Привет, Гость!
Меню
· Главная
· Старый форум
· Магазин
· Форум магазина

Тексты
· Архив статей
· Эпизоды
· Обзоры
· Фанфики
· Пресса
· Транскрипты
· Энциклопедия

Медиа
· Галерея
· Русские субтитры
· Видео
· Музыка
· Прочее

Общение
· Форумы
· Чат
· Личные сообщения
· Связаться
  с администрацией

Прочее
· Поиск по сайту
· Список посетителей
 
Наш сайт в сети

 Supernatural.ru В Контакте 
 
Supernatural.ru в Diary

Supernatural.ru в Live Journal 
   
Supernatural.ru на Facebook
   
 Supernatural.ru на Twitter

 
Уголок юзера
Добро пожаловать, Гость
Логин
Пароль
Секретный код: Секретный код
Повторить код

(Регистр)
Зарегистрировались:
Последний: MarcCowle
Сегодня: 0
Вчера: 0
Всего: 94780

Посетителей онлайн:
Гостей: 1
Членов: 0
Всего: 1
 
Счётчики

Хотите разместить нашу кнопочку на своём сайте или в блоге? Пожалуйста!
Самый полный русскоязычный сайт о сериале Supernatural






Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

 
Российское ТВ

"Сверхъестественное"
в России




4 СЕЗОН

ПОНЕДЕЛЬНИКА ПО ЧЕТВЕРГ
В 1.45

Трейлер | Форум





AXN Sci-Fi

6 СЕЗОН

ПО БУДНЯМ В 22.15





 
Команда сайта

Администрация

SilenceMarta

Форум, Diary.ru
 Лучница, Nadin7
Jozefa, DestinyV,
SerJo, Dashita
Koryuu

Эпизоды, Субтитры
chandler, oncilla

В Контакте, Twitter,
LJ, Facebook
Marta, Nadin7

Переводчики
haven, Nadin7,
Лучница  chandler

Оформление

Nadin7

 

Почти повести
Впрочем, почему "почти"? Некоторые тянут даже на роман. Убедитесь сами.

Пока Пастухи Не Дремлют

  
  • Название: Пока Пастухи Не Дремлют (While Shepherds Watch)
  • Автор: mizpah
  • Перевод: Green_Eyed
  • Бета: Стерх
  • Разрешение на перевод: Получено
  • Источник: http://www.supernaturalville.net/viewstory.php?sid=2671
  • Жанр: Основной сюжет, Рождественский фанфик, POV
  • Рейтинг: Т (PG-13)
  • Количество глав: 1
  • Статус: Закончен
  • Количество слов оригинала: 9800
  • Дата публикации оригинала: 26 декабря 2008 г.
  • Дисклеймер: Персонажи сериала «Сверхъестественное» принадлежат Крипке, остальное - автору фика. Я всего лишь перевела текст - вот и всё ;).
  • Аннотация: Очень естественное винчестерское Рождество. (Встречаются спойлерные намеки на события 3-го и 4-го сезонов).
  • Примечание переводчика: В названии фанфика использована строка из старинного Рождественского хорала на библейский сюжет: однажды ночью пастухам, стерегущим стада овец, явился Ангел, чтобы возвестить о рождении Сына Божьего. В песне пастухи олицетворяют собой защитников новорожденного Иисуса. Фанфик является предысторией для другой повести mizpah, написанной в соавторстве с Cookie6 - «Вот и Всё» (Here At The End Of All Things).



Пастухи приходят к нам в разных обличьях...                                                        (Автор баннера: Chasidern)


Предисловие автора:

Страшновато - впервые за долгое время я оказалась в одиночестве. Постоянные члены моей группы поддержки, Chasidern (Кристин) и Ziggy (Сара), отсутствуют, так что, соответственно, нет ни баннера, ни беты. Все дало в банальной нехватке времени. Я придумала этот сюжет по дороге домой, проведя рождественский сочельник на работе, и мне захотелось посвятить рассказ всем, кому приходится трудиться на Рождество. В первую очередь это относится к сотрудникам экстренных служб - ведь ради остальных они жертвуют временем, которое могли бы провести со своими семьями. Отсюда и мое индивидуальное творчество.

Что ж, значит, какое-то время у меня не будет симпатичного баннера, и все ошибки останутся на моей совести, поскольку моя бета ни за что не успела бы вычитать текст, который я закончила только сегодня вечером. Сара - мастер своего дела, но она не Супервумен. Так же как и Кристин, которая по уши увязла в подготовке к национальной парусной регате, стартующей в понедельник.

Но возможность редактирования - это удивительное изобретение, просто чудо, поэтому, когда все немного утрясется, я исправлю свои ляпы и выложу красивый баннер.

Ну, как бы там ни было, вот результат. Повторяю, все ошибки - мои. Особенно по части медицины. Я бухгалтер, а не врач и не медсестра. И спасибо мистеру Крипке за то, что дал мне возможность еще раз поиграть со своими красавчиками. Обещаю, я верну их обратно, как только закончу.

Обновление 27.12.2008: Благодаря моей трудолюбивой тетушке, у меня теперь есть баннер. Осталось подождать мою трудолюбивую бету, чтобы она выловила мои ляпы...
Джулия

Обновление 08.01.2009: Вот теперь я получила пару-тройку подколок от своей беты и исправила все ляпы. Спасибо, Сара, ты просто супер...
Джулия

Благослови Господь всех, кому приходится трудиться в рождественские праздники, особенно в сочельник и на Рождество.
И спасибо вам. Этот рассказ -  для вас. Надеюсь, он вам понравится.

SNSNSNSNSN


"So, this is Christmas..."
[Итак, Рождество...]

Характерный голос Джона Леннона звучал строго, почти осуждающе. Он доносился из маленького радиоприемника, затерявшегося на столе регистратуры среди нагромождения медицинских карт, страховок и расписок, входящей и исходящей корреспонденции,  а еще разбросанных стаканчиков из-под кофе.

"...and what have you done..."
[...и что же сделано...]

Вот тебе и счастливое  Рождество, - проворчала я про себя, метнув взгляд на переполненную приемную. Взяв планшетку, лежавшую поверх бумажной горы, я сделала пометку напротив фамилии пациента, которого только что проводила в процедурную. Затем посмотрела на следующее имя в списке.

- Элли Бейтс?

Маленькая сгорбленная старушка нетвёрдо поднялась на ноги и стала пробираться сквозь толпу. Едва взглянув на это, я подошла к двойным дверям, открыла плечом одну створку и, придерживая ее, знаком пригласила пациентку следовать за мной.

- Пройдите сюда. Врач скоро будет.

Я усадила женщину в кресло возле стены, в процедурной №2, где уже был один больной. На кровати скорчился подросток, его рвало в пластиковый лоток, который держала усталая обеспокоенная мамаша. Откинув с глаз спутанные волосы, я снова вышла в коридор, и только там устало перевела дух.

Это была долгая трудная ночь, и оставалось еще шесть часов, прежде чем закончится моя смена и я смогу убраться из того дурдома, в который превращается бесплатная клиника в рождественский сочельник.

Мельком взглянув в окно, я зашла в процедурную №1, чтобы проведать жертву дорожной аварии - мотоциклиста, которого привез парень, сбивший его на соседнем перекрестке. Пациент лежал довольно смирно; одна нога, от бедра до лодыжки, была у него забинтована, а на противоположное запястье наложена временная шина. Вообще-то, он счастливо отделался. Машина врезалась в переднее колесо мотоцикла, отчего седок перелетел через капот. К сожалению, когда он грохнулся на землю, его по инерции протащило еще несколько ярдов по недавно расчищенному от снега асфальту, прежде чем он смог остановиться у края тротуара. Парень в клочья порвал джинсы, вдобавок чуть ли не до кости разодрал ногу.

В морозной ночи за окном вихрем кружились крохотные белые звездочки. Если бы я не была так чертовски занята, то оценила бы эту красоту. Но я могла воспринимать лишь бесконечную череду жертв несчастных случаев, вроде того типа, что лежал сейчас передо мной на кровати. Обледеневшие дороги, снег и нетерпеливая человеческая натура плохо сочетаются между собой. В очередной раз вздохнув, я проверила его показатели, прежде чем продолжить обход.

И так всю ночь напролет. Размытые пятна без лиц и имен проплывали мимо в бесконечной череде увечий. Чего только не встречалось! От тяжелейших травм до совершенно нелепых случаев, как с той трехлетней девочкой, которую привезли два часа назад с кастрюлей, застрявшей на голове. И мне все это уже до чертиков надоело.

Ненавижу работать в ночь под Рождество. Причем так получалось, что каждый год я позволяла кому-то из медсестер уговорить меня поменяться сменами, потому что у них у всех были родственники, а у меня никого не было. Ладно, был один, но об этом лучше не вспоминать. Как бы там ни было, с семьей или без нее, дежурить в Рождество просто отвратительно. А чтобы еще больше разбередить рану, меня поставили в смену и на следующий вечер. Мда, и тебя с дурацким Рождеством, Джон.

Стараясь не слишком афишировать мое скверное настроение, я быстро глотнула воды из питьевого фонтанчика, расположенного прямо в приемной, и мельком глянула на море лиц. До меня смутно дошло, что песня Джона Леннона закончилась, и теперь звучал слащавый рождественский хорал. «Я буду дома на Рождество» - ну да, как же....

Приглушенный стук и внезапный порыв ветра отвлек меня от мрачных мыслей, и я подняла взгляд. В центральную дверь с трудом протиснулись две заснеженные фигуры. Я бросила взгляд на уже переполненную приемную, и все мои 5 футов 5 дюймов [1]  бессильно поникли. Раздумывая, кого на этот раз к нам занесло - в буквальном смысле - попутным ветром, я внимательно посмотрела на новеньких. Они на секунду задержались, а потом снова заковыляли к регистратуре. Один из них шатался, как пьяный, его ноги практически заплетались, а рука лежала на плечах его друга. Второй крепко обхватил своего раскисшего спутника, подставив ему плечо, и что-то тихо приговаривал, подводя к моему столу.

Оба были высокого роста; тот, что пониже, был выше меня почти на фут. Второй же определенно казался мне великаном. На мой взгляд, в нем было никак не меньше 6 футов и 4 дюймов. И у них были отличные фигуры - объёмные куртки и поддетые под ними рубашки-майки не могли скрыть накаченных мускулов. Пара остановилась, пошатываясь; тот, что пониже, окинул меня спокойным внимательным взглядом, после чего мельком глянул на ожидающую толпу.

Я двинулась навстречу, разглядывая обоих, и по мере приближения мое первое впечатление быстро таяло. Они не были пьяны - я совсем не чувствовала запаха алкоголя. Парень пониже старался не нагружать правую ногу, а высокий, похоже, едва держался на ногах. Он прерывисто дышал, сбоку по лицу стекала кровь из раны на голове. По-видимому, с его правым плечом тоже было не все в порядке, и у меня мелькнула мысль, что на них могли напасть грабители. Только, в таком случае, это наверняка была целая банда, потому что каждый из этой парочки, на вид, вполне мог потягаться с одним или двумя обычными головорезами из парка.

- Привет, - приятный говор, низкий и протяжный, казалось, врезался в тихий гул в комнате, как нож входит в мягкое масло. Проницательные зеленые глаза оценили меня за долю секунды. - Нам нужен врач.

- Перед вами довольно много пациентов, если только ваша ситуация не связана с риском для жизни.

Обернувшись к своему обессиленному спутнику, Зеленые Глаза обменялся с ним долгим взглядом. Высокий чуть заметно кивнул,  зажмурив на секунду полузакрытые глаза. Парень пониже сжал губы, а потом перехватил мой обеспокоенный взгляд.

- Жизни ничто не угрожает. Мы подождем.

- О'кей, - я взяла со стола планшетку и бланк. - Что произошло?

- Он упал - навернулся с лестницы. Думаю, поскользнулся на льду, - словоохотливый посетитель приподнял плечо повыше, когда у его безмолвного товарища стали медленно подкашиваться ноги. - Нельзя ли уложить его где-нибудь?  

- Сожалею, но все процедурные заняты. Ему придется подождать здесь, - быстро оглядевшись, я заметила два пустых стула рядом с дверью. Похоже, их освободили для новеньких. Стулья не очень удобные, но дареному коню в зубы не смотрят, и я подхватила высокого незнакомца с правой стороны, чтобы помочь провести его через комнату. Он охнул от боли, и я быстро передвинула руку, найдя точку на его спине, которая, как я надеялась, не пострадала при падении.

Не отличаясь особой грациозностью, наша троица дотащилась до поджидавших стульев, где мы усадили наиболее пострадавшего парня на жесткое пластиковое сиденье. Рухнув на стул с тихим стоном, он стал заваливаться набок, но его товарищ тут же ухватил его за куртку и усадил более-менее прямо. Опустившись на колени, я вытащила из кармана маленький фонарик и взялась рукой за подбородок раненого.

Глаза приоткрылись, превратившись в темно-зеленые щелки, и уставились на меня с тупым любопытством. Я медленно запрокинула его голову, подставляя лицо свету, и обнаружила в глубине зеленоватых радужек теплые золотистые искорки. Карие, решила я.  И к тому же очень красивые карие. Посветив в глаза фонариком, я обнаружила слабую реакцию одного глаза. Второй был явно на такое не способен.

- Судя по всему, сильное сотрясение, - пробормотала я себе под нос, передвигая руку с подбородка парня на его лоб. Действуя как можно осторожнее, я отодвинула мягкие каштановые волосы и обнаружила в паре дюймов над ухом скверную рану и шишку размером с гусиное яйцо. - И не удивительно. Должно быть, ты сильно ударился.

- Да, так и есть. А еще у него вывихнуто плечо и ушиблены ребра, - любезно подсказал другой парень, когда его друг привалился к нему. - Я вправил плечо, но оно все еще зверски болит.

Я с удивлением подняла взгляд.

- Ты парамедик или что-то вроде?

- Скорая помощь, - зеленоглазый незнакомец пожал плечом, которое не служило подпоркой приятелю; на его губах появилась скупая грустная улыбка. - Мой папа научил меня всему, что знал.

- Хорошо. После падения он отключался? Были какие-то признаки спутанного сознания?

- Он отключался на какое-то время, приблизительно минут на десять. Но мозги особо не переклинило - никакой потери памяти и тому подобного. Он лишь спросил, что за чертовщина произошла и почему ему так больно.

- Все случилось очень быстро, а? - пристроив планшетку на коленке раненого, я быстро записала информацию.

- Я и глазом моргнуть не успел. Еще секунду назад он был в двух шагах от меня, и вот он уже катится кубарем.

Поднявшись на ноги, я осторожно распахнула куртку лохматого парня и просунула руку под рубашку. Он зашипел, когда мои пальцы коснулись распухшего горячего плеча, и я быстро убрала руку.

- Я принесу вам пакет со льдом и полотенце.

Оставив планшетку на стойке регистратуры, я махнула рукой следующему по списку пациенту. Он проследовал за мной в третью процедурную, где я уложила его на кровать, а затем заглянула в шкаф с нашими запасами. К новичкам я вернулась, держа в руках завернутый в наволочку пакет со льдом и влажное полотенце для рук. Парень пониже и, как я теперь сообразила, постарше, взял у меня медицинские принадлежности спокойно, но с таким властным видом, что я чуть не попятилась.

- Я держу, - заверил он меня и стал пропихивать ледяной пакет под рубашку своего друга, не обращая внимания на тихое ругательство, полученное за свои хлопоты. Аккуратно свернув полотенце, он прижал влажный матерчатый квадрат к ладони Карих Глаз и направил его руку к сочащейся кровью шишке на голове.

Направляясь к двустворчатым дверям, ведущим в процедурные, я следила за незнакомцами. Несмотря на всю усталость и паршивое настроение, во мне вдруг проснулось любопытство. Я поймала себя на мысли, что было бы интересно узнать, что у них за отношения - заботливая опека зеленоглазого ясно давала понять, что их связывает нечто большее, чем дружба. Любовники? О Боже, какой облом, - посетовала я про себя, и моя логика сразу же отбросила эту идею. Нет, не любовники - не тот тип. Им было гораздо лучше вместе, они гораздо лучше понимали друг друга, чем какие-то любовники - практически так, словно прожили бок о бок всю жизнь.  

И тут младший подвинулся и повернул голову к стене, пытаясь упереться локтем в поручень стула и пристроить явно раскалывающуюся голову на ладонь с полотенцем. Его спутник слегка склонил голову в том же направлении, и я мысленно хлопнула себя по лбу, заметив сходство. Родственники. Близкие родственники. Было что-то в том, как они сидели, пусть даже один из них был ранен - ноги разведены одинаково, колени соприкасаются, локти соприкасаются... в том, как они слегка привалились друг к другу... и эти подбородки с такими славными ямочками. Братья.

Почувствовав пристальный взгляд, старший взглянул на меня; его большие глаза чуть сузились, на губах мелькнула слабая улыбка. Он в радостном удивлении приподнял бровь и что-то шепнул брату, а тот тихо застонал и, зажмурившись, вяло пнул родственника по ноге.

Ага, определенно братья. Эти манеры я узнáю где угодно.

Только через полчаса я смогла вырваться, чтобы осмотреть их хорошенько, а не окинуть быстрым взглядом, провожая очередного пациента в приемную или выводя из нее. Каждый раз старший брат встречал меня улыбкой и покачиванием головы, давая понять, что с младшим все в порядке, насколько это возможно при его травмах.

Когда кровать в палате №3 наконец-то освободилась, я поспешила оттуда к двум красавчикам. По пути я возблагодарила всех, кто этой ночью услышал молитвы усталой измотанной медсестры - толпа в приемной наконец-то стала редеть. Братья были последними посетителями.

- Веди его сюда - койка освободилась.

- Отлично, - старший поднялся с места и твердой рукой взял брата под локоть. - Пошли, Сэмми, наша очередь.

Я подперла «Сэмми» с другого бока, помня о поврежденном плече, и мы провели его через двери, а потом дальше по коридору - в процедурную на две койки. Проводив ребят к кровати у окна, я усадила на нее пострадавшего и задернула шторку, отгораживая его от другого обитателя палаты. Это был таксист; он пытался разнять драчунов в баре, за что и поплатился, разодрав руки о разбитую пивную бутылку. Врач штопал его раны.

Я стала стягивать с пациента тяжелую вельветовую куртку и умудрилась снять ее, не причинив Карим Глазам особых неудобств. Рубашка на пуговицах быстро последовала за курткой, но при виде футболки с длинными рукавами я задумалась.

- Снимать ее будет больно. Хотя все упроститься, если ты не слишком дорожишь этой майкой.

Он с сомнением посмотрел на меня, проведя рукой по груди. Взглянув на их шмотки - далеко не новые,  немного обтрепанные по краям - я поняла, что вряд ли эти двое деньги гребут лопатой. Потеря обычной майки, мелочь для большинства, для этих ребят превращалась в серьезную проблему. Хотя, с другой стороны, сам факт посещения бесплатной клиники, когда больница находилась всего лишь на другом конце города, красноречиво свидетельствовал об их платежеспособности.

Старший брат недоуменно хмыкнул.

- Старик, Волмарт. [2] Рождественские распродажи. Я куплю тебе новую.

- Рождественские распродажи? - я впервые услышала голос младшего. Он был низким, хриплым от усталости и боли, но таким же сексуальным, как у брата. - И ты еще называешь меня девчонкой.

- Да пошел ты... - обернувшись ко мне, Зеленые Глаза мотнул головой в сторону младшего. - Режь ее.

- Дин...

- Подожди секунду, - я предостерегающе вытянула руку, а затем взялась за край майки, внезапно охваченная желанием помочь ребятам - пусть даже эта помощь будет заключаться в такой простой вещи как спасение их небогатого гардероба. - Сначала давай посмотрим, может мне удастся ее стянуть. Только скажи, если будет слишком больно.

- Ладно.

Дин закатил глаза.

 - Хлюпик.

- Заткнись.

Мне удалось снять майку в целости и сохранности, обнажив классную татуировку кельтского вида, а также весьма впечатляющие мускулы, украшенные весьма впечатляющими разноцветными синяками по всей спине и груди. Его плечо выглядело воспаленным и распухшим, несмотря на уже использованный ледяной компресс. К тому времени как я уложила его спиной на кровать с приподнятым изголовьем, он уже тяжело дышал, его взмокшее лицо посерело. Я достала еще один пакет со льдом для поврежденного плеча и накрыла парня легким одеялом.

Ободряюще похлопав его по здоровому плечу, я мотнула головой в сторону соседней кровати.

 - Ты следующий. Держись.

Вместо того чтобы кивнуть, Сэмми покосился на меня, и я мимоходом улыбнулась ему, выскакивая за дверь.

Возвратившись спустя десять минут, я застала сцену, удивительно напомнившую мне мамашу и ее сына-подростка с пищевым отравлением. Сэмми, сгорбившись, блевал в пластиковый лоток, пристроенный на коленях, а старший склонился над ним, прижав одну руку к его лбу, а другой поглаживая спину.

- Спокойно, старик, просто дыши размеренно. Все нормально, - взглянув на меня, Дин дернул бровями, и продолжил шептать что-то ободряющее брату. - Почти все, дружище.

- Думаю, что двигаться при таком сильном сотрясении не слишком полезно, - достав небольшое полотенце из маленького бельевого шкафа, я намочила его и подошла к кровати. Дождавшись паузы в рвоте, я вытерла пот и слезы со смертельно бледного лица пациента. После этого пустячка его голова должна была просто раскалываться. - Доктор уже идет, Сэмми.

- Сэм, - хором заявили оба брата. Дин произнес это слово с некоторым удивлением, за которым чувствовалась скрытая сталь, а у Сэмми - Сэма - голос был хриплым от боли и слегка раздраженным.

- О! - я по очереди посмотрела на обоих, сначала озадаченно, а потом с растущим пониманием - очевидно, обращение «Сэмми» было привилегией исключительно старшего брата. - О, простите.

- Все в порядке, - улыбнувшись, Дин поставил лоток на складной столик у окна.

Сэм шумно перевел дух и неопределенно махнул рукой, не открывая крепко зажмуренных глаз.

Услышав приближающиеся уверенные шаги, я снова похлопала Сэма по здоровому плечу и отошла назад, освобождая место для вошедшего врача.

Диагноз доктора Кларка совпал с уже высказанным заключением Дина. Я увидела, как зеленоглазый красавец взглянул на брата с чуть заметной торжествующей усмешкой, после чего переключил все свое внимание на рекомендации медика.

Из-за сотрясения мозга и связанной с этим рвотой был назначен рентген, так что в положенное время Сэма увезли, оставив слегка помрачневшего Дина обдирать с подоконника облупившуюся краску. Мне еще надо было осмотреть несколько пациентов, поэтому я ободряюще сжала его руку и ушла.

В этой парочке что-то есть, - пробормотала я себе под нос, занимаясь оставшимися посетителями с пустяковыми травмами. Я не вполне понимала, в чем причина, но что-то тянуло меня к этим ребятам, как мотылька на огонь. И не из-за их внешности. Конечно, они были очень привлекательны - по сути, сногсшибательны, но дело было не в этом.

Решив забегать в палату №3 как можно чаще, я вышла в быстро пустеющую приемную и вызвала следующего пациента.

*     *     *     *    *

Когда я вернулась после короткого перерыва, за время которого мне удалось наспех выпить чашку кофе  и перехватить половинку пончика в шоколадной глазури, рентгеновские снимки Сэма были уже готовы. Таксиста отправили домой, так что парни остались в процедурной одни. Поприветствовав их улыбкой, я подошла к кровати и обернула руку Сэма манжетой тонометра, чтобы измерить давление.

Доктор Кларк вошел следом за мной и, устало улыбаясь братьям, остановился в футе от кровати.

- Хорошие новости - ваш череп цел, а ребра просто ушиблены. Несколько дней поболит, но вы полностью поправитесь. И все же мы подержим вас здесь несколько часов, понаблюдаем, просто для уверенности. Это всего лишь мера предосторожности из-за тошноты и головной боли.

Приподняв брови, Дин посмотрел на младшего.

- О'кей, - ответил он за двоих, после того как братья обменялись многозначительными взглядами.

- Вы получите лекарства от боли и от тошноты, - доктор Кларк обернулся, глядя на меня мутными от усталости глазами. Эта ночь для него тоже была долгой и трудной. Второй врач из этой смены позвонил и сказал, что заболел, оставив нас вдвоем управляться с рождественским столпотворением. - Контроль показателей каждые тридцать минут, Грейс. Если он заснет, буди его раз в час и проверяй реакцию.

- Поняла.

Пока док делал уколы обезболивающего и противорвотного в руку Сэма, я ждала, постоянно чувствуя на себе задумчивый взгляд старшего брата.

- Что? - беззвучно спросила я одними губами и нахмурилась, получив в ответ лишь лёгкую усмешку.

Дин молча дождался, пока доктор Кларк выйдет из комнаты.

- Значит, Грейс?

- Да, и что?

- Грейс, - зеленоглазый ткнул брата в руку. - Ее зовут Грейс.

- Ну да, я слышал, Дин. Мои уши не пострадали, знаешь ли.

- Они не пострадали - пострадал только твой долбаный здравый смысл, - внезапно Дин помрачнел. Сердито сверкнув глазами, он обернулся к младшему. - О чем ты, черт возьми, думал, Сэм, выскакивая так передо мной?

Глаза Сэма сузились. Он мельком взглянул на меня, прежде чем повернуть пульсирующую от боли голову так, чтобы встретиться с недовольным взглядом брата.

- Если бы я этого не сделал, тогда из-за... лестницы... пострадал бы ты, Дин. 

Старший брат взвился от негодования.

- Старик, никакая дурацкая лестница меня не угробит.

Взъерошенная каштановая голова медленно качнулась из стороны в сторону.

- Я не мог рисковать. И ты не вправе просить меня об этом.

Дин уже приготовился возразить, но так и застыл с открытым ртом, осознав слова брата. Это могло бы рассмешить, если бы не взгляды, которыми они обменялись - ошеломленное удивление с оттенком неловкости в глазах старшего схлестнулось с обиженной, почти отчаянной мольбой младшего.

В конце концов, Дин кашлянул.

- Что ж, отлично. Но с каких это пор я стал младшим братом? - он метнул на меня взгляд, раздраженно закатывая глаза.

Сэм развел большой и указательный пальцы на несколько дюймов.

- Маленьким братом? [3] Таким уж ты уродился.

- Ты огребешь за это сполна, умник.

И напряженность, быстро возникшая между ними, также быстро и растаяла. Я сняла манжету тонометра, записала показание прибора на графике Сэма и оставила братьев одних. В голове у меня царила полная неразбериха.

То немногое, что я уже услышала, заставляло меня серьезно сомневаться в том, что Сэм покалечился в результате простого падения с лестницы. Они неспроста говорили намеками - неспроста изменилась интонация Дина, когда он возразил младшему. Неспроста напрягся Сэм, когда напомнил о какой-то весьма печальной истории, заявив, что не мог рисковать безопасностью Дина. 

Хотя с другой стороны, возможно, я просто устала, перенервничала и видела то, чего нет на самом деле. Это мне не впервой, - иронично подумала я, в очередной раз наскоро глотнув воды. Когда я распрямилась, вытирая рот, то с удивлением заметила, что в приемной осталась совсем немного пациентов - поток наконец-то сократился до ручейка. Я вызвала байкера - еще одного пострадавшего во время разборки в баре. У парня на голове зияла кровоточащая рана, которую надо было зашивать, и я помогла врачу промыть ее, не переставая думать о братьях в соседней палате.

В соответствии с полученными инструкциями, через полчаса я возвратилась в процедурную №3, чтобы проверить состояние Сэма. Он уснул и казался теперь намного моложе и уязвимее. Его старший брат дремал в кресле у стены, положив ноги на кровать. Как только раздались мои тихие шаги по линолеуму, глаза Дина распахнулись, а рука метнулась к пояснице. В заспанных глазах быстро появилось узнавание, и он на секунду уронил руку, прежде чем устало провести ладонью по лицу.

Я осторожно затянула манжету тонометра на могучем бицепсе Сэма и нажала кнопку аппарата, следя, как раздувается манжет. Потревоженный этой процедурой, Сэм тихо застонал во сне, его голова перекатилась набок. Брат легонько провел пальцами по запястью младшего, успокаивая его метания, и я снова подивилась, насколько тесные узы связывали этих двух родственников.

- У него все отлично, - сказала я шепотом, записывая цифру на графике. - Вероятно, он поспит еще какое-то время.

- Да, он совсем измучен.

Я кивнула.

- Может, теперь у нас будет возможность осмотреть твое колено.

Дин слегка вздрогнул и уставился на меня чуть расширившимися глазами.

- Как ты...

- Ты хромал, когда вы вошли. Вероятно та лестница была крутой штучкой, а? - не оставляя ему шанса возразить, я опустилась на колени и закатала штанину его джинсов. Я услышала, как он невнятно пробормотал что-то о настырных цыпочках и охнул от боли, когда я осторожно ощупала его коленную чашечку.

У него был просто чудный набор синяков, которые уже начинали проявляться, но  под моими пальцами ничего не двигалось и не скрипело. Если бы коленная чашечка была разбита, он никак не смог бы идти, не говоря уж о том, чтобы практически на себе притащить брата в клинику.

- Хочешь, я позову доктора Кларка?

- Не-а, я в порядке. Это даже не растяжение - простой ушиб.

- Ты упал не так неудачно, как Сэм, верно?

Дин натянуто улыбнулся.

- Верно. И я выносливее. А он неженка.

Беспокойство в его глазах опровергало это утверждение, и я только удивленно покачала головой, доставая для него еще один пакет со льдом. Взглянув на часы, прежде чем выйти из комнаты, я шумно выдохнула от неожиданности.

-  Ха, уже почти два часа ночи.

Слегка нахмурившись, зеленоглазый посмотрел на свои часы.

- Ни хрена себе. Рождественский сочельник, точно?

- Да. Вообще-то, уже само Рождество.

- Проклятье. Я знал, что оно скоро, но... - Дин взглянул на спящего брата, и его лицо смягчилось. - Счастливого Рождества, Сэмми, - пробормотал он с оттенком грусти в голосе. - Прости, старик, я забыл.

- У людей могут быть дела, Дин, - я несмело пожала плечами. - Ничего страшного.

Сердито хмурясь, он окинул меня изучающим взглядом.

 - Это важно. По крайней мере, в этом году, - Дин снова посмотрел на брата и понизил голос. - В прошлом году... мне... мне уже недолго оставалось. Сэмми не хотел праздновать, поскольку то Рождество должно было стать последним из тех, что мы встречали вместе. 

Я почувствовала, как глаза пощипывает от слез, и закусила губу, чтобы сдержаться. В конце концов, я была обязана оставаться профессионалом. Мне не положено раскисать от грустных историй.

- Но накануне Рождества он передумал - раздобыл елку и кое-какие украшения, рождественский пунш, все по полной программе. Даже подарок для меня, - Дин прерывисто вздохнул, прежде чем продолжить. - Потом, несколько месяцев спустя... я... я вернулся... удержался на самом краю. Это было похоже на какое-то дурацкое чудо. Вот  почему это Рождество - в некотором роде особенное, понимаешь?

- У вас нет других родственников?

- Нет, только он и я. И... наш дядя. Но больше никого. Мама умерла, когда Сэмми был совсем маленький, а папа... он скончался почти два года назад.

Я проглотила комок в горле.

- А вы не думали о том, чтобы провести Рождество с вашим дядей?

Дин пожал плечами, еще раз взглянув на спящего брата.

- Мы так и планировали. Мы заканчивали работу сегодня вечером, поэтому рассчитывали остановиться в мотеле, посмотреть телевизор или еще чем-то заняться, а с утра тронуться в путь. Мы даже не заметили, что уже настал рождественский сочельник.

- Думаю, вам повезло, что твой брат упал с лестницы в конце этой работы, а не в начале.

- Ага, точно, - склонив голову, он задумчиво сжал губы, прежде чем взглянуть на меня. - Эй, Грейс?

- Да?

Мускулистая рука потерла шею под затылком.

- Э-э... не знаешь, где-то поблизости можно купить подарок?

Мое сердце защемило чуть сильнее.

- Мне жаль, но сейчас открыт только соседний минимаркет. Мы покупаем там кофе и еду. Но по части подарков у них не особо разгуляешься.

К моему удивлению, на лице Дина отразилась тихая радость.

- Нет, на самом деле минимаркет - это идеальный вариант.

Встав с места, он бросил пакет со льдом на столик и склонился над спящим братом. Сильные пальцы взялись за запястье раненого, проверяя пульс и температуру. В конце концов, он остался доволен и, как ни странно, я не разозлилась на него, хотя всего минут десять назад сама осматривала Сэма. Дин просто делал то, что положено делать старшему брату. Мне это было хорошо знакомо.

Дин помедлил, прежде чем отойти от кровати, и бросил на меня еще один взгляд.

- Если он проснется, скажешь ему, что я пошел за кофе?

- Конечно, без проблем, - я проводила его до двери. - Но я совсем не уверена, что ты сможешь подыскать что-то подходящее за такое короткое время.

- Не волнуйся. Что-нибудь раздобуду, - глаза Дина искрились весельем.

У него действительно были самые красивые в мире глаза - да и все остальное не хуже. Какие же гены должны были унаследовать эти двое! Их родители наверняка отличались редкой красотой.  

- Хотя не уверен, что мне удастся переплюнуть прошлогодний подарок, - прибавил Дин, насмешливо кривя губы.

- Вот как? - любопытство победило. Остановившись в дверях, я привалилась к косяку и нарушила мое обычное правило в отношениях с пациентами: сохранять дистанцию. - Что же ты подарил ему в прошлом году? - я подумала, что наверняка это было нечто грандиозное, поскольку предполагалось, что тот подарок брату будет последним.

- Журналы с порнушкой, - кивнув, красавчик подмигнул мне с улыбкой и двинулся по короткому коридору почти с кошачьей грацией, хоть и чуть заметно прихрамывая.

- Порно журналы? - выпалила я в пустой коридор. В замешательстве покачав головой, я быстренько обошла остающихся пациентов, отпустив еще двоих в снежную ночь, и вернулась к постели Сэма.

Как раз в этот момент молодой человек зашевелился, черные ресницы задрожали и вскинулись, явив миру свои карие с золотыми искорками глаза.

- Дин?

- Он пошел за кофе.

- Грейс? - Сэм нахмурился и, поморщившись, поднес руку к голове, чтобы осторожно потрогать марлевую повязку. - Оу-у.

- Боль сильная?

- Вроде нет.

- На сколько потянет по десятибалльной шкале?

- Э-э... может, на четыре балла.

Я криво усмехнулась.

 - Дин не услышит. Может, еще раз попробуешь?

Сэм закатил глаза, снова поморщился и откинулся на подушки.

 - Ну... на пять.

- Полагаю, что на шесть, но сойдемся на пяти, - проверив на графике заметки врача, я достала из шкафчика обезболивающие таблетки. - Сейчас принесу тебе воды.

- Хорошо.

Я вышла в коридор, дошла до фонтанчика с питьевой водой и налила полстакана. Когда я вернулась в комнату, Сэм, приподнявшись на кровати, осторожно ощупывал ребра и плечо. Вручив ему стаканчик, я подобрала брошенную майку и протянула своему пациенту.

- Не хочешь снова одеться? Я тебе помогу.

- Да, спасибо.

Теперь, когда опухоль немного опала, он стал пошустрее, поэтому мне не потребовалось много времени, чтобы надеть на него футболку. Не позволяя ему переусердствовать, я сама одернула майку там, куда он не мог дотянуться больной правой рукой. Наконец, я накинула ему на плечи рубашку и поправила воротничок.

- Лучше стало?

- Намного, - Сэм неловко возился с пуговицами на рубашке. - Во всяком случае, теплее.

Я взглянула в окно. Снег по-прежнему падал мягкими хлопьями, искрясь в льющемся из окна свете.

- Что ж, по крайней мере, у нас будет снежное Рождество - прямо как в песне.

Вздрогнув от ужаса, Сэм взглянул на часы и его глаза расширились.

- Ё-моё, сегодня ж Рождество.

- Как-то неожиданно на этот раз подкралось, да? - я задумалась, какой же чертовщиной могли заниматься эти парни, если Рождество проходило для них практически незамеченным. Неужели они даже не видели дату в газетах?

- Ага, неожиданно, - какое-то время он задумчиво кусал нижнюю губу, а потом снова посмотрел на меня. - Хм, Грейс? Ты... нельзя ли где-то поблизости раздобыть подарок? Я не смог ничего купить Дину - в последнее время у нас работы было невпроворот.

С легким вздохом я неопределенно махнула рукой в сторону входной двери, явственно ощущая дежа вю.

- По соседству есть минимаркет, но ты будешь лежать в постели еще пару часов. Пока не сможешь стоять так, чтобы не казалось, будто ты собираешься поцеловать пол.

Сэм скривился, представив себе эту картину, и снова улегся на кровать, всей своей внушительной фигурой излучая глубокое разочарование. Его чудесные глаза с мольбой уставились на меня, и я растаяла. Все, хватит изображать из себя Гринча, ярого противника Рождества, которым я была в начале смены. [4]

- Грейс, не могла бы ты... не могла бы ты кое-что купить для меня? Пожалуйста? - Сэм погрустнел, на какой-то момент мягкие черты его лица заострились. - Это важно. В прошлом году... Дин... он... он умирал, понимаешь? Мы думали, что последний раз встречаем Рождество вместе. Но... он оклемался три месяца назад...  вроде как с того света вернулся... это было чудо. Поэтому в этом году у нас действительно есть повод для праздника, понимаешь?

- Три месяца? - я нахмурилась и представила себе крепкую, мускулистую фигуру Дина, раздумывая, что же могло так его подкосить, а потом так быстро поднять со смертного одра. Может, это и впрямь было чудо, как сказали оба брата. Глядя на Дина сейчас, никто бы не подумал, что он был смертельно болен.

Сэм снова посмотрел на часы.

- Три месяца, шесть дней и семнадцать часов, - заметив мой недоверчивый вид, он пожал здоровым плечом. - Но кого это волнует?

Тебя, разумеется, - подумала я, снова остро чувствуя те проклятущие слезы.

- Я не знаю вкусов твоего брата, поэтому ты должен подкинуть мне идею.

- Я составлю для тебя список.

Достав из кармана блокнот и ручку, я с некоторым изумлением следила, как Сэм медленно и напряженно записывает на листке перечень рождественских покупок. Когда он закончил, я взяла у него записку и в ступоре моргнула, просматривая текст.

- Ты, должно быть, шутишь?

В ответ он лишь с серьезным видом помотал взъерошенной головой и спокойно взглянул на меня своими выразительными глазами.

Я снова посмотрела на список и, смирившись, пожала плечами.

- Купить все?

- Любые три вещи, - пояснил Сэм и сунул руку в карман джинсов. Достав серебристый зажим для банкнот, он вытащил двадцатку и протянул ее мне с улыбкой, демонстрируя ямочки на щеках. - Спасибо. Это и вправду очень важно.

- Ну ладно, у меня есть несколько минут, и мне действительно надо выпить кофе, так что... - сунув список в карман своей униформы, я направилась к двери. Взявшись одной рукой за косяк, я остановилась на пороге и обернулась, чтобы взглянуть на Сэма.

Он лежал с закрытыми глазами, немного перекатившись на бок, и на его губах играла слабая довольная улыбка.

Медленно проходя по коридору, я снова покачала головой, потом тихо окликнула доктора Кларка и предупредила, что беру перерыв. Согласно махнув рукой в ответ на его просьбу прихватить стакан крепкого кофе, я сняла куртку с вешалки за входной дверью и вышла в холодную снежную ночь.

Конечно же, по пути к минимаркету я не могла не столкнуться с Дином. Он торжествующе улыбнулся, похлопав себя по раздутому карману куртки, и продолжил путь к ярким огням клиники, неся в одной руке без перчатки два стакана с кофе. Я проследила, как он исчез за дверью, и пошла дальше, вытаскивая из кармана список.

Гадая, каким образом Дин решил проблему подарка для своего младшего брата, я толкнула дверь минимаркета. Улыбнувшись женщине средних лет, сидевшей на высоком табурете за кассой, я стала изучать ряды полок. Два предмета из списка обнаружились довольно быстро, и я направилась в кафетерий, чтобы заказать кофе.

Оглядевшись по сторонам в ожидании заказа, я заметила праздничное убранство и елку в углу. Здесь восхитительно пахло кофе, корицей и свежеиспеченным хлебом, и я почувствовала, как оттаивает моя душа. Может, я, наконец-то, немного прониклась рождественским духом, подумала я, направляясь обратно к кассе.

- Вот, жена недавно испекла, Грейс, - с улыбкой провозгласил владелец магазина, упаковывая четыре сладких пирожка в бумажный пакет. - Я приберег их для тебя и для дока. Счастливого Рождества, - пристроив кофе и пирожки на картонный поднос, он отнес его на кассу.

- Э-э... с Рождеством, Лью. Спасибо, - я расплатилась за покупки раздельно и покраснела, когда жена Лью приподняла брови, глядя, как я поспешно запихиваю подарки Дина в коричневый бумажный пакет. - Э-э... это для одного пациента, - положив сдачу Сэма в карман, я подхватила свои кульки и кофе. - Счастливого Рождества.

- Счастливого Рождества, Грейс. Береги себя, дорогая.

- Обязательно, спасибо.

Толкнув плечом дверь, я опять вышла на морозную ночь. Снежок скрипел у меня под ногами, пока я шла по следам Дина обратно в клинику.

К моему возвращению, Сэм уже снова заснул, поэтому я быстро спрятала пакет в карман куртки, чтобы не увидел Дин. Я вручила доктору Кларку его кофе и один из пирожков, еще один умяла сама, а остальные отнесла в процедурную №3.

Дин был на своем посту - сидел на стуле, опять положив ноги на край кровати и слегка откачнувшись к стене за спиной. Он собирался отхлебнуть кофе, но при моем появлении  поднял взгляд и наградил меня радушной улыбкой.

Я передала ему бумажный пакет, и заметила мелькнувшее в его глазах удовольствие, когда он открыл кулек.

- Каждому по одному, - предупредила я.

- Но он же спит, - претворившись обиженным, Дин в два счета уплёл домашнее угощение. Он смахнул с куртки крошки, вытянул ногу и потыкал ею в лодыжку брата. - Эй, Йети!

- Мммммда...

- Еда.

Сэм пробурчал что-то, совершенно неразборчивое на мой взгляд, но явно понятное Дину, потому что старший с улыбкой закрыл пакет и положил его на столик рядом со вторым стаканом. Допив большими глотками кофе, он бросил пустую тару в маленькую урну в углу комнаты и вытащил из кармана куртки бумажный сверток.

Дин прижал палец к губам, призывая меня к молчанию. Тишину палаты нарушало лишь шуршание бумаги, когда он сунул руку в пухлый пакет и вытащил лилового плюшевого медвежонка - один из немногих сувениров, оставшихся на полках минимаркета. Зеленоглазый осторожно пристроил медвежонка у щеки младшего и отступил, с улыбкой потянувшись к другому карману. Вытащив свой мобильник, он поколдовал над кнопками и навел объектив на спящего брата.

На мгновенье в палате сверкнула вспышка сработавшей камеры сотового. Я закусила губу, чтобы не рассмеяться, глядя на эту нелепую картину - здоровенный парень спит рядом с крошечным плюшевым медвежонком.

Дин подмигнул мне и пихнул брата в здоровое плечо.

- Сэм.

- Мммм.. отв'ли, Д'н...     

- Сэм, просыпайся.

Карие глаза приоткрылись и медленно захлопали, пока их хозяин приходил в себя.

- Что...

- С Рождеством, Сэмми, - сияющий Дин указал на пушистую мягкую игрушку, притулившуюся на подушке рядом с головой Сэма.

Младший повернул голову набок, смущенно разглядывая забавную лиловую мордочку.

- Плюшевый медвежонок?

- Ага. О, и это тоже, - Дин швырнул на кровать бумажный кулек.

Через силу приподнявшись на здоровом локте, Сэм порылся в пакете. Он извлек тюбик зубной пасты и украдкой бросил взгляд на аляповатую надпись сбоку.

- Мятная - твоя любимая, старик, - Дин кивнул на почти уже пустую упаковку. - Еще одна вещь.

У Сэма дрогнули уголки рта, он снова запустил руку в пакет и извлек оттуда небольшой блокнот в виниловой обложке.

- Спасибо, дружище, - улыбка Сэма озарила комнату. Он быстро взглянул на меня. Я выскочила из палаты и помчалась по коридору к регистратуре. Почему-то мне передалось общее волнение, и я почти влетела в палату №3, крепко сжимая в руке пакет с подарками Дина.

К моему возвращению, Сэм уже сидел, потягивая кофе и пристроив медвежонка у себя на коленке. Я вручила ему пакет, и он с улыбкой передал его брату.

- Что? Не может быть! Когда это ты раздобыл?

- Грэйс купила, я ее попросил.

Я смотрела, как Дин нетерпеливо надрывает пакет - как ребенок рождественским утром, хотя нет, просто как ребенок. Рождественское утро уже наступило. Он вытащил самую большую упаковку арахисовых M&M's, какая только нашлась в магазине, маленький карманный ножик и коробку со скрепками.

- Старик, все просто великолепно.

- С Рождеством, братец.

- Ага, и тебя.

Тут я сообразила, что улыбаюсь, как идиотка, и поспешила взять себя в руки. Что особенного было в этих простеньких подарках? Что привело в такой восторг этих ребят? Неожиданно я почувствовала жгучее желание узнать побольше о двух братьях - об их жизни, их работе. Я прочистила горло.

- Вы же не падали ни с какой лестницы, верно? Знаете, вы можете рассказать мне всю  правду... о том несчастном случае.

Улыбки внезапно сползли с их лиц, и я смутно почувствовала, что вторгаюсь на опасную территорию.

- Не уверен, - в низком голосе Дина прозвучала предостерегающая нотка.

- Почему? Это было что-то незаконное?

Оба брата с досадой фыркнули.

 - Нет, - ответили они в один голос.

Дин покачал головой.

 - Ты все равно нам не поверишь.

- А ты попробуй.

- Поверь, тебе лучше не знать.

- Значит, вы воры или кто-то вроде них.

Зеленоглазый нахмурился.

 - Нет, мы не воры.

- Тогда почему вы не можете рассказать мне о том, что произошло на самом деле? Неофициально?

Двое снова обменялись своим долгим взглядом. Похоже они частенько этим занимались - общались без слов. Я увидела, как бровь Сэма поползла вверх, а рот Дина сжался в тонкую линию; затем старший брат тяжело вздохнул.

- Ты знаешь старый дом на окраине города? 101 по Мэйберри Драйв?

От изумления у меня отвисла челюсть.

- Это тот, где на прошлой неделе нашли убитого юношу?

- Тот самый.

- Местные говорят, что в том доме водится привидение.

Сэм поморщился, потирая плечо.

- Уже не водится, - уныло пробормотал он.

- Да вы шутите! Вы... вы ходили в дом с привидением... зачем?

- Чтобы изгнать злобного духа, - заявил Дин, приподняв брови. - Я же сказал, что ты не поверишь.

Ошеломленная, я вытаращила глаза. Эти парни были какими-то охотниками на привидений или типа того. Я указала на плечо Сэма.

- И призрак... что... дал сдачи?

Кареглазый посмотрел на меня со слабой улыбкой.

- Скажем так: он не захотел сниматься с насиженного места.

Дин закатил глаза.

 - Призрак швырнул в него стол... ладно, в меня швырнул... Сэм вылез прямо передо мной, - он недовольно зыркнул на младшего. - Потом дух поднял его в воздух и спустил по ступенькам. Так что насчет лестницы мы точно не соврали, Грейс.

- Только насчет льда, - я долго рассматривала братьев, пытаясь переварить услышанное. - Значит, этим вы и занимаетесь? Этим зарабатываете на жизнь?

- Этим мы и занимаемся, - спокойно ответил Сэм.

- Полагаю, немногие знают об этом.

Дин невесело улыбнулся.

 - Немногие знают о том, что мы вообще существуем. Мы приходим, делаем свою работу и идем дальше. Вот и вся история.

- Вау.

Незримые герои. Невзрачные ангелы. Ну и жизнь, наверное, была у этих ребят! Неожиданно рождественское дежурство в клинике показалось мне не таким уж тяжким бременем. Изумленно покачав головой, я вежливо извинилась и вышла проверить приемную.

Пока я сидела с братьями, в клинику пришли новые посетители - молодая мама с четырехлетним мальчиком. Это был прелестный ребенок, если не считать слез, заливавших его раскрасневшееся личико. У него была копна вихрастых светло-каштановых волос и пара добрых карих глаз, способных разжалобить любое сердце. Он прижимал руку к судорожно вздымающейся груди, и его подбородок с крошечной ямочкой мелко дрожал. Мамаша заботливо обнимала сына за плечи, пытаясь успокоить его надрывные всхлипывания.

Женщина подняла на меня умоляющие голубые глаза.

- Пожалуйста... он упал с кровати... кажется, у него сломана рука.

Я не колебалась ни секунды - пострадавшие дети всегда находили путь к моему сердцу, как бы я не пыталась сохранить профессиональную дистанцию.

- Проходите.

Я повела их в процедурную, где уже расположилась пара красивых родственничков, и, проходя мимо палаты №1, известила доктора Кларка. Он пришел следом за нами и немедленно назначил рентгеновский снимок ручки малыша. Убрав стопор с колес кровати, я отвезла мальчика в рентгеновский кабинет, где вместе с мамашей сдала с рук на руки рентгенологу. Забежав в приемную, я снова окинула ее быстрым взглядом и вздохнула с облегчением, впервые за ночь не увидев там ни души.

В коридоре мне встретился доктор Кларк.

- Грейс, молодой человек с вывихом и сотрясением может отправляться домой. Обычный режим после пребывания в клинике: при необходимости обезболивающее каждые три часа, лед на плечо и ребра.

Похлопав меня по руке, он направился к другому пациенту, предоставив мне возможность продолжать обратный путь в палату.

Странное чувство потери овладело мной, когда я сказала Сэму, что он может идти, если хочет. Он благодарно кивнул, а я достала из хозяйственного шкафа перевязь и, разворачивая ее на ходу, пошла обратно к кровати. Мне будет не хватать этих ребят. Из-за них ночь для меня стала чуть-чуть светлее.

Осторожно согнув в локте руку Сэма, я положила ее на перевязь.

- Берегите себя, ладно? - предупредила я.

- Угу, - он метнул взгляд на брата. - Будем.

Мои руки замерли. Сэм удивленно посмотрел на меня, я же уставилась на него со слезами на глазах.

- У меня есть брат.

Сэм снова переглянулся со старшим.

- Вот как?

- Мы... мы не разговариваем уже несколько лет, - вздохнув, я присела на кровать Сэма, комкая перевязь.

Дин подошел к брату и взял у меня из рук завязки. Он быстро и ловко сделал узел и поправил перевязь, чтобы рука лежала удобно, а плечо не напрягалось.

- Что произошло?

Я сцепила руки, сдерживая слезы.

- У нас... вышла ссора. После того, как погибли наши родители. Бен кое-что сделал... одну глупость. Полагаю, не так уж важно, что именно. Во всяком случае, сейчас. Но он... он солгал. Я спросила его, и он солгал мне в лицо. Обнаружив это, я страшно разозлилась. Из-за этого у нас была перепалка... и даже не одна. Но в последний раз... - я покачала головой. - С тех пор мы не разговариваем.

Взгляд Сэма упал на пушистого медвежонка на колене.

- Так ты не можешь простить его за то, что он сделал, или за то, что он солгал?

- Думаю и за то, и за другое. Не знаю.

- Может, он решил, что ты возненавидишь его, если он расскажет правду.

- И все же ложь есть ложь, Сэмми, - тихо вмешался Дин.

Сэм оцепенел, ушел в себя.

- Я знаю, Дин, но иногда ложь может показаться единственным выходом, понимаешь? То есть ты знаешь, что это неправильно, но чувствуешь, что твоя правда ни к чему хорошему не приведет. Иногда так поступают, чтобы защитить себя... а иногда - чтобы защитить кого-то другого.

Дин тихо вздохнул.

- А вдруг эта ложь только обидит человека, которого ты пытаешься защитить? Вдруг она рикошетом ударит по твоей же заднице?

- Тогда тебе просто надо будет с этим разобраться, полагаю. Я не знаю. Но иногда случается облом, и ты пытаешься устроить все как можно лучше. Иногда дела оборачиваются настолько паршиво, что, кажется, ничего уже не исправишь. И ты думаешь, что если  люди узнают... в первую очередь люди, которых... - выразительные глаза Сэма метнулись на меня, но что-то подсказывало мне, что все это предназначается совсем не для моих ушей, - ...которых ты любишь... то они никогда уже не будут относиться к тебе по-прежнему, если узнают правду. И поэтому ты лжешь. Это нехорошо, но если твой брат думал, что, поступая иначе, он может потерять единственного родного человека, тогда я его понимаю.

Старший кашлянул и поерзал. Он по-прежнему не убирал руку с узла на перевязи, перекинутой через шею брата.

- Все-таки они родственники - он должен был сказать ей правду. Они смогли бы все уладить.

- Но они не уладили, - трогательно-красивые глаза всмотрелись в мое лицо. - Да, Грейс? Ты ведь до сих пор не простила его.

Появление последнего пациента спасло меня от необходимости отвечать на вопрос. Ребенок больше не плакал, а только икал и шмыгал носом, снова напрочь разбивая мне сердце. Я увидела, как Дин внимательно посмотрел на мальчика, а потом сразу же перевел взгляд на своего младшего, и у меня мелькнула мысль, что, возможно, малыш напомнил ему Сэма в том же возрасте.

Сэм подождал, пока в палате уляжется суета, и встал с кровати. Он на миг покачнулся и взглянул на брата со слабой смущенной улыбкой, когда тот поддержал его, схватив за здоровую руку. Дин забрал зубную пасту и блокнот, запихнул их в карман куртки Сэма и накинул ее на плечи младшему. Потом сунул медвежонка в перевязь, собрал собственные подарки и рассовал их по карманам вместе с последним сладким пирожком в бумажном пакете.

Высокий охотник на призраков опустил глаза на лилового медвежонка в своей перевязи, а затем задумчиво посмотрел на соседнюю кровать, где с несчастным видом съежился на подушках маленький мальчик. Он взглянул на брата, и между ними снова завязался безмолвный разговор. Я смотрела, как зачарованная. Сэм склонил голову, Дин с усмешкой кивнул и вытащил мишку из укромного места. Сжимая бицепс младшего свободной рукой, он подвел Сэма к другой кровати.

Кивнув встревоженной молодой маме, Дин наклонился, чтобы видеть глаза малыша. Он заговорил тихо и успокаивающе, и ребенок откликнулся тоненьким прерывистым голоском вперемешку со всхлипами. Медвежонка вручили, приняли и крепко обняли здоровой рукой. Распахнутые карие глаза мальчика в изумлении уставились на двух рослых мужчин, которых сердечно благодарила его мама; даже боль была на время забыта. Невзрачные ангелы, - подумала я, выходя за парнями в коридор.

Здесь Дин задержался, по-прежнему не отпуская руку брата. Он обернулся, серьезно глядя на меня своими большими зелеными глазами.

- Спасибо, Грейс.

- Не за что. Спасибо вам... в смысле, что выслушали.

Уголки его губ дрогнули в улыбке.

- Позвони ему, Грейси. Пора зарыть топор войны, тебе не кажется?

- Грейс, - автоматически поправила я, и вспыхнула, когда улыбка Дина расползлась до ушей.

- Ясненько. Счастливого Рождества, Грейс.

Я прислонилась к стене, глядя им вслед. Сэм все еще пошатывался, а Дин все еще прихрамывал, но они шли в ногу, плечом к плечу. Дин толкнул дверь, ведущую в приемную, и до меня донесся его низкий чувственный голос:

- Эй, Сэмми! Учитывая все это ангельско-демонское дерьмо, в котором мы варились последнее время, тебе не кажется довольно странным, что за тобой ухаживала медсестра по имени Грейс? [5]

Сэм хмыкнул.

- Для нас такое вполне нормально, Дин.

- По-моему, ты говорил, что у нас жизнь ненормальная?

Стук закрывшейся двери заглушил ответ Сэма.

Я глубоко вздохнула и пошла обратно в процедурную №3, где задержалась у кровати, чтобы погладить густые волосы малыша. Он крепко обнимал пушистого лилового медвежонка, упираясь подбородком в голову игрушки. По другую сторону кровати доктор Кларк бережно обрабатывал его руку, заверяя встревоженную мамашу, что это всего лишь сильное растяжение, а не перелом, как она предполагала.

Продолжая гладить кроху по голове, мы с мамашей с облегчением переглянулись, пока док укладывал поврежденную руку на перевязь. Наконец он ушел, ласково похлопав мальчика по щеке и тепло улыбнувшись женщине, а я отступила от кровати, когда она подхватила сына на руки.

Прежде чем уйти, она обернулась ко мне и кивком указала на медвежонка.

- Что это были за ребята?

- Невзрачные ангелы, - я улыбнулась, глядя на ее смущенное лицо, и махнула рукой в сторону кровати у окна. - Всего лишь двое парней, которым нужна была медицинская помощь, как и вашему сыну. Наверное, у них просто добрые сердца, а?

- Благослови их Господь, кем бы они ни были, - покрепче прижав к себе мальчика, женщина ушла, и я вышла следом за ней в опустевшую приемную.

Я помахала им на прощанье, когда они выходили под снегопад. Усевшись в кресло у письменного стола, я взглянула на часы и с удивлением обнаружила, что уже почти пять утра - до конца моей смены оставалось всего несколько минут.

С усталым вздохом я облокотилась на стол, подперев голову, и тут меня ждало еще одно открытие. На столе стоял одноразовый стакан с кофе, из маленького отверстия в пластиковой крышке поднимался пар. Рядом были аккуратно сложены столбиком четыре четвертака, под которыми лежала записка. [6] Заинтригованная, я вытащила клочок бумаги и прочитала послание, написанное печатными буквами, уверенным четким почерком.

- О, Господи...

Конечно же, он догадался. На этот раз я не смогла сдержать слез. Они покатились по щекам, капая на стол и разбросанные бумаги.

Вытащив салфетку из пачки, наполовину погребенной под горой медицинских карт, я промокнула заплаканные глаза и достала из кармана куртки телефон. Мне не пришлось долго искать номер. Я помедлила, с замиранием сердца глядя на экран и не снимая пальца с кнопки. Потом, глубоко вздохнув, нажала клавишу и поднесла телефон к уху.

Прошло двенадцать звонков. Я уже собиралась дать отбой, когда услышала мягкий щелчок принятого вызова.

- Алло?

- Бен?

- Грейс? Это ты?

Я вытерла глаза.
- Да. Хм... прости... наверное, я тебя разбудила.

- Нет, все в порядке. Я уже проснулся. Э... ты где?

- На работе. Ухожу через несколько минут.

- А, ясно.

- Бен... э-э...

- Послушай... я, хм... собираюсь напечь блинчиков... может, ты... может, заглянешь ко мне на завтрак?

- Я бы не отказалась.

- Отлично... отлично. Ну что ж, думаю, тогда до скорого.

- Ага, - я так сильно сжимала телефон, что пальцы понемногу онемели.

- Грейс, ты еще там?

- Я еще здесь.

- Я... ммм... я... я скучал по тебе, Грейси.

- Я тоже скучала по тебе, старший брат, - прошептала я дрожащим голосом. - Скоро увидимся, - захлопнув крышку мобильника, я снова уставилась на записку.

«Бену и Грейси от Дина и Сэмми... Счастливого Рождества».

Невзрачные ангелы.

Покачав головой, я возблагодарила небо, и в этот момент в клинику вошла моя сменщица. Она потопала, стряхивая снег с ботинок, затем бодро пожелала мне счастливого Рождества и присела на край стола, пока я вкратце рассказывала ей о немногих оставшихся пациентах. Когда я встала, чтобы снять с вешалки свою куртку, дверь распахнулась, и в приемную ввалился грузный мужчина средних лет. Он сильно хромал, из разодранной щеки текла кровь.

Мы с подругой обменялись сочувственными улыбками, потом я забрала свой стакан с кофе, записку Дина, монеты и вышла на раннее морозное утро. Предварительно смахнув снежную шапку с машины, я отперла дверь и села за руль, а как только завелся мотор, включила обогреватель. Заработало радио, и какой-то момент я прислушивалась к первым строчкам старинного рождественского гимна.

"What child is this who, laid to rest, on Mary's lap is sleeping?
Whom angels greet with anthems sweet, while shepherds watch are keeping?"

[Что за дитя спит сейчас на коленях Марии?
Кого воспевают ангелы, пока пастухи не дремлют?]

Наверное, пастухи приходят к нам в разных обличьях, сказала я себе, думая о двух красивых охотниках на призраков. Пастухи - или ангелы.

Улыбаясь своим мыслям, я выжала сцепление и осторожно вырулила на обледеневшую дорогу. Меня ждал брат, с которым я должна была встретиться, и топор войны, который я должна была зарыть.

Конец


Примечания переводчика:

[1] Имеется в виду рост - примерно 1 метр 60 см (1 фут = 30 см, 1 дюйм = 2,54 см).

[2] Волмарт (Walmart) - крупнейшая сеть американских супермаркетов.

[3] Игра слов. Выражения «младший брат» и «маленький брат» в английском языке могут звучать одинаково - Little brother.

[4] Гринч (Grinch) - персонаж семейной комедии «Гринч - похититель Рождества» (США, 2000), злое и противное существо, ненавидящее Рождественские праздники.

[5] Грейс (Grace) - это женское имя в переводе с английского означает, в частности, «благодать», «милость Господня».

[6] Четыре четвертака - четыре монеты по 25 центов. Такие монеты используются для звонков с городских таксофонов. Разумеется, братья могли предположить, что у Грейс есть сотовый, но наверняка не знали... К тому же эти монеты в первую очередь должны были символизировать саму идею - позвонить брату и помириться. А что еще могли подарить два усталых охотника на призраков? Просто вернули друг другу близких людей. Воистину ангельский подарок.


Дата публикации: 12/01/2010
Прочитано: 2684 раз
Дополнительно на данную тему:
Кулон
Вслед уходящему
Вслед уходящему. Часть 2
Вслед уходящему. Часть 3
Вслед уходящему. Часть 4
Вслед уходящему. Часть 5
Вслед уходящему. Часть 6
Вслед уходящему. Часть 7
Вслед уходящему. Часть 8
В моих руках

Назад | Начало | Наверх
Supernatural является собственностью The WB Television Network и The CW Television Network. Все текстовые, графические и мультимедиа материалы, размещённые на сайте, принадлежат их авторам и демонстрируются исключительно в ознакомительных целях. Оригинальные материалы являются собственностью сайта, любое их использование (или модификация) за пределами сайта только с письменного разрешения администрации.


Supernatural Russia © 2006-2013 Silence & Marta

:: fiblack phpbb2 style by Daz :: PHP-Nuke theme by www.hellhole.org ::

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
The Russian localization - project Rus-PhpNuke.com