Привет, Гость!
Меню
· Главная
· Старый форум
· Магазин
· Форум магазина

Тексты
· Архив статей
· Эпизоды
· Обзоры
· Фанфики
· Пресса
· Транскрипты
· Энциклопедия

Медиа
· Галерея
· Русские субтитры
· Видео
· Музыка
· Прочее

Общение
· Форумы
· Чат
· Личные сообщения
· Связаться
  с администрацией

Прочее
· Поиск по сайту
· Список посетителей
 
Наш сайт в сети

 Supernatural.ru В Контакте 
 
Supernatural.ru в Diary

Supernatural.ru в Live Journal 
   
Supernatural.ru на Facebook
   
 Supernatural.ru на Twitter

 
Уголок юзера
Добро пожаловать, Гость
Логин
Пароль
Секретный код: Секретный код
Повторить код

(Регистр)
Зарегистрировались:
Последний: MarcCowle
Сегодня: 0
Вчера: 0
Всего: 94780

Посетителей онлайн:
Гостей: 4
Членов: 0
Всего: 4
 
Счётчики

Хотите разместить нашу кнопочку на своём сайте или в блоге? Пожалуйста!
Самый полный русскоязычный сайт о сериале Supernatural






Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

 
Российское ТВ

"Сверхъестественное"
в России




4 СЕЗОН

ПОНЕДЕЛЬНИКА ПО ЧЕТВЕРГ
В 1.45

Трейлер | Форум





AXN Sci-Fi

6 СЕЗОН

ПО БУДНЯМ В 22.15





 
Команда сайта

Администрация

SilenceMarta

Форум, Diary.ru
 Лучница, Nadin7
Jozefa, DestinyV,
SerJo, Dashita
Koryuu

Эпизоды, Субтитры
chandler, oncilla

В Контакте, Twitter,
LJ, Facebook
Marta, Nadin7

Переводчики
haven, Nadin7,
Лучница  chandler

Оформление

Nadin7

 

Почти повести
Впрочем, почему "почти"? Некоторые тянут даже на роман. Убедитесь сами.

Вот и все - Часть 15

Продолжение. Начало в Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5, Часть 6, Часть 7, Часть 8, Часть 9, Часть 10, Часть 11, Часть 12, Часть 13, Часть 14




Продолжение Главы 13

Дом Кэмпбелла,
Саммит Авеню,
Хавр, Монтана
12:09, 16 ноября 2011 г.

Сэм застыл посередине маленькой гостиной, безвольно свесив руки, пока Дин закрывал за ними дверь и запирал ее на замок.

Опуская ключи от машины и от дома на кофейный столик, Дин заставлял себя двигаться медленно и плавно, хотя был взведен до предела.

Сэм так и стоял в центре комнаты с видом потерявшегося восьмилетнего ребенка, как это бывало целую вечность назад.

Дин отправился на кухню. Он изо всех сил старался привести все в норму, стремился не разрушить те хрупкие отношения, которые они с трудом восстановили за последние два дня. Поставив на плиту заново наполненный кофейник, он окликнул брата:

- Что ты хочешь съесть на ланч? Благодаря твоим знакомым дамочкам, у нас тут по-прежнему шведский стол. Это жареное мясо выглядит просто восхитительно...

Он обернулся к уже открывшему рот Сэму, надеясь услышать обычный ответ человека, которому предлагают выбрать еду. Реакция Сэма подействовала на него как нокаут.

- Папа винил меня в смерти мамы?

- Что?

- Когда вы оставались с ним вдвоем... ну, когда меня не было поблизости?

Забыв про ланч, Дин машинально сделал два шага вперед.

- Почему ты об этом спрашиваешь?

- Я знаю, что оказался негодным сыном, и папа был в курсе. Я просто подумал, может... - Сэм слегка приподнял руки и вновь уронил их. - После того, что он узнал обо мне, может, он винил меня.

- Что значит «после того, что он узнал о тебе»? - притихший голос Дина и склоненная набок голова выдавали его настороженное замешательство.

Не обратив внимания на слова брата, Сэм монотонно продолжил:

- Как ты думаешь, отец давно узнал правду обо мне? В том смысле, что он ведь что-то знал, да?

- Сэм, а кем, по-твоему, считал тебя папа?

Раздраженно выдохнув, Сэм невесело улыбнулся.

- Ну же, Дин, папа предупреждал тебя? Он знал, кто я такой.

- И кто же ты такой, Сэм?

- Думаешь, он пристрелил бы меня? Всадил бы мне пулю в голову? Если бы знал? Если бы считал меня виновным в гибели мамы?

Дин глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться.

- Нет. Нет, Сэм. Папа никогда не говорил мне, что обвиняет тебя.

Дин еще на шаг приблизился к центру маленькой гостиной, откуда ни на шаг не сдвинулся Сэм. Он стоял там совсем один и казался потерянным и забытым. Дин внезапно почувствовал, что ему нужно найти общий язык с братом. Сделав еще один шаг, он оказался с ним лицом к лицу.

- Единственный человек, когда-либо обвинявший тебя за смерть мамы, - тихо продолжил Дин, - это ты сам.

У Сэма перехватило дыхание.

- Папа никогда не винил тебя. А уж я тем более. У нас и в мыслях такого не было, Сэм - никогда. Ты был просто ребенком, невинной душой. Все случилось из-за той сделки, которую заключила мама, спасая жизнь отца, еще до того, как ты появился на свет. При чем тут ты?

- Мамины друзья... ее врач... ее семья... все, кто знал ее... - Сэм сглотнул. - Они все умерли. Умерли из-за меня.

Недоумение еще отчетливее обозначилось на лице Дина - он слышал что-то новенькое.

- Кто тебе об этом сказал?

- Она. Еще тогда, в Цицеро.

Старшего Винчестера охватил гнев.

- Руби? И ты поверил этой суке?

- Я проверил. Сделал пару звонков, пока ты был с Лизой и Беном. Это правда - они все погибли. Пожары, инфаркты...никто не уцелел. Всё из-за меня. Из-за того, что со мною сделали.

Дин почувствовал, что еще сильнее возненавидел дьявольскую тварь. Сдержав гнев, он продолжил говорить тихо и спокойно, пытаясь достучаться до брата.

- Это все сделал демон. Не ты. Ты был просто пешкой, оказавшейся в самом центре этой заварухи, малыш. Ты не виноват.

Сэм затаил дыхание, услышав слова брата, увидев искренность на обеспокоенном лице Дина. Теперь его признание воспримется во сто крат ужасней.

Что ж, он вплотную приблизился к решающему моменту, после которого возврата к прошлому уже не будет. Весь день его не покидала мысль о том, что они должны с этим покончить, и что открывшаяся правда оборвет их непрочные братские отношения. И теперь, когда эта минута наступила, он элементарно не представлял, с чего начать.

Сэм резко повернулся - он внезапно почувствовал, что должен в первую очередь перестать смотреть в глаза Дину. Он снял куртку и повесил ее на спинку ближайшего стула, явственно ощущая на себе пристальный взгляд брата. Потом он взял пустую чашку, оставленную прошлым вечером на кофейном столике в гостиной, и отнес ее на кухонный стол.

Сэм знал, что это всего лишь отсрочка, но ничего не мог с собой поделать. Он вернулся в гостиную и поворошил дрова в камине, затем подложил новых поленьев из контейнера и разжег огонь.

Прекрасно понимая, что брат тянет время, Дин медленно опустился на софу. Было очевидно, что младший прячет от него глаза, с энтузиазмом хватаясь за все, чем он мог занять себя в своем маленьком доме.

- Сэм, - тихо окликнул Дин, нарушая молчание.

Сэм обернулся к старшему слишком поспешно, слишком резко, выдав этим свое напряжение, и на секунду их взгляды встретились. Дин уловил тревожный сигнал сразу же, как только заглянул в огромные глаза брата, увидел пульсирующую жилку на его шее и дрожащие руки.

- С чего ты взял, что отец убил бы тебя?

- Потому что он прикончил бы монстра.

Дин наморщил лоб.

- А причем тут ты?

- Монстра вроде меня.

Дин медленно встал, понимая, что ему предстоит услышать нечто шокирующее. Сэм скрывается и живет в бегах два с лишним года, Сэм все это время держит что-то в секрете, Сэм  испуган сейчас... У Дина пересохло во рту.

- Сэм? - повторил Дин, не повышая голоса и старательно изображая спокойствие. Он следил, как брат собирает все свое мужество, чтобы открыть последнюю тайну, и понимал, что если он поторопится или надавит на младшего, тот отступит.

Когда Сэм заговорил, его голос был едва различим. Дину пришлось напрячь слух, чтобы разобрать слова. Они были произнесены так тихо, что в первый момент Дин подумал, уж не ослышался ли он.

- Я пил кровь Руби.

Сэм смотрел на брата и, затаив дыхание, ждал взрыва.

Вместо этого Дин словно прирос к полу; на лице его застыло ошеломленное выражение.

Решив, что брат, судя по его реакции, просто не расслышал, Сэм повторил свое признание безразличным смирившимся тоном:

- Я пил кровь Руби.

На этот раз Сэм поднял голову, приготовившись к вспышке гнева - он знал, что заслужил это. Отчаянно нуждаясь в понимании, он стал выплескивать в окружающую тишину все, что с утра вертелось у него в голове, пока он метался между страхом и необходимостью снять с души камень.

- Сначала я думал, что нужна только ее кровь, но, как выяснилось, подходила любая демонская, вот только много ли демонов позволили бы мне такое? Все, кроме нее, стремились нас прикончить. Теперь я понимаю - она навязала мне зависимость от нее. Она сделала так, что я не мог без нее обойтись.

Дин мысленно передернулся, понимая, что чутье не обманывало его тогда. Он понимал, что Руби уводит брата на темную сторону. Видит Бог, он достаточно часто говорил Сэму, что Руби все глубже вбивает клин между ними. Она воспользовалась самой древней из известных стратегий - разделяй и властвуй. Он поругался с Сэмом,  обнаружив, что брат тайком сбегает по ночам и не желает ничего объяснять. Отстранился от него, когда стало очевидно, что Сэм не только помалкивает о своих делишках, но, даже заговорив, лжет старшему в лицо. Впервые увидев, как Сэм пользуется своей силой, Дин предупредил брата, что тот ступил на опасный путь. Черт возьми, он настаивал, чтобы Сэм остановился, пока его не остановили ангелы.

Но он и представить себе не мог, что Руби так глубоко всадила в брата свои когти, так крепко привязала его к себе.

Теперь, когда ему стала известна эта унизительная тайна, Дин мог только молча пялиться на парня.

Увидев шок на лице брата, Сэм почувствовал себя хуже, чем чувствовал все утро, пока  собирался с духом перед решающим шагом. Он ждал гнева, обвинений, неизбежной бури и отвращения. Он готовился обороняться.

Но он совсем не ожидал, что Дин впадет в полнейший ступор.

Сэм прекрасно знал своего брата и был абсолютно уверен, что признание застало его врасплох. Он понимал, что среди возможных сценариев последней тайны, которые рисовал в своем воображении старший, ничего подобного не значилось. Теперь он видел Дина без маски - видел непосредственную реакцию человека, который не в состоянии контролировать свои эмоции.

Молчание брата мгновенно сказалось на Сэме. Его слабенький кураж улетучился, как только он понял, что Дин ошеломлен, что он не может поверить своим ушам. Старший продолжал молчать, и Сэм все понял. Он подсознательно готовился к жаркому спору - обычному для них, с тех пор как Дин вернулся из Ада - а в этой мертвой тишине он растерял весь свой пыл, выдохся и скис.

Сэм опустился на стоявшее неподалеку кресло. Его оборонительная тактика стала рассыпаться, как карточный домик, и он уже не мог держаться на ногах. Примостившись на самом краешке, он уперся локтями в колени, безвольно свесив кисти рук. С низко опущенной головы на глаза упала челка. Собственное дыхание казалось ему неестественно громким, подчеркивая молчание брата.

Сэм вскинулся, чтобы посмотреть на Дина, но тот не сдвинулся ни на дюйм. Младший Винчестер почувствовал непреодолимое желание что-то сказать - что угодно - лишь бы заполнить эту пустоту. Было очевидно, что новость, как громом, поразила старшего, поэтому Сэм выбрал единственно возможный вариант. Не считая совершенно безумной идеи развернуться и снова пуститься в бега, ему оставалось лишь одно: попытаться заставить Дина понять. Он открыл рот, и слова хлынули в тишину сплошным потоком.

- Я и не предполагал, что все зайдет так далеко. Не понимаю, как я позволил этому так далеко зайти. Никогда не думал, что так глубоко увязну, клянусь. Я считал, что смогу держать все под контролем.

Внезапно Сэм почувствовал, что сейчас ему важнее всего убедить Дина - сделать так, чтобы брат понял. С этой мыслью он непроизвольно поднялся с кресла и двинулся к старшему, разведя руки в стороны. Но они безвольно повисли, когда Сэм понял всю сложность своей задумки, и в тишине раздался его ровный тихий голос - такой же безразличный, как и взгляд.

- Сначала я хотел послать ее подальше. Когда она впервые сказала мне, чего от меня хочет, на меня накатила тошнота, а вслед за ней пришла ненависть. Жаль, что я не прислушался тогда к своей интуиции. Потом, после первого раза, когда решающий шаг был уже сделан, когда я немного успокоился и начал думать... я просто не мог поверить, что позволил ей втянуть себя во все это. Если бы в тот первый раз она вернулась, я бы прикончил ее, не сходя с места. Я понял, что до такой низости я еще ни разу не опускался.

На мгновенье Дин взглянул брату в глаза, однако Сэм не смог ничего прочитать в этом взгляде, и отчаяние вынудило его продолжить.

- Но я не мог отрицать, что в ее рассуждениях был определенный смысл. При всем отвращении, которое я испытывал к этой затее - при всей ее порочности, которую я сознавал - мне было ясно, что в одном она права: это был единственный способ. Я почувствовал это после первого же раза и еще до первых практических результатов понял, что нашел недостающее звено. Я чувствовал энергию. И эта энергия означала не только силу. Она давала мне уверенность, мужество и самообладание - все, чего мне не хватало в те четыре месяца.

Дин сделал шаг назад. Выражение его лица не изменилось, он не издал ни звука. В свою очередь Сэм неожиданно пересек комнату и остановился перед камином. Он мгновенно вспомнил тот день и едва не задохнулся от нахлынувших эмоций и подробностей. Память открыла все шлюзы и, обернувшись к брату, он продолжил рассказ.

- Очень просто сидеть здесь, когда все уже случилось, и рассуждать, как меня обвели вокруг пальца. Но в то время я был сам не свой, я был в отчаянии. Я готов был сделать что угодно, лишь бы вытащить тебя из Преисподней. И после каждого нового облома, я знал, что твои страдания продолжаются. Из-за меня.

Сэм машинально провел рукой по волосам - медленно и судорожно.

- К тому времени как она нашла меня, я был раздавлен неудачами. Она следила за всеми моими попытками, я уверен в этом - она знала, насколько плохи были дела. Измученный и опустошенный, я держался только на злости, отчаянии и выпивке. В злости и отчаянии я черпал жизненные силы, алкоголем глушил душевные муки. Если бы я дал волю своим переживаниям, мне пришел бы конец. Все свое время, до последней секунды, я тратил на попытки добраться до тебя.

Сэм искал какие-то признаки того, что Дин слушает, что слова доходят до него, но лицо старшего по-прежнему казалось застывшей маской. Единственным свидетельством внимания были глаза брата, которые ни на секунду не отрывались от глаз младшего. В их зеленой глубине Сэм видел напряженное внимание и понимал, что Дин ловит каждое его слово. К счастью и к сожалению, добавил он про себя.

- Я уже пытался открыть врата Ада, но они оказались неприступными. Я перебрал всех - от шаманов до ясновидцев, все пытался найти какого-то медиума. Надеялся, что он заворожит меня или сведет с каким-то существом, которое укажет мне потайную дверь в Ад, но все было без толку - они либо отказывались, либо вешали мне лапшу на уши.

Сэм прервался, не в силах сдержать вздох.  Его силы постепенно иссякали - бремя последней тайны сделало свое дело. Он продолжил рассказ, слова рождались в измученной душе почти сами собой.

- Последней соломинкой, за которую я ухватился, была попытка заключить сделку с демоном перекрестка - попытка обменять твою душу на мою. А тот ублюдок рассмеялся мне в лицо и велел выбросить эту идею из головы. Он сказал, что сложившийся расклад вполне устраивает Лилит.  И тут я понял, что дошел до предела. У меня просто не осталось других вариантов. Когда я сообразил, что окончательно завалил все дело и потерял тебя навсегда, я почувствовал невыразимое опустошение. Я едва смог это пережить. Вскоре Руби снова попыталась подобраться ко мне, заграбастав себе чью-то тушку. Она прикинулась моей защитницей, но я спросил ее напрямик, сможет ли она спасти тебя, а она ответила, что не знает никого столь могущественного. Я выставил ее вон.

Сэм заметил, как на челюсти брата дернулся мускул. Он видел, что шок Дина начинает сменяться гневом. Сэм стал нерешительно приближаться к брату, но неуверенность взяла верх, и он остановился.

- Но она вернулась. Она просто подождала чуток, пока не убедилась, что я веду себя, как жалкий самоубийца, и медленно иду ко дну. Вот тогда-то она и кинулась на свою добычу. Оглядываясь назад, я понимаю, что был легкой мишенью. Она переселилась в другое тело, которое выбрала уже более осмотрительно, чтобы сбить меня с толку. Физически оно было полной противоположностью предыдущему, к тому же она подцепила его у коматозницы. Она воспользовалась живым телом без души, чтобы я не ворчал, что демон вселился в невинную женщину.

Картинки из прошлого явственно предстали перед глазами Сэма, и он снова упал в  кресло. Взгляд Дина неотрывно следовал за ним. Сэм ссутулился, словно два года неверия и разочарования восстали из могилы, где похоронил их Джон Кэмпбелл.

- Сперва она пообещала, что раз не может помочь тебе, то поможет мне выследить Лилит. Я уже махнул рукой на свой моральный облик - я был вполне готов. Ей не пришлось меня уговаривать. И мне было на это плевать. В тот момент у меня не было никаких надежд спасти тебя, и я был готов на любые жертвы, чтобы добраться до Лилит. Если я не могу вытащить из Ада своего брата, я буду жить ради того, чтобы Лилит за все заплатила. Мне уже не нужно было ничего, кроме мести и... - сделав паузу, Сэм презрительно хмыкнул, - в ту минуту прозрения пример папы с его двадцатитрехлетней жаждой мести вдруг показался мне сущей ерундой.  

Прервавшись, Сэм услышал в тишине тяжелое дыхание Дина. Он поднял глаза и встретил все тот же пристальный взгляд. Не в силах этого выдержать Сэм опустил голову, но он знал, что Дин ждет продолжения. Он знал, что в свое время именно к такому разговору постоянно подталкивал его брат. 

- Руби учила меня пользоваться скрытой во мне силой, чтобы изгонять демонов из их телесных оболочек. Но это было очень трудно, и мне никак не удавалось довести дело до конца. Я мог мысленно проникнуть в человека и обнаружить там демона. Я мог зацепить тварь и начать тянуть, но не мог извлечь ее полностью. И боль... она не шла ни в какое сравнение с тем, что я испытывал раньше. Головная боль от моих видений казалась мне бледным подобием...

Сэм услышал, как у брата перехватило дыхание, но не прервался.

- Боль была ужасной, она обрушивалась мгновенно и каждый раз останавливала меня.  Как бы далеко я ни продвинулся, боль все равно ломала меня, и я уже не мог чувствовать свою силу. Боль заглушала все, и я не мог ее вытерпеть. Она была мучительной, к ней добавлялись носовые кровотечения, и все это совершенно изматывало меня, превращая в выжатый лимон.

Сэм умолк, вновь переживая муки тех неудачных попыток; он вздрогнул от неожиданности, когда в камине треснуло горящее полено.

- Руби постоянно твердила, что я должен собраться, сосредоточиться и засечь момент, когда во мне проснется сила. Однако это было утомительно и болезненно, я никак не мог освоить это искусство. Вспоминая те дни, я понимаю, что помехой была моя собственная совесть - это она тормозила меня, не позволяла пересечь роковую черту и окончательно встать на сторону Зла. Потому что дело шло именно к этому. Когда я пользовался этой силой, я тем самым развивал тот дьявольский задаток, который получил в младенчестве; я терял все человеческое. Подсознательно я понимал, что буду постепенно сдаваться Тьме - уступать ей самого себя. Хорошего себя, которого растили вы с отцом, которого любила Джесс.

На этот раз дыхание перехватило у Сэма, и он замолчал. Но при всей тяжести этих  воспоминаний, он понимал, что гораздо тяжелее жить под вечным бременем этой тайны, этих мерзких подробностей, разделивших его с братом. Сэм знал, что больше не сможет ни секундой дольше хранить секрет, из-за которого они стали чужими людьми задолго до того, как эти два года разделили их физически. Еще ниже опустив голову, он продолжил еле слышным шепотом.

- Но я все-таки перешел черту. Когда я поддался на обольщения Руби, я допустил какие-то чувства по отношению к ней. Она смогла втереться ко мне в доверие, а именно это ей и было нужно. Я стал доверять ей. Тогда мне стало ясно, что с твоим уходом у меня не осталось никого, с кем я мог бы поделиться, кому мог бы так же доверять. Она появилась в нужном месте в нужное время и отлично понимала это. Она старалась изо всех сил и все идеально рассчитала. И у нее был еще один козырь в рукаве.

Мысли Дина мгновенно переключились на дневник, когда чутье охотника уловило связь между стремлением Сэма видеть в нем брата, после его возвращения из Ада, и закрытой для него частью жизни младшего.  Он в шоке вспомнил прочитанные строки:

«...Помнится, я тогда подумал: а счел бы он достаточно серьезной нагрузкой экзорцизм и уничтожение демонов при помощи таинственных сил своего разума? И чтобы при этом твой брат не догадывался, как тебе это удается. Или как насчет одного нехилого напряга мистических способностей, необходимого, чтобы упрятать под замок Люцифера и поджарить высших демонов до хрустящей корочки?»

...и чтобы при этом твой брат не догадывался, как тебе это удается ...и чтобы при этом твой брат не догадывался, как тебе это удается...

- Ужасный козырь.

Дин сказал это тихо, но его голос резанул слух Сэма, и тот подскочил на месте. Вскинув голову, он еще раз наткнулся на застывший взгляд брата. Сжав губы в тонкую прямую линию, Сэм кивнул, всем своим видом выражая раскаяние и тревогу.

- Именно в тот момент, когда я уступил, она вытащила свой козырь. Именно в те минуты, когда я, наконец, стал чувствовать что-то, она прошептала мне это на ухо. Сказала, что знает способ, как развить мою силу настолько, что я смогу не только запросто изгонять демонов, но и прижать Лилит - заставить ее делать все, что пожелаю. Она крепко обняла меня и спросила, не этого ли я хотел. Когда я сказал «да», она пообещала, что научит меня еще одной штуке. И я снова вспомнил то ощущение, которое возникает, когда тебе кто-то нужен.

Сэм не поднимал взгляд, поэтому даже не заметил выражение грусти, промелькнувшее на лице Дина. Шок и гнев на мгновение исчезли, а потом глаза опять стали суровыми. Молчание снова затянулось, и Сэм продолжил.

- На следующее утро я попросил ее показать мне обещанное, но она сказала, что я еще не готов. Я был более чем готов, так ей и ответил. Она сказала, что надо подождать, но я был не настроен ждать. Тогда она встала позади моего стула, обняла меня за шею и сказала этим своим вкрадчивым голосом, что мою демонскую кровь можно сделать более действенной при помощи ее демонской крови - эта смесь будет взрывоопасной и с такой силой придется считаться.

На глазах Дина младший брат засуетился - он неожиданно вскочил со стула и стал мерить шагами маленький пятачок перед кухней.

Сэм уже открыл рот, чтобы продолжить, но слова не шли с языка - лишь беспомощно шевелились губы. Он никак не мог объяснить, как получилось, что Руби так легко заманила его на темную сторону. В конце концов, он беспомощно воздел руки. Оставалось лишь одно: рассказать, как все было. Он знал, что Дин ждет, и что теперь не осталось других вариантов, кроме правды.

- Я был просто в шоке. Мне и в голову не могло прийти, как, черт возьми, она собирается смешивать нашу кровь. Когда я представил возможные варианты, мне стало тошно. Я заорал «нет» и назвал ее мерзкой сукой. Но она повторила, что наградой будет Лилит, а ведь именно Лилит держала тебя в Аду, Дин. Меня душила злость, но я не мог отрицать, что такой приз был бы для меня самым желанным.

Сэм сделал глубокий вдох и с шумом выдохнул, сокрушенно помотав головой.

- Поэтому я сказал «да». Не раздумывая. И я больше не спрашивал, как она собирается это делать. Я просто позволил ей это продемонстрировать. Более того, я потребовал, чтобы она немедленно показала мне этот свой метод. Что она и сделала. Грациозно обогнув стул, она уселась мне на колени, лицом к лицу.

- Я даже не сообразил, что она держит в руке нож. Потом я помню, как она перерезала себе запястье и сказала, что так можно приобщиться к силе, почувствовать силу, впитать в себя силу. Глядя мне в глаза, она сказала, что это ключ, который даст выход давно дремлющей во мне энергии и что теперь я смогу использовать ее по собственному усмотрению, а не по чьей-то указке. Она сказала, что я должен овладеть этой силой, ради тебя.

На этот раз младший Винчестер хорошо разглядел, как изменился в лице Дин, когда на смену ступору пришла неистовая злоба. Сэм увидел, как окаменело лицо брата при последних словах - когда Дин узнал, что Руби использовала его как орудие, чтобы окончательно сломить сопротивление Сэма. В зловещем враждебном молчании Дин ждал продолжения.

- Сначала я не понимал, что она имеет в виду, но она посмотрела мне прямо в глаза и размазала пальцем свою кровь. Я сразу почувствовал ее запах, и она поднесла руку ближе к моему лицу. Я все еще не был уверен, но когда она наклонилась ко мне и провела языком по моей нижней губе, я точно понял, чего она хочет. Я даже не запаниковал. Я мог думать лишь о том, что это было оружие, и оно было необходимо мне, чтобы прищучить Лилит. Когда ее запястье оказалось прямо у моего рта, я коснулся кожи кончиком языка и мгновенно ощутил удар, подобный электрическому. Я почувствовал, как моя кровь запульсировала, отзываясь, и это было самое отчетливое ощущение за все четыре месяца. Она была права. Я почувствовал прилив энергии - почувствовал, как во мне просыпается сила.

Голос Сэма непроизвольно окреп, когда он рассказывал брату о своем первом опыте. Слушая его, Дин чувствовал, как в нем растет ненависть к Руби. Представив себе эту сцену, он почувствовал, что его замутило. Ужасные мысли завертелись у него в голове при мысли о брате, которым манипулируют, которого прессуют, которого залавливает в свои сети эта мерзавка.

Сэм медленно продолжил - слова давались ему с трудом, словно застревая в горле.

- Она ткнула свое запястье мне в губы, и второго приглашения уже не потребовалось. Я открыл рот и присосался к ее руке. Она быстро отдернула руку, прежде чем я успел глотнуть по-настоящему, а не просто попробовать. Но это было уже неважно. Я понял, что получил верное средство.

Сэм поднял взгляд и пожал плечами, одновременно вскидывая брови.

- Потом она просто взглянула на меня и ушла. Сначала я ни на что не обращал внимания, сосредоточившись исключительно на бурной реакции своего организма, но это ощущение быстро слабело, и на меня с небывалой силой обрушились раскаяние и отвращение. В тот момент я ненавидел ее, и если бы она вернулась, я отправил бы ее кружным путем обратно в Ад. Но отвращение вызывала во мне не она. Его вызывал я сам. Я был отвратителен сам себе, поскольку знал, что сделаю это снова и позволю ей себя обучить, потому что мог думать только о том, как тебя вытащить. За это я готов был заплатить любую цену.   

- Теперь я понимаю, что на самом деле Руби ничего такого мне не обещала. Она заманила меня, убедив, что при помощи моих сверхвозможностей я смогу заставить Лилит сделать все, что захочу, а хотел я одного: уничтожить ее, предварительно заставив освободить тебя. Я знал, что ради этого пойду на все. Лилит уже отказалась от обмена, который я ей предложил - забрать меня вместо тебя - поэтому у меня не было других вариантов.

- Руби вернулась на следующий день и мы придумали, как провернуть это дело. И у меня получилось. Я изгнал демона - начисто. Это было мучительно, но я сделал это. Сначала Руби дала мне дозу, а затем растолковала, как найти демона в человеческом теле и удержать его. Удержать, не позволить вырваться, а затем извлечь из оболочки. Как и положено, первый блин оказался комом. Я пришел в себя на полу, из носа лилась кровь, а голова раскалывалась от мучительной боли, но дьявольская тварь была изгнана, а человек остался жив. Руби сказала: «Я же тебе говорила», и она была права.

Под конец рассказа голос Сэма потерял всю свою эмоциональность - младший говорил будничным, бесстрастным, прозаичным тоном, словно описывал какую-то заурядную охоту. Дин так и не двинулся с места с того момента, как брат начал взламывать последний разделяющий их барьер. Выполнив свою задачу, Сэм расправил плечи и посмотрел Дину в глаза.

- Я изгонял по три демона в неделю. Для этого мне требовалась отрава Руби, три дозы, но три удачных экзорцизма того стоили. Каждый раз я терпел безумную боль, и каждый раз мне было обеспечено рекордное похмелье. Но все искупала мысль о том, что этот путь приведет меня к уничтожению Лилит и твоему спасению, а все остальное не имело никакого значения.

Опустив голову на грудь, Дин провел рукой по рту.

Наконец, он заговорил тихим низким голосом.

- Значит, первый раз ты это сделал, когда я был в Аду. Но потом, когда я выбрался, это прекратилось?

Молчание Сэма стало для него исчерпывающим ответом.

- А все твои тайные прогулки по ночам? Это было продолжение?

Сэму хотелось все объяснить - напомнить последовательность событий, чтобы брат понял, что творилось тогда в голове у младшего. Ответ Сэма прозвучал глухо.

- Все закончилось, когда я пообещал завязать, Дин, клянусь - сразу после охоты на ругару. Я сказал тогда, что бросаю это дело, совершенно искренне.

- Но ты снова начал. Я видел, как ты меняешься, Сэм - твои перепады настроения трудно было не заметить. Ты стал необычайно осторожным, чего-то недоговаривал или вообще уходил от ответа, втайне с кем-то говорил по телефону...

Сэм прервал описание собственного психологического портрета. Ему не хотелось это выслушивать - он и без того знал, сколько боли причинил брату.

- Я вовсе не собирался начинать! Но после...

- Значит, ты действительно, взялся за старое?

Сэм просто кивнул.

Дин ждал ответа, и эта тишина резала слух Сэма.

- После истории с Джеем и Чарли...Дин, нас так и так ждал облом. Ты же сам сказал: для нас все закончится кроваво или печально - такова жизнь. А какие у нас могли быть варианты? Я не хотел, чтобы мы охотились до старости, Дин. Я не хотел остаться последним, кто уцелеет - одиноким стариком, у которого нет ничего и никого, когда я знал, что у меня есть... - Сэм внезапно замолчал и продолжил уже более мягким тоном, - ...я думал, что у меня есть шанс не допустить этого. Победить Лилит. Защитить тебя от всего кровавого и печального...

Сэм умолк. Дело было сделано. Теперь сказано все.

Между братьями воцарилось мучительное молчание, которое нарушало только их тяжелое дыхание.

Не сводя глаз с младшего, Дин медленно покачал головой и поджал губы. Весь его облик выражал гнев; Сэм практически чувствовал, как от ярости брата дрожит воздух.

Тихо и угрожающе Дин процедил сквозь зубы:

- Я так и знал. Я знал, что та сука тебя использует.

Его голос стал громче, сорвавшись на крик, хорошо знакомый Сэму.

- Я говорил тебе, что она тебя использует.

Наконец, Дин сдвинулся с места. Устремившись к Сэму, он в считанные секунды проскочил разделявшие их футы. Старший Винчестер обеими руками схватил брата за полы рубашки и рванул на себя. Инстинктивно сопротивляясь, Сэм вцепился в запястья Дина.

Приблизив свое лицо почти вплотную к лицу младшего, Дин спросил:

- Как ты мог даже думать о том, что твоя идея - это нечто нормальное, Сэм? После всего, что сделала эта семья; после всего, что зло сделало с нами - как ты мог не понимать? - его голос зазвучал громче, сильные руки и тяжесть обвинения сдавливали Сэма, словно тиски.

Младший Винчестер дрожал в стальной хватке Дина, покорно принимая реакцию брата, которая так пугала его последние двадцать четыре часа.

- Я в Аду мучаюсь под пытками демонов, а ты сошелся с одной из этих тварей? И как же это получается, Сэм? Потому что я не услышал от тебя ничего, что могло бы сойти за оправдание!

- Пожалуйста, Дин, я не...

- Не смей говорить, что ты не знал! Папа с детства учил тебя! Я учил тебя! - прошипел Дин прямо в лицо брату. - Мы боролись с этими ублюдками всю жизнь, а ты доверился одному из них? Я продал ради тебя душу, а ты продался демону?

Дин отпихнул младшего. Спотыкаясь, Сэм отступил на пару шагов, прежде чем восстановил равновесие. Дин прошел мимо брата, затем повернул обратно и для бóльшей убедительности ткнул пальцем в сторону Сэма.

- Знаешь, что бесит меня больше всего? Если ты считал, что у тебя есть полное право так поступать, если считал, что делаешь это во имя добра, ты должен был все рассказать мне, Сэм, а не лезть из кожи вон, чтобы скрыть.

Сэм взглядом молил брата понять, молил успокоиться.

Продолжая расхаживать по комнате, Дин взвинчивался все сильнее. Он провел рукой по голове, отбрасывая со лба короткие волосы и ероша их до самого затылка. Остановившись на пороге кухни, он обернулся и смерил Сэма холодным, жестким взглядом.

- Знаешь, во всей этой истории меня тревожили ее попытки втянуть тебя в телепатический экзорцизм. Я понятия не имел, что она тебя подпитывала. Я знал, что она натаскивала тебя, но что б такое... ТАКОЕ!

Дин прорычал последнее слово таким пораженным тоном, что Сэм вздрогнул. Он отшатнулся при виде беспредельной ярости на лице старшего брата, хотя прекрасно понимал, что Дин оказался совершенно неподготовлен для такого признания.

Схватив кухонный стул, Дин швырнул его через всю комнату, так что тот врезался в дверь холодильника.

Не дожидаясь, пока стул рухнет на пол, Дин крутанулся на месте и направился к входной двери, даже не взглянув на брата.

Умоляюще выставив перед собой ладонь, Сэм поспешил наперерез, пытаясь удержать старшего. Замерев на секунду, Дин зыркнул на брата; его взгляд выразил угрозу не хуже слов.

- Не надо, - рявкнул он. Промчавшись мимо дивана, он схватил со спинки свою куртку, распахнул дверь и вне себя от злости выскочил на улицу.

Потрясенный и напуганный Сэм застыл на месте; теперь он даже не дрожал - его всего трясло. Сквозь слезы он смутно видел, как брат снова покидает его. Он знал, что такой итог закономерен, но видеть своими глазами, как Дин уходит, не в силах принять поступка младшего, было неимоверно тяжело. Чувствуя, что ком в горле грозит задушить его, Сэм смотрел, как брат без колебаний идет прочь, Знать, что Дин так среагирует, было одно, и совсем другое - пережить это.

Звуки повседневной жизни - лай собаки, хлопнувшая дверь машины, ветер, шелестящий в кронах соседних деревьев - куда-то пропали. Два года одиночества стали казаться Сэму просто невыносимыми на фоне двух последних дней. Двух дней, когда вместо пустоты появилось, пусть даже непрочное, ощущение безопасности и единения. Оставшаяся жизнь, где его снова ждали пустота и душевные муки, предстала перед Сэмом, как смертный приговор.

Не замечая холода, ворвавшегося в комнату, Сэм повернулся спиной к открытой двери и прижал пальцы к вискам. Глухая боль, которая на протяжении всего дня оставалось более-менее терпимой, после пережитого стресса мстительно накинулась на него, обещая в любую секунду превратиться в настоящую мигрень.

Перешагнув через опрокинутый стул, Сэм потянулся через холодильник к шкафчику, служившему ему аптечной кладовкой. Он взял с полки пузырек и тяжело опустился на уцелевший кухонный стул.

Вытряхнув на ладонь две таблетки сильного обезболивающего, Сэм тупо смотрел на оставшиеся пилюли.

Сэм чувствовал, что жестокое умственное испытание в сочетании со шквалом эмоций вымотало его до предела - изнеможение накрыло его, словно туча. Он медленно вращал дрожащими руками пузырек, глядя, как в нем перекатываются маленькие белые таблетки, а его подлеченное сердце вновь разлеталось на миллион осколков.

*     *     *     *     *

wwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwww
Комментарий авторов:

Незадолго до этой главы мы решили, что, хотя сюжет нашей истории разошелся с каноном после эпизода 4.14 «Секс и насилие», нам придется как-то затронуть тему с питьем демонской крови. До эпизода 4.14 в сериале было достаточно намеков, что Сэм сознательно делал нечто предрассудительное, хотя окончательно все выяснилось только в эпизоде 4.16. Но поведение обоих - и Сэма, и Руби (этой стервы...) - ясно  указывало на какую-то неприглядную тайну, поэтому мы должны были как-то отразить эту линию и в нашей повести. Хоть она и АУ, мы старались по возможности следовать канону вплоть до точки расхождения.

У кого-то может возникнуть вопрос - а почему мы выбрали в качестве поворотного момента именно 4.14? Ответ простой. Сразу после показа эпизода по ТВ и нашего телефонного разговора с Петрой меня осенила идея новой повести, и я приступила к работе. Мы решили не затрагивать те моменты, которые относятся к последующим эпизодам сериала, вроде взаимосвязи Дина и Первой Печати и др. Вот почему в «Вот и Всё» еще жив Уриэль, хотя я с огромным удовольствием размазала бы его по стенке, учитывая все, что я теперь о нем знаю... Но дело в том, что мы должны были выбрать в сюжете сериала какой-то временной предел и не залезать за него. В противном случае, мы все время сбивались бы на сюжет сериала, и наш фанфик никогда бы не закончился.  Либо превратился совсем не в то, что было задумано.

Вот как обстоят дела.  Надеемся, вы получили удовольствие от продолжающегося ангста (Прим. Green_Eyed: Это просто садизм какой-то...). А в следующей главе братьев ожидает кое-что шокирующее. Для них обоих.

...*звучит тревожная музыка*...

Джулия и Петра

wwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwww


wwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwww
Комментарий
Mizpah к Главе 14:
Готовы получить добавку? Снова нервы, таблетки и разборки. А, может, нервы и разбросанные таблетки?...
 (Прим. Green_Eyed: Очень сложно в переводе в полной мере сохранить игру слов. В оригинале фраза звучит так: «Ready for some more chills, pills and spills? Or is that chills and spilled pills?...»).
Сэма посетит неожиданный гость.... *звучит драматическая музыка*....
wwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwwww

Глава 14

9-я Стрит
Хавр, Монтана
12.52, 16 ноября 2011 г.

Дин метался по заснеженным улицам, не замечая холода. Ярость гнала его вперед, подальше от Сэма и только что открывшейся ужасной правды. Он никак - никак - не ожидал такого удара. Он был просто в шоке, узнав, что его родной брат - подумать только, прирожденный охотник! - добровольно отказался от своей человеческой сущности. Трудно не впасть в ступор, слушая, как младшему заморочили голову до такой степени, что тот согласился разбавлять свою кровь - травиться - той самой дрянью, с действием которой боролся вот уже четыре с лишним года.

Ведь Сэм сам умолял прикончить его, если он переметнется - заставил Дина пообещать ему это. А как только Дин оказался вне игры, Сэм покатился по наклонной и с готовностью подставил пасть той демонской сучке, позволив ей превратить себя, Бог знает во что.

«Я продал за тебя душу, а ты продался демону

Прорычав отвратительное ругательство, зеленоглазый охотник ускорил шаг, практически переходя на бег. Он стремительно шел по тротуару, не разбирая дороги и отталкивая редких прохожих. Люди с любопытством смотрели ему вслед, но их взгляды отскакивали от напряженной спины Дина.

Как мог Сэм дойти до такого? После всего, что они пережили; после всего, что пережил он сам...

«Я готов был сделать что угодно, лишь бы вытащить тебя из Преисподней».

Дин машинально проскочил через анфиладу просторных арок и, миновав круглую клумбу, устремился вперед по узкой, но ухоженной дорожке. Шум машин затих, и постепенно до взвинченного охотника стало доходить, что он забрел в какую-то глухомань.

Резко остановившись, Дин с удивлением воззрился на ровные ряды могильных плит, а затем обернулся на дорогу, по которой пришел. Он стоял посреди кладбища, совершенно не представляя, как попал сюда.

Тяжело вздохнув, Дин провел рукой по лицу и подошел к ближайшей могиле. Он стряхнул с надгробия тонкий слой снега и с хриплым стоном опустился на холодный цементный край. Упершись локтями в колени, Дин обхватил голову руками и качнулся вперед. Он крепко зажмурился, чувствуя, как убийственная фраза молотом стучит у него в мозгу.

«Я пил кровь Руби».

Дин пытался выбросить из головы ужасное заявление, но оно обрушивалось на него снова и снова. Все его обещания уберечь младшего брата от любой опасности издевательски звучали у него в ушах; больно хлестали, напоминая, что он не сумел защитить человека, ради которого пожертвовал самой жизнью.

А Сэм... Сэм шагал прямиком по той дороге, на которую обещал Дину не сворачивать. Зная о последнем желании брата, он пренебрег им в угоду своей жажде мести. Превратил себя в монстра - в тварь, на которую охотятся. Только для того, чтобы отомстить.

«Я готов был сделать что угодно...».

Дин зажал ладонями уши и согнулся почти пополам, не в силах сдержать звериный рык, вырвавшийся сквозь стиснутые зубы.

«Это был единственный способ... Я так старался защитить тебя... Если я когда-нибудь превращусь во что-то... С тобой ничего не случится, пока я рядом... Слушай, ты не хотел, чтобы я пошел по этой дорожке - я по ней и не пошел. Это же было практически твое последнее желание».

- Почему? Почему, Сэм? После всего, что было? - у него защемило сердце. - Где были твои гребаные глаза?! Разве ты не видел, куда ведет та дорога? Неужели тебя это совсем не волновало?

«Ты ушел. Я остался. Мне пришлось продолжать борьбу без тебя».

- Ах ты, гребаный засранец!

Внезапно вскочив на ноги, охотник устремился к ближайшему дереву и оторвал нижнюю ветку. Ухватив отломанный сук на манер бейсбольной биты, Дин выместил всю свою ярость на беззащитном дереве. Он без остановки колотил по стволу, так что щепки летели во все стороны. Каждый удар Дин сопровождал отборным ругательством, пока, наконец, не отбросил в сторону измочаленный обрубок и не застыл на месте. Его грудь тяжело вздымалась; саднили окоченевшие ладони, натертые грубой корой.

Почувствовав, что гнев иссяк, Дин обессилено опустился на ближайшую могилу. Поджав под себя ноги, он обхватил их обеими руками и ткнулся головой в колени.

- Господи...

«Ты ушел... единственный способ... пил кровь Руби...».

Среди возможных вариантов последней тайны Сэма, которые он прокручивал в голове, не было ничего подобного. Хотя, оглядываясь назад, он видел теперь всю картину в целом - скрытность, телефонные звонки поздним вечером и ранним утром, периодические исчезновения, ложь. Сэм вел себя как наркоман, которому нужна доза.

«Эта зараза течет в моих венах, и я не могу ни исторгнуть ее из себя, ни вылечить! Я совершенно новый тип урода! И я просто пытаюсь жить с этим... этим проклятьем... и извлечь из ситуации какую-то пользу».

Дин покачал головой, чувствуя, как джинсовый материал царапает лоб. Как мог такой разумный и опытный человек, как его брат, оказаться настолько глупым? Как могло Сэму даже в голову прийти, что для решения всех проблем достаточно напиться той самой отравы, которая в первую очередь и искорежила его жизнь?

«... я думал, что у меня есть шанс не допустить этого. Победить Лилит. Защитить тебя от всего кровавого и печального...».

- О, Господи, Сэм...

Он вспомнил грустное лицо брата тем вечером в Сиу Сити, после того как они проводили взглядом старого фокусника, покидающего бар. Что-то мелькнуло тогда в глубине выразительных глаз Сэма - что-то, исчезнувшее настолько быстро, что Дин не сумел уловить смысл. Но на лице младшего отразилась печальная покорность судьбе, и сразу после этого он вышел на ночную улицу - якобы прогуляться, чтобы проветрить мозги.

Вместо этого Сэм ушел, чтобы встретиться с Руби и принять дозу демонского героина.

- Как ты мог?

«У меня не оставалось других вариантов».

- Он утратил свой нравственный компас.

Дин вскинул голову, услышав рядом спокойный звучный голос. Высокий широкоплечий человек стоял в тени недавно отлупленного дерева, свободно уронив могучие руки. На глазах Дина незнакомец вышел вперед, и свет озарил его красивое лицо под шапкой стильно подстриженных светлых волос. Пронзительные синие глаза рассматривали охотника внимательно и серьезно.

Дину показалось, что его с размаху ударили в грудь - он понял, кто перед ним.

- Михаил?

Архангел кивнул.

- Что ты здесь делаешь?

- Ты позвал.

- Что я сделал? - от недоумения у Дина отвисла челюсть.

- Ты взывал к Богу, - Михаил развел руками. - Он послал меня с ответом.

- Ё-моё, - старший Винчестер потер трясущейся рукой подбородок, когда небожитель уселся  рядом с ним на могильной плите. - Вот это сервис...

- Ты спрашивал, почему твой брат сделал то, что сделал, - продолжил Михаил, глядя вдаль на ряды надгробий.

- Э-э... ну да. Вроде бы так, - Дин облизнул губы. - И... почему же?

- Он потерял свой нравственный компас.

- А поточнее?

- Тебя, Дин. Он потерял тебя, - архангел обхватил руками колени. - Вы... вы оба - ни что иное, как нравственные компасы друг для друга - совесть друг друга, если хочешь. С твоим уходом Сэмюэл потерял направление на истинный север. В отчаянном стремлении вернуть тебя он стал жертвой посягательств Руби.

«Ведь должно же быть что-то! Должен быть какой-то способ... я готов на все!».

Дин смущенно кашлянул.

- Вы знали об этой истории с кровью?

- Знали. По крайней мере, в верхних эшелонах власти. Кастиэль подозревал, что Руби каким-то образом влияет на Сэмюэля. Но... - посланник Небес пожал плечами. - Мы предпочли не раскрывать карты.

- Информация для служебного пользования.

- Мы выжидали - хотели выяснить, что из этого получится. Как я уже говорил тебе в Сталле, даже мы не были до конца уверены, чем все закончится для твоего брата.

- Какого черта вы не остановили его, пока я обитал на нижних этажах? Почему не отвадили его от этой чертовой сучки?

Михаил тихо вздохнул.

- В то время мы были заняты, пытаясь добраться до тебя. Пытаясь избавить от вечных мук. А когда мы, наконец, вытащили тебя из Преисподней, нам сразу пришлось заниматься Печатями, которые срывали одну за другой, и защищать тебя от Лилит.

- А как же Сэм? - Дина охватил гнев. - Черт, неужели никто не прикрывал его?

Архангел поджал губы.

- Мы сражались на нескольких фронтах одновременно. Решения надо было принимать мгновенно. Иногда приходилось чем-то жертвовать. И, как выяснялось впоследствии, не всегда решения бывали верными. Мы совершали ошибки, Дин.

- Ну да, а расплатился за них Сэм!

Михаил чуть-чуть опустил голову, признавая за человеком право негодовать. Он легко провел ногой по снегу, прежде чем поднять глаза и встретиться с разгневанным взглядом Дина.

- И что ты будешь теперь делать?

Сцепив руки за головой, Дин помассировал напряженные мышцы шеи.

- Не знаю.

- Ты убьешь его?

- Что? - гнев и страх захлестнули Дина. - Что за бред?

- Он просил, чтобы ты прикончил его, если он обратится во Зло. Ты исполнишь его просьбу?

Сжав кулаки, зеленоглазый Винчестер вскочил на ноги.

- Мой брат не Зло! Он никогда не был Злом!

- Тогда, по-моему, ты только что сам ответил на один из своих вопросов, - Михаил чуть заметно улыбнулся разволновавшемуся охотнику. - Остынь, Дин. Я здесь, чтобы помочь тебе.

- Ну да, как же... такой треп делу не поможет, - с тяжелым вздохом Дин снова присел на край плиты. - Я не убью его, что бы он ни сделал. Я не могу.

- Но ты сердит на него.

- А ты не рассердился бы? - Дин сжал переносицу, пытаясь привести в порядок разбегающиеся мысли. - Да, я зол. На Сэма, на ту демоническую сучку, которая подбила его на такое. На отца. На себя. На Лилит и гребаного Желтоглазого. На того парня, Джейка. Черт, я зол даже на тебя и твою армию крылатых отморозков.

Михаил приподнял песочного цвета бровь. Секунду спустя Дин продолжил:

- Иногда мне кажется... словно он всю жизнь стоял одной ногой на опасной стезе, понимаешь? И что бы мы ни делали, как бы ни вытягивали его - ничего не помогало. Похоже, кто-то более сильный тянул его обратно вниз. Долбаная судьба. Секреты, ложь, нагромождение сделок и гребаный принцип «для служебного пользования». Ясное дело, парень решил, что на него ополчились и Ад, и Небеса.

Дин невидяще уставился вдаль, на притихшие кладбищенские заросли.

- Мне омерзительны его поступки. Мне ненавистна сама мысль, что в мое отсутствие он обратился за помощью к демону и позволил одурачить себя, как последнего лоха. И я люто ненавижу то дьявольское отродье за все, что она сделала с моим братом. Но я не испытываю ненависти к нему. Нет ее, этой ненависти. Я зол как черт, но... мне просто... нужно немного времени, чтобы разобраться с этим.

- Значит, ты уедешь?

- Я... нет, - охотник закусил изнутри щеку. - Нет. Нет, я не могу его бросить - не сейчас. Не так.

Архангел медленно кивнул.

- И это возвращает нас к исходному вопросу - что ты собираешься делать?

Дин беспомощно пожал плечами. Ему казалось, что он задыхается под бременем этой последней тайны. Он наконец-то понял, почему Сэм с утра неуклонно погружался в глубокую депрессию.

- Я не знаю. Не знаю, что с этим делать.

- Ты просил о помощи. Готов ли ты ее принять?

- Смотря какую, - осторожно проворчал Дин.

Михаил улыбнулся, веселые искорки заплясали в его глазах.

- Вечный охотник Дин. Верь мне, я здесь лишь затем, чтобы помочь, - его улыбка немного потускнела, и он продолжил: - Я не оправдываю содеянного Сэмюэлем - пить демонскую кровь, развивая тем самым свои способности, было ошибочно и опасно, хотя помыслы его были чисты. Он намеревался пожертвовать собой, чтобы не только вытащить тебя из Ада, но и спасти все человечество от апокалипсиса. Он считал, что поступает правильно.

- Ага, и всем известно, чем вымощена дорога в Ад, - с горечью откликнулся старший Винчестер.

- Да, известно. Однако Сэмюэл исправил свою ошибку в Сталле. Он заставил себя отступить от пропасти, воззвал к Господу и закрыл ворота, - какое-то время Михаил изучал ладони позаимствованной телесной оболочки. - Возможно, для тебя это не новость, но вы нужны друг другу, Дин. Как я уже сказал, каждый из вас служит другому нравственным компасом. Вспомни свое отчаяние, когда из-за Джейка ты потерял Сэмюэля. Ты без колебаний заключил ту сделку - пожертвовал собой, чтобы вернуть брата к жизни. Он готов был сделать то же самое ради тебя. Твоя смерть была для него не меньшим потрясением.

Дин с трудом сглотнул, вспомнив, как звенели в ушах истерические крики брата, пока его самого рвали на части. О том, что было дальше, он мог только догадываться.

«Он вел себя тихо - очень тихо. А затем просто исчез».

Спокойное заявление Бобби эхом прозвучало в памяти Дина. Прости, Сэмми....

- Я не говорю, что это твоя вина, Дин. Другие силы, вам неподвластные, дергали за ниточки. Насколько нам известно, смерть Сэмюэля организовали, чтобы вынудить тебя заключить сделку. Таким образом, год спустя, когда тебя утащили в Ад, твой брат остался в одиночестве - он стал уязвимым и вполне созрел для роли марионетки. Враг знал, что существует только один способ добраться до Сэмюэля: им надо было устранить тебя, либо убив, либо вбив клин между вами.

Преисполнившись сожаления, Михаил чуть заметно вздохнул и поднял голову.

- К сожалению, своими действиями мы, похоже, вогнали клин еще глубже. Мы невольно помогли демонским планам. И я искренне раскаиваюсь за участие в этом ангелов.

Пешки в шахматной партии, затеянной могущественными силами....

- Блин, все так паршиво, что хуже некуда. Как прикажешь теперь это разгребать?

Архангел взглянул человеку в глаза.

- Ты любишь своего брата, Дин?

- Что? - рассвирепел Дин. - Что за дурацкий вопрос? - он смущенно заерзал под пристальным взглядом небожителя. Вскочив на ноги, охотник зашагал к дереву, глубоко засунув руки в карманы. Наконец, обернувшись, он неохотно посмотрел на  невозмутимого Архангела. - Ты знаешь, что люблю. Я отдал за него жизнь и сделаю это снова, не моргнув глазом. Я люблю его, как своего собственного ребенка.

- Тогда советую тебе слушаться своего сердца. Возвращайся домой, поговори с ним. У тебя есть интуиция, ты прекрасно знаешь своего брата. Все это подскажет тебе верный путь и поможет все уладить.

Охотник медленно кивнул, чувствуя, как напряжение постепенно отпускает его.

- Да, я так и сделаю.

Я не могу снова потерять его... нет... только не после всего случившегося. Мы справимся... как-нибудь. Я все исправлю... я сумею. Михаил прав - даже после этой истории с демонской кровью, я все равно уверен, что мой брат лучше всех на свете.

Михаил поднялся, стряхивая тонкий слой снега с джинсов своей телесной оболочки.

- А теперь мы подошли ко второй причине моего появления здесь. У меня есть для тебя задание.

Дин протестующе поднял руку.

 - О, нет-нет-нет. Я тебе еще в Сталле сказал, что завязал с этими делами.

- Речь идет всего лишь о том, чтобы передать послание, Дин. Послание для Сэмюэля.

- Для Сэма? От кого?

- От Всевышнего, - Архангел выпрямился в полный рост, сверкая глазами. - Он хочет, чтобы Сэмюэл снова начал молиться.

На короткое время воцарилось напряженное молчание.

Наконец, охотник расправил плечи и посмотрел в глаза высшему существу.

Блин, не могу поверить, что я собираюсь спорить с долбаным Архангелом - видимо, Сэмми у нас не единственный Винчестер, который не при банане... ну, ладно - была не была....

- Нет.

Михаил недоверчиво вскинул брови.

- Нет?

- Нет. Не буду я этого делать, - Дин указал пальцем на Архангела, чувствуя, как от волнения на лбу выступил пот. - Ты сам скажешь ему об этом.

- Дин, Сэмюэл больше не доверяет ангелам - он не согласится...

- Нет, Михаил. Если Бог хочет, чтобы Сэм начал молиться - и я, кстати, всецело «за» - тогда сказать ему об этом должен ты, а не я. Это должно исходить от тебя.

- Не думаю, что он придет в восторг от моего появления. Будет намного лучше, если ты ему скажешь. Он верит тебе. Он тебя выслушает.

- Я сказал «нет». Я не собираюсь быть у Бога мальчиком на побегушках и давать Сэму повод думать, что ангелы опять пытаются встрять между нами. Ты не хуже меня знаешь, с чего в первую очередь началась вся эта хрень с недоверием - ангел приперся ко мне, наговорил всякой ерунды, а Сэма побоку. Во второй раз не выйдет. Я этого не допущу, - Дин шагнул вперед и ткнул пальцем в грудь небесного посланника. - И повторяю в последний раз: он Сэм, а не Сэмюэл!

Михаил сделал шаг назад, удрученно качая головой.

- Не думаю, что это хорошая идея.

- А мне пóфигу. И к тому же ты сам сказал, что мне следует доверять своей интуиции. А моя интуиция говорит, что я должен притащить твою ангельскую задницу в дом Сэма и предоставить тебе возможность самому передать это послание.

- У меня предчувствие, что такое решение ни к чему хорошему не приведет, Дин.

- Не дрейфь. Все получится. Ко всему прочему, я считал, что у ангелов не может быть никаких предчувствий, - зеленоглазый Винчестер сделал глубокий вдох и с шумом выдохнул. - Знаешь, именно ангелы в первую очередь убили веру в душе этого парня. Сэм, а не я, верил в вас, ребята, и во все эти божественные дела. Господи, видел бы ты его лицо, когда я сказал ему, что это ангел вытащил меня из Ада. У него наконец-то появилось доказательство - настоящее, живое доказательство - что его вера в высшие силы была не пустым мечтанием.

Дин снова вздохнул. Его плечи слегка поникли.

- Затем он встретил Каса с Уриэлем, и в один прекрасный день эта вера рассыпалась в прах. Думаю, он перестал молиться после схватки с Самайном.

Михаил покачал головой.

- Это не так. Он перестал молиться месяц спустя после твоей смерти. Прямо перед тем, как мы осадили Ад, чтобы тебя вытащить.

«У меня не осталось ничего...».

Дин сгорбился еще сильнее.

- Да, правда, - он потер шею под затылком. - Ну, как бы там ни было, а я так понимаю: если ангел разрушил его веру, то и возродить ее тоже должен ангел. 

- Я все равно считаю это неразумным, но в твоих рассуждениях есть определенный смысл.

- Супер, спасибо за доверие, - решительно выдвинув вперед челюсть, Дин махнул рукой в сторону кладбищенских ворот. - Ладно, уносим задницы, - он прошел по дорожке пару шагов, потом заколебался и, слегка покраснев, обернулся к недоумевающему Архангелу. - Гм...

- Проблема?

- Я вроде как...

- Не можешь найти дорогу обратно?

- Э-э, да. Я был так зол, что не замечал, куда иду.

Деликатно кашлянув, Михаил сделал пару шагов, вплотную приблизившись к смущенному человеку, и взял его за левый бицепс.

Жалящий ледяной ветер ударил в лицо охотнику, и он поспешно закрыл глаза, чтобы справиться с головокружением. Через несколько секунд порывы стихли, и ноги Дина мягко чиркнули по снегу. Часто сглатывая, он открыл глаза и обнаружил, что стоит на подъездной дорожке у ворот перед домом Сэма.

- Господи, как же я ненавижу летать. Особенно без гребаного самолета.

Архангел только мельком улыбнулся Дину и махнул рукой в сторону маленького бунгало.

- Веди.

Шагнув вперед, Дин помедлил, положив руку на ворота. Обернувшись к могущественному созданию, он указал большим пальцем на дом у себя за спиной.

- Слушай... давай я войду первым, ладно? Вообще-то я ушел, даже не сказав, куда иду. Подожди здесь минутку, пока я проверю, как он - хочу убедиться, что с ним все в порядке, прежде чем нагрянешь ты со своей речью «Господь хочет, чтобы ты молился».

- Это твое право, Дин.

Кивнув, охотник подошел к невысокой лестнице, ведущей на крыльцо. Входная дверь все еще была распахнута настежь. Облизнув губы, Дин вошел в дом и быстро осмотрел гостиную. Брата нигде не было видно.

- Сэм? - негромко окликнул он.

Никакого ответа.

Растущее напряжение снова стало теснить грудь. Войдя в кухню и увидев брата, Дин с облегчением вздохнул. Сэм сидел на уцелевшем стуле, склонившись над столом. Казалось, младший не замечал его присутствия, и Дин встревожено нахмурился. Его взгляд скользнул по опущенной голове Сэма, по его поникшим плечам и остановился на руке, сжимавшей пузырек с обезболивающими таблетками.

Открытый пузырек с обезболивающими таблетками.

Дин застыл на месте, когда смысл увиденного обрушился на него с силой разогнавшегося поезда. Вот черт! Охваченный паникой, он бросился вперед.

*     *     *     *     *

Продолжение читайте здесь


Дата публикации: 27/12/2009
Прочитано: 3546 раз
Дополнительно на данную тему:
Кулон
Вслед уходящему
Вслед уходящему. Часть 2
Вслед уходящему. Часть 3
Вслед уходящему. Часть 4
Вслед уходящему. Часть 5
Вслед уходящему. Часть 6
Вслед уходящему. Часть 7
Вслед уходящему. Часть 8
В моих руках

Назад | Начало | Наверх
Supernatural является собственностью The WB Television Network и The CW Television Network. Все текстовые, графические и мультимедиа материалы, размещённые на сайте, принадлежат их авторам и демонстрируются исключительно в ознакомительных целях. Оригинальные материалы являются собственностью сайта, любое их использование (или модификация) за пределами сайта только с письменного разрешения администрации.


Supernatural Russia © 2006-2013 Silence & Marta

:: fiblack phpbb2 style by Daz :: PHP-Nuke theme by www.hellhole.org ::

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
The Russian localization - project Rus-PhpNuke.com