у меня не было выбора, что Самайн убил бы нас обоих - и Дина, и меня. Они с Кастиэлем хотят стереть с лица земли целый город, чтобы предотвратить возрождение Самайна, и после этого я - плохой парень? Я останавливаю Самайна так, что не требуется убивать четырнадцать сотен человек, и после этого я - зло?  

Дин называл их «крылатыми отморозками», но именно меня он грозится выследить и убить. Вот до чего он меня ненавидит. Блэйк не говорил, что тайные мысли, всплывая на поверхность из своего заточения, потянут за собой обиду и гнев. Обострят эти чувства настолько, что они перекроют мне кислород, не давая вздохнуть.

Ну и ну. Смотрю на дату. Я весь день проклинал ангелов, вместо того, чтобы тосковать по Джесс. Я облажался, и это еще мягко сказано.

SWSWSWSWSW

- Ну да, а гребаная Руби была для тебя важнее, чем я, Сэм, - Дин сокрушенно покачал головой. - Если б только ты слушался меня, а не эту дьявольскую сучку, мы бы не торчали сейчас здесь. И, возможно, тебе не пришлось бы вариться в этом «онкологическом дерьме».

Среда, 03.11.2010

Сегодня я забрал из тайника Феникса третью книгу. Как мы и договаривались, она дожидалась меня в целости и сохранности. Меня удивило то потрясение, которое я испытал, увидев ее. Я был абсолютно не подготовлен к тому, что почувствую, когда вернусь домой и распакую этот сверток.

Последний раз я видел эту книгу, когда мы с Дином в компании с Бобби занимались исследованиями, прервав охоту, которая пошла наперекосяк. Вообще-то исследования вели я и Бобби. Дин откупоривал для нас бутылки с пивом и слонялся возле кухни Бобби, взбудораженный и нетерпеливый. Вспоминать об этом действительно больно. Разве это не безумие? Неудачная охота вспоминается, словно дом родной. Я рад, что снова держу в руках эту книгу. Боже, мне не хватает Бобби. Мне не хватает нас обоих с Бобби. Я знаю, что Дин без него, как без рук.

Но книга - это наличка в кармане Дина и ценное дополнение к моей библиотеке, поэтому я не могу позволить себе раскиснуть от ностальгии. Я начал новую жизнь, а это означает избавление от старых воспоминаний и привязанностей. И мне невольно приходит в голову, что Бобби одобрил бы такое применение своей старой книге. А еще я думаю, что он не одобрил бы меня и содеянного мною, но мне нельзя углубляться в эти размышления. Сразу подкатывает тошнота, в глазах начинает пульсировать боль, и почему-то мне кажется, что на сей раз операция ни при чем. От этих мучений не спасет пара таблеток обезболивающего.

Пора завязывать с писаниной - я чувствую, что начинаю заводиться. Иногда ведение дневника не очень-то помогает. Блэйку следовало предупредить меня, что эти «излияния» - не всегда большое счастье.  

SWSWSWSWSW

- Ты не во всем прав, Сэм, - тихо пробормотал Дин. - Да, мне не хватает Бобби, и я чертовски по нему скучаю, - он судорожно сглотнул. - Но... думаю... я был... - это без тебя я был как без рук, мысленно добавил он. - Да, он попытался бы тебя остановить, чтобы спасти тебя от тебя самого.


Примечание переводчика:

[1] Молли
- персонаж эпизода 2.16 "Смерть на дороге" телесериала Крипке.

Продолжение читайте здесь


Дата публикации: 27/12/2009
Прочитано: 3280 раз
Дополнительно на данную тему:
Кулон
Вслед уходящему
Вслед уходящему. Часть 2
Вслед уходящему. Часть 3
Вслед уходящему. Часть 4
Вслед уходящему. Часть 5
Вслед уходящему. Часть 6
Вслед уходящему. Часть 7
Вслед уходящему. Часть 8
В моих руках

Назад | Начало | Наверх
Supernatural является собственностью The WB Television Network и The CW Television Network. Все текстовые, графические и мультимедиа материалы, размещённые на сайте, принадлежат их авторам и демонстрируются исключительно в ознакомительных целях. Оригинальные материалы являются собственностью сайта, любое их использование (или модификация) за пределами сайта только с письменного разрешения администрации.


Supernatural Russia © 2006-2013 Silence & Marta

:: fiblack phpbb2 style by Daz :: PHP-Nuke theme by www.hellhole.org ::

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
The Russian localization - project Rus-PhpNuke.com