Привет, Гость!
Меню
· Главная
· Старый форум
· Магазин
· Форум магазина

Тексты
· Архив статей
· Эпизоды
· Обзоры
· Фанфики
· Пресса
· Транскрипты
· Энциклопедия

Медиа
· Галерея
· Русские субтитры
· Видео
· Музыка
· Прочее

Общение
· Форумы
· Чат
· Личные сообщения
· Связаться
  с администрацией

Прочее
· Поиск по сайту
· Список посетителей
 
Наш сайт в сети

 Supernatural.ru В Контакте 
 
Supernatural.ru в Diary

Supernatural.ru в Live Journal 
   
Supernatural.ru на Facebook
   
 Supernatural.ru на Twitter

 
Уголок юзера
Добро пожаловать, Гость
Логин
Пароль
Секретный код: Секретный код
Повторить код

(Регистр)
Зарегистрировались:
Последний: MarcCowle
Сегодня: 0
Вчера: 0
Всего: 94780

Посетителей онлайн:
Гостей: 1
Членов: 0
Всего: 1
 
Счётчики

Хотите разместить нашу кнопочку на своём сайте или в блоге? Пожалуйста!
Самый полный русскоязычный сайт о сериале Supernatural






Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

 
Российское ТВ

"Сверхъестественное"
в России




4 СЕЗОН

ПОНЕДЕЛЬНИКА ПО ЧЕТВЕРГ
В 1.45

Трейлер | Форум





AXN Sci-Fi

6 СЕЗОН

ПО БУДНЯМ В 22.15





 
Команда сайта

Администрация

SilenceMarta

Форум, Diary.ru
 Лучница, Nadin7
Jozefa, DestinyV,
SerJo, Dashita
Koryuu

Эпизоды, Субтитры
chandler, oncilla

В Контакте, Twitter,
LJ, Facebook
Marta, Nadin7

Переводчики
haven, Nadin7,
Лучница  chandler

Оформление

Nadin7

 

Почти повести
Впрочем, почему "почти"? Некоторые тянут даже на роман. Убедитесь сами.

Кулон: Go To Hell

  • Автор: Marta
  • Фандом: Supernatural
  • Рейтинг: G
  • Спойлеры: Для смотревших 1 и 2 сезон никаких. Для не смотревших 1 и 2 сезон имеются. Упоминаются вскользь события из завершающих эпизодов 1 сезона и из 2.01, 2.02, 2.08 и 2.14
  • Аннотация: Мои очередные размышления на тему кулона Дина, его загадки и влияния на судьбу Дина и Винчестеров в целом. Первые идеи я высказала в фанфике Кулон, данная история - продолжение, хотя может существовать отдельно. Задействованы все Винчестеры, Бобби, а также обитатели Ада. Жанр - ангст.


 

Дин: Morning, Sleeping Beauty

Темнота рассеивалась постепенно, как на экране старого лампового телевизора в их вагончике.

После долгих уговоров Джон принес деревянный ящик, он достал его Бог знает где, скорее всего, на свалке. Счастью Дина не было предела, что еще нужно парню десяти лет, который сидит один дома дни напролет. Ну ладно, не один, но посапывающий за шторой Сэм, эта мелюзга - не в счет.

Сначала лампы телевизора нагревались, мерно гудя, на экране появлялась маленькая светящаяся точка, медленно росла, заодно пятно света приобретало очертания и смысл. Потом щелчок – и возникало действие: передача, фильм.

Сейчас Дин себя чувствовал такой же рухлядью. Двигаться нет ни сил, ни желания. Все тело ноет. В голове пусто и темно, светящаяся точка растет, слабое пятно света все четче обрисовывает контуры предметов, гудение в голове присутствовало, но щелчка и просветления все не наступало. «Пора и мне на свалку. Черт, ничего не помню…»

Он отклонил голову назад, затылок встретился со стеной, при этом ощутимо заныл, к нему явно приложили что-то тяжелое и со всего размаха. Ладонь левой руки касалась пола. Очевидно, он сидит у стены. Пальцы ощутили холодное и мокрое. Пошарив рукой, Дин обнаружил лужу «холодного и мокрого» рядом на полу. Он осторожно поднес ладонь к носу, еще не хватало, чтобы… не напился же он опять, как в тот раз… «Черт!..» По пальцам стекала красная загустевшая жидкость. Кровь. Не сказать, чтобы эта новость обрадовала.

Гудение в голове держалось на прежнем уровне, но щелчок, наконец, произошел. Изображение сфокусировалось. Тусклый свет шел от керосиновой лампы на столе.
Дин обвел мутным взглядом полутемную комнату, узнал ту самую хижину, где застал Винчестеров врасплох Желтоглазый, и даже не удивился. У стола спиной к нему в деревянном кресле сидел Сэм. Голова свесилась набок. Спит? Без сознания? Дин не видел рук брата, не мог понять, связан он или нет. «Полиция… Нет, так они не действуют… Охотники?… Вычислили… Схватили сразу двоих? Это невозможно…»

Дин сидел, не шелохнувшись, выжидал. Звук разговора, смех, стук дверцы машины, клацанье затвора? Нет, ничего…Тишина…

- Сэм…

Первая попытка позвать брата оказалась неудачной, разлепить запекшиеся губы вышло не сразу. Дин облизнулся - точно, это кровь. Что же произошло? Мозг противился желанию вспоминать вчерашний день, зловредно отзываясь тупой болью в затылке.

- Сэмми…

Уже лучше. Тихо и хрипло, но голос его слушался. Спящего Сэма шепотом не проймешь, Дин хорошо это знал. Придется встать, а этому мозг противился еще больше, беря в союзники тело. Воля, оставшись в слабом меньшинстве, заставляла, однако, действовать. Он осторожно оперся на левую руку, поднимаясь, она предательски скользнула по красной жиже, и Дину пришлось понять самым немилосердным способом, откуда столько крови вокруг. Дикая боль взорвалась в правом плече, прокатилась по телу, поднялась удушливым комом к горлу, вызвав сдавленный крик. Скосив глаза, Дин обнаружил неприятный сюрприз – справа в плече торчал нож, уйдя ниже ключицы по самую рукоять и пригвоздив к стене, как жука булавкой. Перед глазами замелькали спасительные искры, уводя сознание в уютное забытье. Одно хорошо – Сэм очнулся, услышав крик, мотнул вихрастой головой. Дин заставил себя вернуться в реальность, звезды в глазах рассеялись. Он с опаской наблюдал за братом – связан или нет? Через секунду вздох облегчения – Сэм повернулся к брату, улыбнулся.

- Пришел в себя? Я что, заснул? Даже это тело когда-то устает, - он с хрустом потянулся в кресле, окинул себя с довольным взглядом.

Дину веселость Сэма не передавалась, он ожидал объяснений и помощи, черт возьми. Неловко двинувшись по скользким от крови доскам, он снова заставил нож напомнить о себе, застонал сквозь зубы.

- А, да… сейчас, - Сэм подошел к брату, присел перед ним на колени. – Больно?

Сэм со странным выражением разглядывал скрюченного у стены Дина какое-то мгновение, бережно вытер ему рукавом пот со лба. Нереальность происходящего пока еще не насторожила Дина. Он постарался вложить в красноречивый взгляд все, что думает в этот момент о дурацких вопросах Сэма, ему нужна помощь, а не болтовня.

- Хочешь, чтобы я вытащил нож? Сейчас…

Дин приготовился к молниеносному шоку, за которым придет желанное облегчение. Сэм взялся за рукоять и глядя во все расширяющиеся от ужаса и боли глаза Дина, не вытащил, но медленно повернул нож в ране. Казалось, он с наслаждением выслушивает крик брата: «Сэ-эмии!..»

***

Очередная попытка навести резкость взгляда была более скорой и успешной, этому способствовала и увесистая оплеуха от Сэма. Дин разглядывал лицо брата, моля всех святых или кого там еще – только бы он ошибся. Нет, чуда не произойдет, ему никогда не везло с чудесами. С тех самых пор, как умерла мать. Сэм одержим... Пугающее постоянство. Так скоро сбывается предсказание демона?

Уже не пытаясь шевельнуться - ни к чему хорошему это не приведет - Дин следил за перемещениями «Сэма» по комнате и продирался в воспаленном мозгу к воспоминаниям о вчерашнем дне.

Ничего особенного, пустой день, похожий на другие. Где, где он совершил ошибку? Сэм все время был поблизости: дорога, бар, мотель, дорога, остановка у озера… После озера – сплошная чернота.

- Просыпайся, спящая красавица, поговорим

Спокойная деловитая интонация «Сэма» слегка удивила Дина, он ожидал от Мэг большей экспрессии.

- Мэг, какого дьявола тебе…

Ответ «Сэма» удивил еще больше:

- Я не Мэг.

Довольный эффектом, «Сэм» снова присел рядом с Дином.

- Неплохо придумано, а? – Он кивнул на нож. – Тебе никуда не деться, я вздремнул. Надеюсь, без обид? Должен признать, тебя нелегко вырубить, вышло с третьей попытки, да и то с помощью баллона огнетушителя. Шишка приличная?

«Сэм» протянул руку к лицу брата, Дин раздраженно мотнул головой, отстраняясь. Черт, плечо, лучше бы он так не делал.

- Да, о Мэг можешь на время забыть. Встречи с Винчестерами не пошли ей на пользу.
- Ваш босс… он сказал, что я убил Мэг. Его дочь. Откуда она явилась снова? Чудесное воскрешение? Не замечал у нее нимба над головой.

Дин решил тянуть время, лихорадочно пытаясь найти выход. Рядом нет Бобби, Элен, хотя бы малышки Джо, нет никого из охотников, вообще никого на десяток миль вокруг. Потеря крови давала о себе знать, он чувствовал, что слабеет с каждой минутой. Его мутило. Хуже всего было ощущать Сэма рядом, теперь такого чужого. Заставить себя ненавидеть эту тварь было выше сил Дина, он видел лишь злосчастного младшего брата, загнанного в дальний угол своего порабощенного сознания.

Очевидно, упоминание о Мэг задело демона. Подсев рядом, он разоткровенничался.

- Ну, все мы его дети. Как у вас говорят – дьявольское отродье. Мэг, - он засмеялся, откинув голову, как обычно делал Сэм, у Дина сжалось сердце. – Мы зовем ее по-другому… Хотя… пусть будет Мэг, если тебе так нравится. Я объясню. Нас нельзя убить, но хозяин был прав, Мэг умерла для него, если не смогла одержать верх над смертным. Когда вы, так называемые охотники – как я вас ненавижу! – изгоняете демона из тела человека назад в преисподнюю, не думайте, что для нас это проходит бесследно. Каждый раз мы теряем часть силы. Восстановить ее почти невозможно. А позор, что испытываешь, провалив задание хозяина? Ад сотрясает от смеха. Ты изгнал Мэг дважды, у нее проколы были и до тебя. Если бы ты знал, что творится в ее… ну, не в душе, конечно… когда заводят разговор о Винчестерах. Она жива лишь мыслью о новой встрече с Дином. Но пока пусть станет в очередь, неудачница.

Дин криво усмехнулся, хоть одна радостная новость – Мэг досталось. Абсурдность ситуации забавляла Дина, помогая отвлечься от боли. Этот лопух Сэм сидит рядом и с серьезным видом вещает о житье-бытье в преисподней. Видел бы себя со стороны.

Все труднее было удерживать себя, опершись на левую руку, Дин почти не чувствовал ее, однако малейшее движение отзывалось резью в плече, поэтому приходилось терпеть, он не собирался уходить в небытие, нужно было вытащить Сэма из передряги. Должен быть способ…

- Но хуже всего наказание, что следует за проступком, - продолжал «Сэм», приближаясь к Дину. – Я испытал на своей шкуре, и знаешь, кого мне стоит благодарить? Тебя. Не узнаешь?
- Сэмми, ты когда в последний раз чистил зубы? - Демон склонился так низко, смотреть на Сэма-марионетку было невыносимо, шутка вырвалась у Дина сама собой.
- Помнишь перекресток четырех дорог? – Демон не оценил юмор, все больше теряя самообладание под насмешливым взглядом Дина. – Ты чуть не поймал меня.
- Ошибаешься, я поймал тебя, - Дин вспомнил, о чем говорит нечисть. – Тогда ты выглядела гораздо симпатичнее. Зачем тебе тело Сэма? Поверь, та грудь шла тебе куда больше.
- Да, ты поймал меня, но об этом никто не узнал, мы заключили сделку, не правда ли? – «Сэму» шутка Дина пришлась не по вкусу, зрачки почернели, обнаруживая дьявольскую породу. - Ты позволил мне покинуть тело девушки по собственной воле, но за это мне пришлось разорвать договор с жертвой. Проиграть ему, жалкому человечишке, испортить такой план… Да, ты не изгнал меня из тела, я не потерял силу, но осталось пятно на моей репутации, похлеще, чем у Мэг. Хозяин был в бешенстве. Он наказал меня…

Говоря это, «Сэм» вцепился в продырявленное плечо брата. Белая вспышка полыхнула перед глазами Дина, через секунду его крик стих, демон отпустил плечо.

- Я кричал примерно также, хотя ты не можешь представить и доли того, что значит его кара, - «Сэм» поднялся и сверху вниз смотрел на Дина. – Хозяин отлучил меня, он больше не доверял мне. И я поклялся, что верну себе его любовь. Я знаю, чем порадовать хозяина, я знаю, что ему нужно, я слышал, как он проклинает твоего папочку, когда заходит к нему… поразвлечься.

Лицо Дина потемнело при упоминание об отце. «Сэм» с довольным видом следил за братом, он словно питался его слабостью, настроение демона улучшалось с каждым словом, резавшим слух Дина не хуже бритвы.

- Знаешь, у нас в аду гораздо больше возможностей, чем здесь, в мире людей. Вы так банальны, ваши тела так слабы, – он пнул Дина ногой без особой злобы и продолжил с наслаждением в голосе. - То ли дело душа, она бессмертна, целая вечность впереди, а мы так изобретательны.

Дин отвернулся. Думать об отце в эту минуту не стоило, если он хотел сохранить холодный рассудок. Но демон, сам того не желая, подал ему идею спасения Сэма. Винчестер-старший не одобрил бы этот план. Что ж, если не останется другого выхода…

- Так вот, - «Сэм» снова был на коленях рядом с Дином. – Должно быть, ты догадался, что мне потребуется. Я подготовился к разговору, ты обезоружен и без сил, мне будет легче разобраться в вашей тайне. Торопиться нам некуда. Там, у озера, я не рискнул, здесь удобнее, правда?

«Сэм» протянул руку к ножу - у Дина похолодело внутри. «Только не это снова…». Демон-Сэм криво улыбнулся - у него тоже была своя манера шутить, оставил в покое нож и рванул с силой ворот рубашки Дина. Пуговицы посыпались на пол, открывая грудь, на которой красовался кулон. Странная фигурка из желтоватого металла.

***

«Сэм» заворожено разглядывал кулон. Дин вжался в стену, расстаться с талисманом для него никак невозможно. Последнее время семейный хранитель давал сбои, мягко говоря, все же его сила действовала, загадочным и непостижимым до сих пор образом выводя братьев из тяжелейших ситуаций живыми… Добавить «и невредимыми» язык не поворачивался. Сколько раз Дин пытался выкроить время, засесть за книги, вытрясти у Бобби все, что тот знает о талисманах…Но проклятые твари не давали передохнуть от охоты и дня.

«Сэм» без церемоний потянулся за кулоном, схватил, собираясь сдернуть с шеи. Быстрее, чем Дин услышал отчаянный крик, он почувствовал запах горелого мяса, шипение. «Сэм» отвалился от Дина, на раскрытой ладони багровел глубокий отпечаток талисмана. Он встряхнул головой, удивленно и испуганно уставился на старшего брата.

- Дин?.. Дин! Что это… Как ты? Я сейчас…

Растерянный, он кинулся к брату. Дин не зря утерял веру в чудо. Просветление Сэма ушло так же резко, как и явилось. «Дьявол или бог создал эту желтую маску? На чьей же он стороне, этот уродец!».

- Сэмми, Сэмми, - Демон укоризненно покачал головой, тронул обожженную ладонь и подмигнул Дину. – А он боец. Однако не стоило и пытаться. Ошибок Мэг я не повторяю.

Он приблизился к Дину, с жадностью разглядывая кулон.

- Наверное, ты доволен? Спасибо за представление. А теперь шутки кончились, перейдем к делу. Мне нужен этот кулон, - он добавил с нажимом. – Он мне нужен. Как он действует? Заклинание, да? Какое? Что еще вы придумали, проклятые Винчестеры? А, понимаю… Ты должен отдать его сам?

Дин почувствовал себя немного увереннее, слушая путаную речь демона-неудачника. Кажется, появился козырь в рукаве и можно поторговаться. Положение зыбкое, сила на стороне демона, на его стороне лишь время. Дин все еще надеялся, что… Что его план не пригодится. Может, их уже хватились? Пусть Бобби, пусть взявшие след Винчестеров охотники, он даже рад увидеть одержимого Гордона в дверях хижины. Полиция? Ради бога. Хотелось бы посмотреть на схватку спецназовцев с демоном, он бы продавал билеты на шоу. Картина, вставшая перед глазами, слегка подняла настроение.

- Попробуй, возьми, - он усмехнулся. «Сэм» вперился в брата злобным взглядом. Дин продолжал дразнить свою погибель. - Значит, выслуживаемся перед хозяином? Он не посылал тебя, так? Он не знает, что ты здесь? Будь уверен, рано или поздно узнает. О, могу себе представить его гнев. Только не демонстрируй мне его снова, у меня отличная память.

Последнюю фразу он произнес второпях, когда «Сэм» угрожающе завис над жертвой.

- Я заставлю тебя, жалкий червяк!

Демон схватился за рукоять ножа, Дин побелел как полотно, но сдержался.

- Ты скажешь, как действует кулон, ты отдашь его мне, посмотрим, кто будет смеяться последним.

Он двигал нож в ране медленно, миллиметр за миллиметром, следя за искаженным лицом Дина, ожидая ответа. Измотанное тело и мозг вырубились через минуту. Голова Дина опустилась на грудь.

***

Это был плохой план, это был тяжелый и изматывающий план, но другого не оставалось. Нет, никто не узнает, куда скрылись Винчестеры, если того пожелают они сами. Так было всегда. Никто не придет на помощь. Пустая надежда утекала, как капли крови, что струились меж пальцев Сэма. Кровь старшего брата покрывала его руки, и Дин с горечью представлял себе Сэма, его Сэмми, где-то в глубине демона, сжавшееся в комок существо, лишенное голоса, воли. Возможно, Сэм осознавал, что творит его собственное тело в дьявольских тисках, от этого Дину становилось еще больнее. В душе. Физическая боль волновала его все меньше. Он понимал, что движется к своему финалу, а это значит - его плану суждено сбыться.

Каждый раз, приходя в себя, Дин отмечал первым делом, что демон все глубже заглатывает крючок. Считая себя хозяином ситуации, «Сэм» не замечал, как все больше увязает в глупой ярости. Отчаянье, страх перед хозяином руководили им теперь больше, чем природная хитрость и коварство. Демон доводил жертву до беспамятства не раз, так и не добившись желаемого. Кулон заполучить он не мог, тайну его Дин не раскрыл. Он просто не мог этого сделать, он сам не владел секретом.

Дин понимал, что это единственный выход, он ожидал случая и страшился его. Он всегда был готов умереть ради брата или отца, но никто и никогда не говорил, что умирать - это просто. Еще труднее было решиться на тот жуткий выбор, что определил для себя Дин. Когда смерть была не окончанием страдания, а лишь началом. Но если уж продавать свою жизнь, вернее, смерть, то цена должна быть самой высокой – жизнь Сэмми.

Надев на себя броню веселой бесшабашности, он легко отделывался от копаний в своей душе, не позволяя забираться туда как посторонним, так и самому себе. Заперев темные, ноющие тупой болью уголки сознания, легче идти сквозь ужас, их поджидающий на каждом шагу, да еще и тащить за собой младшего брата, растить и оберегать это нежное создание. Наверное, Сэм не согласился бы с такой оценкой собственной персоны, однако для Дина картина рисовалась примерно в этом духе. Дин оставлял Сэму право на пролитие слез, себе запретив ненужные эмоции. Но сейчас… после долгих «бесед» с демоном броня дала трещины, сквозь них предательски забирались страх, неуверенность, жалость к самому себе…
Кажется, наступил подходящий момент, «Сэм», чуть не воя от бессилия и страха перед расправой хозяина, сидел на полу рядом с Дином. Тело Сэма устало почти так же, как измучилось тело старшего брата. Неожиданно черные зрачки демона заблестели с новой силой.

- Тебе наплевать на себя, но ради брата ты сделаешь что угодно, - он с надеждой заглянул в лицо Дина, убеждаясь, что тот в сознании и слышит его. – Что, если я перережу ему вены, что если Сэмми истечет кровью? Хочешь, я выколю ему глаза? Стоит твой злосчастный кулон жизни брата? А тебе все равно придет конец.

Последние слова он прошипел с тихой яростью.

Дин прикрыл глаза - вот он, подходящий момент.

- Зачем тебе мой холодный труп? У меня есть более интересное предложение. Моя душа в обмен на душу Сэма. Бери ее и оставь Сэма в покое.
Он не торопился открывать глаза. Зависшая тишина говорила за себя. Демон не ожидал подобного хода со стороны Дина.

- И ты заключишь со мной договор? – в голосе «Сэма» звучало сомнение. – Ты отправишься в ад вслед за своим отцом?
- Если ты оставишь тело Сэма. Думаю, хозяина порадует твоя новая добыча. – Дин говорил медленно, с трудом шевеля разбитыми губами. - Сделка выгодная.
- Еще как выгодная, приятель, - «Сэм» заметно повеселел, однако верить на слово Винчестеру не торопился. – Когда отправляемся?

Дин помедлил с ответом. Ночь прошла, доказательством служили первые лучи солнца, с трудом проникающие сквозь никем не мытое оконное стекло. Жаль было уходить так глупо, даже не прихватив с собой парочку тварей на прощанье. Вообще, жаль было уходить… Дин сжал ладони в кулаки с такой силой, что побелели костяшки пальцев. Перевел взгляд на младшего брата. Еще немного, и для них все закончится. Один уйдет навсегда, другой останется жить. Оставлять младшего брата сейчас, когда Сэму грозит превратиться в мерзкое отродье, было неразумно, но выбор небогат - либо смерть, либо смерть ради Сэмми. А там поглядим. Сэм остается один на белом свете, но пока что на белом, есть Бобби, Элен, Джо, они разделили тайну Винчестеров, они помогут. Он заставил себя так думать. Последние секунды Дин желал провести, не вспоминая о бедах семьи. Как бы хотелось обнять Сэма перед тем как… Ад сегодняшней ночи для него не закончится, он только начинается и будет длиться вечно. Вечно. Мозг и разбитое тело принялись за старое нытье. Дин решительно оборвал мрачные мысли. Разве забыл? Раздумывать и колебаться – не в твоем характере.

- Отправляемся сейчас.

«Сэм» ухмыльнулся, притворно развел руками, как бы говоря «ты сам этого хотел». Он не мог скрыть ликования. Ему уже рисовались приятные картины – Хозяин, наконец, простит его, оценит. Очередной Винчестер в руках дьявола – это огромный выигрыш.

- Тогда заключаем сделку. Надеюсь, ты помнишь правила.

Прежде, чем Дин успел сообразить, «Сэм» склонился к его лицу, Дин задохнулся от крепкого поцелуя младшего брата. Черт бы побрал эти дьявольские законы, как он мог забыть! «Сэм» успел прикусить Дину разбитую губу. Напоследок в голове Дина хулигански мелькнула мысль: «Так целовать себя я не позволял ни одной девчонке».

 

Сэм: Morning, Sleeping Beauty

Мертвую тишину тонко резало жужжание мухи. Она долго держала соло на одной ноте, спускаясь к желанному завтраку, но не успела насладиться им в полной мере. Жизнь завершилась под широкой ладонью Сэма. С омерзением скинув насекомое с губ, Сэм отер рот и приподнялся. В голове шумело, словно забыли закрыть кран в придорожном туалете. Где он находится, представлялось с трудом. Стол, деревянное кресло, потухшая керосиновая лампа. Тишина. В грязном оконном стекле преломлялись солнечные лучи, оставляя на полу хижины блики - пародию на квадрат.

Он сел, облизнул пересохшие губы. Соленый вкус крови не спутаешь ни с чем. Он провел по губам ладонью снова, не обнаружил раны, зато рука оказалась перепачканной кровью еще больше. Выставив ладони перед носом, он с нарастающей тревогой разглядывал засохшую между пальцев кровь, застывшие красные дорожки, докатившиеся до локтей.

Сэм сидел, не шелохнувшись, выжидал. Звук разговора, смех, стук дверцы машины, клацанье затвора? Нет, ничего…Тишина…

Боли не было. Он осторожно поднялся, отметив про себя, что движения даются ему легко, кости целы. Тогда откуда кровь на руках, на рубашке?

Обстановка казалась Сэму знакомой. Ну, конечно, хижина, куда заманил их демон, где пришел конец их только что обретенной семье… Как он здесь оказался, оставалось загадкой. Да и волновало это его сейчас меньше всего. Кровь на губах, одежде была не его… Защемило в животе, то ли от голода, то ли от страха. Дин! Где Дин? Последнее, что всплывало в памяти – они съехали по пролеску к озеру, хотели дать себе пару часов на отдых. Дин оставался в машине, а ему приспичило спуститься к самой воде… Кажется, что-то толкнуло в спину, был сильный удар, он даже выронил бутылку пива, плеск… все, потом мгла… блики света, иногда чей-то крик, его, Сэма ужас, тоска…. Обрывки кружились в голове, мешая сосредоточиться. Дин… только бы с ним ничего не случилось… Наверное, он уже ищет Сэма, хорошо, если только он… кровь, чужая кровь, не оставляла в покое ни на секунду. Нет, он не мог сделать это снова… С ним был Дин… он не допустил бы…

Еще не повернув головы, краем глаза он увидел что-то у стены. Пусть будет обманом зрения, пусть будет кучей тряпья, ветоши, пусть будет… еще дышащей кучей тряпья… Сэм оттягивал момент, когда увидит свою жертву. В том, что там лежит причина его грязных рук, сомнений почему-то не было. Глухое место, ночь, заброшенный охотничий домик, отсутствие помех в виде старшего брата. На месте демона он поступил бы так же, желая уединиться со своей добычей. Если только он сам не был на месте демона… Снова противно заныло в животе. Сэм, все еще не глядя на пол, достал мобильный, набрал номер Дина…. Телефон отключен… «Ладно. Я должен это сделать» Сэм глубоко вздохнул и развернулся.

***

Минуту он стоял на месте, тупо уставившись на Дина. Мысли в голове развалились как тухлятина. Мозг не хотел воспринимать картину. Он выдавал желаемую информацию о том, что перед Сэмом чье-то неподвижное тело, задача - выяснить, что произошло, при этом удобно стирая из ленты новостей, что перед ним лежит старший брат. Потому что этого не может быть. Дина нельзя застать врасплох, он не может попасть в западню, он не может умереть, он обещал, что не бросит, он должен быть рядом всегда, он должен сейчас стоять рядом и разглядывать тело, почесывая в затылке. Пихнуть локтем, отпустить неуместную шутку.

Но глаза были не согласны с мнением мозга, доказывая, кто перед Сэмом. Ежик стриженых волос, изгиб губ, драные джинсы, знакомый до боли кулон на кожаной тесьме. Против последнего мозг не нашел, что возразить. Он медленно отпускал Сэма в реальность, успев, однако, зацепиться за спасительную мысль, что Дин жив.

Сэм упал рядом, коленями прямо в красную жижу. Он избегал смотреть на нож, торчавший из плеча, неуверенно провел по расцарапанной щеке брата. Голова Дина по-прежнему свешивалась на грудь. Сэм обеими руками приподнял голову, заглянул в глаза. Они были закрыты. Сэма даже не заботил страшный вид лица, почерневшего от кровоподтеков, разбитые в кровь губы. Он ловил малейшее движение век, прислушивался к дыханию. Ничего. Он долго держал пальцы на артерии шеи, готовясь уловить слабое колебание. Ничего. Лишь теплота тела Дина приятно успокаивала, уговаривала, что брат еще в реальном мире. Но Сэм повидал немало трупов за свою короткую жизнь, он знал, что это продлится недолго. Сначала тело становится холодным и тяжелым, как камень у дороги, затем…

«Сэмми, что я могу сказать? Это опасная работа, старик. Я вытянул короткую соломинку. Это все, конец истории»

Сэм сидел на полу, опустошенный, круговерть в голове постепенно утихала. Он с силой сжал кулаки, впиваясь ногтями в ладони, приводя себя в норму. Правую ладонь больно резануло. Он раскрыл ее, ожог странной формы багровел посередине. Он знал, откуда вкус крови на губах, отчего она размазана по подбородку Дина. Наверное, нужно было закричать, завыть от отчаяния. Вместо этого приступ тошноты накатил из глубины пустого желудка. Его вырвало, вывернув наизнанку. Сэм держал перед собой руки в засохшей крови. Он знал, чья она, он знал это, еще когда увидел тело Дина у стены. «Я убил тебя. Я убил Дина».

***

Он понимал, что нужно делать. Он вышел из хижины прямо под утренние солнечные лучи, не оглядевшись вокруг, наплевав на привычную осторожность Винчестеров. «Нас больше нет. Скоро не останется никого. Желтоглазый получит последнюю добычу». Как и следовало ожидать, Импала стояла поблизости. Сэм распахнул багажник, их сокровища были аккуратно разложены по чехлам заботливой рукой старшего брата. Сэма всегда бесила в Дине неряшливость, привычка есть руками, швырять пустые стаканы от кофе за окно машины. Но если речь заходила об оружии, охоте, Сэму никогда было не догнать по аккуратности и осторожности старшего брата. Дин звериным чутьем предвидел опасность, под рукой всегда оказывался нужный нож или обрез.

Сэм разглядывал их запасы, ища подходящее. Он скользнул взглядом по пустому чехлу в панели. Здесь всегда лежал любимый нож Дина, выручавший его не раз. Удобная рукоять, тонкое каленое лезвие с зазубринами. Дин готов был спустить шкуру с Сэма, стоило ему без спросу взять нож. Сейчас бездушная сталь, предав хозяина, торчит в плече Дина, а ему самому все равно, что творится на этом свете.

Вот то, что искал Сэм. Пистолет Дина. Заряжен.

Холодный металл коснулся шеи, Сэм закрыл глаза. Все нужно делать быстро, так учил Дин, меньше раздумий в тяжелую минуту. Дин учил… Черт, помедлив, Сэм позволил себе слабость, опустил пистолет. Уйти сейчас, ни о чем не задумываясь, не ответив за то, что натворил… Может, ЭТО и есть слабость? Старший брат научил многому, скорее Дин воспитал Сэма, чем отец. Своим примером, не подзатыльниками, которые обычно в достатке имеют младшие братья.
Дин никогда бы не приставил дуло к горлу. Он любил жизнь, цеплялся за нее как кошка, выживал чудом, словно имел девять кошачьих жизней. Он бы никогда не расстался с белым светом без веской причины. «Боишься коснуться мертвого тела брата, боишься самого себя? Страх – не веская причина, чтобы прекратить твою никчемную жизнь».

Пистолет стукнулся о дно багажника, звякнув обо что-то. Из внутреннего кармана куртки брата Сэм достал нераспечатанную бутылку виски. «У него всегда запас, чертов пьянчуга». Сэм поймал себя на том, что думает о Дине как о живом. Так было легче. Походило на тихое помешательство, но так было легче.

Напиток обжег рот, он хлебнул слишком много, теперь боялся глотнуть. Он лишь видел, как это делает Дин - пьет виски прямо из горлышка бутылки. Сэм думал, что это легко. Он закашлялся, горячая жидкость спустилась в желудок, быстро сообщая голове ясность. Среди кольев, ломиков и прочей охотничьих принадлежностей заслуженный ветеран лопата красовалась своим отточенным о землю носом, полированной руками братьев рукояткой. Она отрыла уйму могил, где лежали проклятые кости, теперь ей предстояло вырыть одну, чтобы упокоить тело своего хозяина.

Сэм с виски в руке, захватив чистую тряпку и брезент, отправился в хижину. Перед дверью решимости поубавилось, он еще раз хлебнул из бутылки, гораздо увереннее, чем в первый раз.

***

Пульса не было, но тело по-прежнему оставалось теплым, не остывая ни капли. «Сколько в тебе жизни, брат, и после смерти ты не желаешь с ней расставаться без боя». Нож подался не сразу, он глубоко вошел в бревенчатую стену, наконец, чавкнув, выскользнул из развороченной раны. Кровь не последовала за ножом, иначе и быть не могло, тело мертво. «Он мертв, оставь глупую надежду».

Дин сразу сполз на пол, Сэм не успел подхватить его. Он перетащил брата на брезент, снял лохмотья, оставшиеся от рубашки.

Он видел, как это делается, он смотрел издали, как Дин готовит отца к погребению.

Тот приказал ему держаться подальше и делал все сам, накричал на него, но Сэм понимал, что Дин лишь щадит его, что грубостью он прикрывает свою растерянность, страх, горе.

Не пожалев виски, он смочил тряпку. Вытер кровь под носом, на губах, с нежностью провел рукой по небритой щеке. Дин никогда бы не позволил Сэму подобного.

«Только без телячьих нежностей»

Прости, Дин, в последний раз.

Принято омывать покойника водой, но из подходящей жидкости под рукой лишь виски. Сэм еще раз провел проспиртованной тряпкой по губам брата, выжав ему несколько капель. Усмехнулся. «Дин, думаю, ты не будешь против». Зато спирт легко оттирал засохшие бурые потеки, дело спорилось. Рваная рана на правом плече теперь выглядела вполне аккуратно. Он еще раз прошелся тряпкой по кровоподтекам на груди, плечах, очищая от грязи, запекшейся крови. Он редко приглядывался к Дину, когда тот выходил из душа или валялся утром в кровати, с трудом продирая глаза. Сейчас только Сэм заметил, какое количество больших и малых порезов, шрамов покрывает тело брата.

За те два года, что Сэм провел в уютных аудиториях и библиотеках Стэнфорда, Дин успел многое пережить. Кровь прихлынула к лицу Сэма. Он всегда считал, что поступил правильно, уехав устраивать собственную судьбу, оставив Дина и отца один на один с их бесконечной погоней за демонами. Горечь, бесполезная теперь горечь оттого, что время не повернуть вспять, что раскаяние теперь бесполезно, стучала в висках. Если бы он был там с ними, с отцом… с Дином, если бы он стоял рядом с ним в трудную минуту… Сколько отметин, следов схваток с тварями не нащупывал бы он сейчас дрожащей рукой.

Удивительно как быстро заживали раны Дина, оставляя лишь беловатые рубцы-отметины. Шрам от пули на правом плече успел затянулся, но кожа вокруг еще напоминала о ранении розовым расплывшимся пятном. Сэм коснулся его, пересиливая себя. Его работа. Своими руками он нанес брату рану, пусть не желая того, пусть не осознавая. Сегодня он зашел слишком далеко… Сэм почувствовал новый приступ тошноты, крадущийся к горлу и быстро хлебнул из бутылки.

Он отстранился, любуясь работой. Дин лежал на полу на растянутом брезенте такой спокойный, серьезный, даже мертвое тело сохраняло упругую красоту мышц. Совершенно чужой Дин. Сэм вздохнул. Он отдал бы половину жизни, чтобы получить сейчас от брата затрещину в зубы, услышать: «Иди ты к черту!»

Сэм старательно закутал Дина в полотно, поднял как ребенка. О, до чего тяжело, пожалуй, стоило понести на плече. Как куль с солью, что покупали Винчестеры для охоты на нечисть. Но тогда надо признаться самому себе, что ты несешь неживое. Нет, сейчас он посадит Дина на свое место в Импале, сам сядет за руль, они поедут долгой прямой дорогой, пока им обоим не приглянется местечко для могилы.

Сэм медленно сходил с ума. Или ему так казалось? Ему хотелось сойти с ума…

 

Дин: Go to Hell

Резкая боль агонии сменилась полным бесчувствием и покоем. Звуки гасились, словно падали в вату. Вязкая темнота постепенно рассеивалась. Дин не мог определить, в каком положении находится его тело… то есть… тела быть не могло… Но сознание существовало и выдавало удобные образы. Он не чувствовал рук, ног, он не ощущал дыхания в груди, но он существовал. А это кое-что значит для Дина Винчестера.
Сознание решило, что следует принять вертикальное положение, и вот он уже стоит. Мгла расходится в стороны, открывая смутные очертания здания, до боли знакомого. Серые стены, облупившаяся краска, белые подоконники. Окна глядели черными пустыми глазницами.

Дин двинулся к дому. Именно двинулся, а не пошел. Слышался стук шагов, но ударов ступней о землю не ощущалось, хотя он знал, что переставляет ноги, одну за другой, приближаясь к крыльцу. Странное состояние немного забавляло его. «Так вот каково это – очутиться в аду. На первый взгляд, не так уж плохо» Дин пытался шутить, его сознание хотело продержаться на плаву как можно дольше до того, как… до того, как нечеловеческие страдания закуют его в кандалы. «Может, я иду к своей погибели?» - задавался он вопросом, поднимаясь по ступеням крыльца. Но остановиться не смел, его влекла в дом непреодолимая сила. И собственное желание. Дин понимал, что очутился здесь не случайно.

На пороге он остановился. Здесь ничего не изменилось. Ничего за те двадцать три года, что он отсутствовал. Поколебавшись мгновение, он вошел в дом. Его родной дом в Лоуренсе.

Он встретил своего постояльца мертвой тишиной. Дин помедлил и сделал шаг. Он почувствовал, что сделал это, по-прежнему не ощущая прикосновений, казалось, он сделан из зефира, который они с Сэмми жарили на костре, на пустыре за автостоянкой.

«Не думать о Сэмми».

Его повлекло к лестнице, ведущей на второй этаж, к спальням. Дин знал, что ему нужно подняться туда. В прихожей царил полумрак, сероватый тусклый свет просачивался из ниоткуда. Пол прихожей был темен и поблескивал, отражая металлические поверхности. Дин шел к лестнице, утопая в чем-то мягком, колышущемся, он слышал чавканье при каждом своем шаге, сам ступая словно по воздуху, не ощущая ног. Ступени лестницы взмывали вверх гораздо круче, чем это помнилось Дину по своему детству. Сделав шаг, он опять услышал шлепок. Взглянув вверх, туда, куда ему предстояло забраться, он увидел, что черная густая жидкость медленно стекает по ступеням вниз, заполняя пространство первого этажа, заползая в щели пола.

Под чавканье жижи под неощутимыми ногами он, как во сне, поднимался к спальням, и ему казалось, что лестница никогда не кончится. Наконец двери в комнаты. Только сейчас он заметил, что из комнаты Сэма пробиваются лучи света сквозь щели в обналичке. Толкнув дверь, он остановился. Он уже давно ничему не удивлялся, он привык к резким поворотам в своей недолгой жизни. Он знал, на что шел, когда обменял свою душу на жизнь младшего брата. Он отбросил мысли и воспоминания о земной жизни, он запретил себе думать об этом. Он полагал, что в дом влечет его сила, которая лишь готовит для него местечко в вечном аду. Он приготовил себя к встрече с вечным муками, он ожидал встретить здесь свой ад. Но открывшаяся перед ним картина была не его преисподней. Здесь суждено отбывать вечный срок Джону Винчестеру.

***

Желтый свет ночника у кроватки Сэмми слабо освещал комнату. Отец стоял неподвижно, по чьему-то приказу, а может, его сознание приняло такое решение. Ноги Джона по щиколотку утопали в темной жидкой массе, которая, покрывая пол детской, теперь выплескивалась с большим напором в открытую Дином дверь, стекала по лестнице. Щеки отца покрывала привычная щетина с пробивающейся сединой. Пальто на распашку, руки безвольно опущены. Он не замечал Дина, стоящего всего в двух шагах. Его взгляд был устремлен вверх, глаза, не мигая, смотрели в одну точку. Дин медленно повернул невесомую голову в ту же сторону. Он уже знал, что увидит. Распластавшись, разметав волосы, его мать была прикована к потолку. Огонь окружал ее, странное пламя, от которого исходил скорее холод. Языки пламени почти касались лица, золотистых волос. Дин не слышал треска сгорающих досок, не чувствовал едкого дыма. Это пламя было лишь для его мамы. И оно пожирало ее со всех сторон, кожа лопалась волдырями, лицо исказила жуткая гримаса боли. Но хуже всего выглядела рана поперек живота, из которой капля за каплей сочилась кровь.

Дин попятился, поскальзываясь. Он понял, что за темные потоки стекали по лестнице, заполняли комнаты. Это кровь его матери. Если бы мог, он закричал, дико, как раненное животное. Но его словно уложили в вату, окружили невидимой оболочкой.

Он очутился в аду семьи Винчестеров.

***

Отец все так же, не мигая, смотрел на потолок, словно каменная статуя. Лишь по налитым кровью, слезящимся глазам можно было понять, что творится с душой Джона Винчестера.
Чудовищная жертва, принесенная им ради спасения старшего сына, ужаснула Дина. И он понимал, что ему уготованы не меньшие муки. Ему лишь показали ад его отца, готовя к чему-то еще более страшному.

Он снова поднял голову к потолку, медленно, через силу. Он должен был взглянуть на мать, пересилить страх и боль. Мэри, до этого ловящая взгляд Джона, теперь пристально смотрела на Дина, открывая рот в беззвучном крике, лицо ее было искажено еще больше, на этот раз оно излучало ужас, но не страдание. Она шевелила губами, пыталась что-то сказать сыну.

Дин, как зачарованный, не мог отвести взгляда от матери. В этот момент тяжелая рука легла на плечо. Рука отца. Дин боялся тронуться с места. Он ощущал прикосновение, не имея на то причин, как ему казалось - его тела не существовало. Он боялся встретиться с отцом взглядом. Это значило для Джона понять, что его адские муки оказались напрасны, что, умерев ради сына, он лишь отсрочил его появление в преисподней. Дин не выполнил наказ отца, он не присматривает за Сэмми… Забыв, где он находится, забыв о своем нынешнем состоянии, он лишь чувствовал себя ослушавшимся ребенком, готовым принять упреки, понести наказание. Дин подчинился властной руке отца, разворачивающей его лицом к лицу. Звуки голоса, человеческого голоса, показались Дину нереальными. Но еще более его поразили слова отца.

- Немедленно уходи отсюда! – Джон говорил с сыном привычно, тоном приказа.

Смешно. Как будто у него есть выбор. Уходить куда? В любом уголке дьявольского логова его ожидает тот же ад, что и здесь. Он настигнет его повсюду, это лишь вопрос времени.

- Ты должен выйти из дома как можно быстрее!

И это встреча отца и сына после долгой разлуки в этих приятных глазу окрестностях? «Интересно, смогли бы мы обняться? Я вижу отца или мне только кажется? Возможно, мне морочат голову. Если она у меня еще есть». Сильные пальцы сдавили правое плечо, но теперь Дин не ощущал там боли, лишь чувство, которое он испытывал, когда сжимал подушку, валясь с ног от усталости на постель в мотеле. Только теперь невесомым пухом подушки был он сам. Ироничный взгляд Дина разбился на мелкие осколки о неожиданно мягкий взгляд отца, полный страха, любви, тревоги за сына.

- Дин, у тебя еще есть время. Ты можешь спастись. Не думай ни о чем, просто беги
отсюда, - торопливо говорил Джон, толкая сына к двери. – Он скоро будет здесь.
- Папа, я …

Словами выразить горечь потери, благодарность за жизнь в подарок? Пусть всего на год отсроченная смерть, но он прожил его не зря, уложив вместе с Сэмом немало тварей. Сэм…. Он виновато посмотрел на отца.

- Я не выполнил твой приказ, Сэм… я… виноват, прости
- Дин… Ты многого не знаешь, это я должен просить прощения у тебя. Я и твоя мама. Сейчас не думай об этом. Мы сделали все, чтобы защитить вас, это должно помочь. Если ты поторопишься. Я уже слышу его.

Джон буквально выпихнул сына из комнаты. Дин успел встретиться взглядом с матерью, лицо ее было искажено страхом, недвижная, она следила за сыном глазами, губы кривились, пытаясь произнести неведомые слова… Дин отступал прочь из комнаты, не в силах оторвать от нее глаз. Поскальзываясь в крови матери на неслышных, как кошачьи лапы, ногах, он почти скатился с лестницы. Привыкнув подчиняться отцовским словам как приказам, он бежал к выходу из дома по морю красной жидкости. На ходу он лихорадочно обдумывал слова отца. «Дин, у тебя еще есть время. Ты можешь спастись» Но как? Спастись от ада, в котором очутился навеки? Спастись от чего?

Он не успел протянуть руку к двери, она распахнулась сама. На пороге стоял Желтоглазый. Дина обдало холодом камер в морге, примерно тот же смрад покойницкой ударил в нос. Дин сделал открытие, что может различать запахи, что чувства шаг за шагом возвращались к нему.

Он не мог описать лица демона, но он видел его каждой частичкой своей души, он ненавидел его каждой частичкой своей души. Лишь огромные немигающие глаза, мерцающие желтым цветом, он различал ясно, они приковывали к себе. Демон излучал довольствие, он спокойно разглядывал Дина, словно товар, только что полученный по каталогу. Он не торопился войти в дом.

- Дин Винчестер. Трудно сказать, чего я желал больше – отца или тебя. Но теперь у меня полный комплект, - его голос вливался в Дина, как расплавленный свинец в уши. – Такого подарка я давно не получал. Я прощаю тебя.

Дин, прикованный к месту нахлынувшим ужасом, с которым не мог справиться, не понимая слов о прощении, смотрел на Желтоглазого, ожидая продолжения. И оно последовало. Сгусток тьмы за спиной демона постепенно приобретал форму. Причем весьма соблазнительную. Дин узнал демона. Перекресток четырех дорог. Мучитель Сэмми, его мучитель, причина его гибели. Если бы под рукой было ружье с солью, дневник отца… Ненависть захлестнула его, перекрывая страх, одна лишь ненависть теперь владела им. Желтоглазый был доволен реакцией Дина. Он обернулся, потрепал по щеке пышногрудую брюнетку.

- А она молодец, ловко обвела вокруг пальца одного из лучших охотников. Тебе ведь больше нравится видеть ее в этой форме, а не в теле брата? Мы решили сделать тебе приятное, - он усмехнулся и снова обернулся к демону. – Да, я прощаю тебя.

Он протянул ей руку для поцелуя. Девушка склонила колени перед хозяином, не отрывая взгляда огромных черных глаз от Дина, скалясь в улыбке, которая не предвещала ничего хорошего.

Слева от желтоглазого всколыхнулась тьма, принимая знакомые очертания. Мэг.

- Ты ведь рад меня видеть, Дин?

В отличие от прощенной только что демонши, Мэг даже не пыталась скрыть свои чувства за улыбкой, черные немигающие зрачки заполнили всю территорию глаз, яростно поблескивая.

Окончание читайте здесь.


Дата публикации: 27/03/2007
Прочитано: 5880 раз
Дополнительно на данную тему:
Кулон
Вслед уходящему
Вслед уходящему. Часть 2
Вслед уходящему. Часть 3
Вслед уходящему. Часть 4
Вслед уходящему. Часть 5
Вслед уходящему. Часть 6
Вслед уходящему. Часть 7
Вслед уходящему. Часть 8
В моих руках

Назад | Начало | Наверх
Supernatural является собственностью The WB Television Network и The CW Television Network. Все текстовые, графические и мультимедиа материалы, размещённые на сайте, принадлежат их авторам и демонстрируются исключительно в ознакомительных целях. Оригинальные материалы являются собственностью сайта, любое их использование (или модификация) за пределами сайта только с письменного разрешения администрации.


Supernatural Russia © 2006-2013 Silence & Marta

:: fiblack phpbb2 style by Daz :: PHP-Nuke theme by www.hellhole.org ::

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
The Russian localization - project Rus-PhpNuke.com